Путин споткнулся о свою вертикаль

А его ручная машина проржавела

17 июля 2013 в 16:49, просмотров: 50167
Путин споткнулся о свою вертикаль
фото: Наталия Губернаторова
Владимир Путин

Президент в гневе. Разносы подчиненным он устраивает со все более пугающей частотой. А они все чаще не выдерживают психологического террора (а может, не только психологического) — и разбегаются по тихим углам. Даже автор идеи суверенной демократии и тот дал слабину, удалившись куда-то в инновационные поля. Столь же милые его сердцу, как и ограниченное самоуправством государя народовластие.

Но как не войти в положение Владимира Путина? Его указы подчиненные игнорируют абсолютно внаглую. Просто кормят обещаниями и тянут резину.

«Дорогие друзья мои, вы работать будете или нет?!» — возмутился на днях президент в Южно-Сахалинске, когда узнал, что Федеральная целевая программа (ФЦП) развития Дальнего Востока выполнена максимум на 20%.

А по мне, так хорошо, что на двадцать. Могли бы и на 1%. Или на целый ноль. Другого ожидать от выпестованной за последние 13 лет самим Владимиром Путиным вертикали власти ожидать трудно. Основа этой вертикали — ручное управление. Правда, в первые два своих «царствования» он кое-что передоверял подчиненным. Например, монетизацию льгот, которую провело в начале 2005 года правительство Михаила Фрадкова. И что же? Возмущенные пенсионеры во многих городах перекрыли улицы. Путин до сих пор корит за это социальный блок: «Обещали все просчитать, и чем все закончилось?».

Сейчас таких провалов он позволить уже не может. Степень напряженности в обществе повыше, чем 7–8 лет назад. Как-никак «тучные» нефтяные годы стремительно остаются позади. Поэтому президент все сильнее закручивает исполнительские «гайки», управляя министрами и вице-премьерами в обход премьера. Конечно, это было и раньше, но теперь делается с изощренной публичностью. И причина не только в том, что Дмитрий Медведев явно не устраивает президента как премьер и лидер правящей партии. Путину приходится все чаще доказывать избирателям, что царь, как всегда, высокоэффективен, вот только опять бояре подкачали. Кроме того, президенту выгодно, чтобы министры чувствовали себя «подвешенными», а для этого надо отдавать им невыполнимые приказы.

Результат — глубокий кризис, неуправляемость вертикали власти, если говорить не о репрессивных, а о прогрессивных идеях. Всех подчиненных не перепроверишь, всех проштрафившихся не уволишь: слишком коротка стала у Путина скамейка «эффективных» менеджеров. Поэтому его указы и тонут в бюрократическом мусоре. Но и отказаться от выпестованной собственноручно системы он не может. Тронешь ее хоть сверху, хоть снизу — и дело всей жизни рухнет.

Кстати, Медведев зря в свое время объявил войну коррупции. Ручное управление работает только с коррупционной «смазкой»: 50% госинвестиций «откатят», зато на остальные хоть что-то сделают. А теперь — возьмут и сбегут со всеми деньгами. Вот Минфин и не хочет инвестировать в никуда.

Впрочем, раскачивают вертикаль власти не только отдельные неисполнительные министры и чиновные взяточники. Тут дело сложнее. Пресловутая вертикаль погубила в России рынок. Более половины активов в стране давно принадлежат государству. Управляются они как нельзя хуже. Масштабная приватизация топчется на месте. Правила бизнес-игры на местах определяют губернаторы и правоохранители. В этих условиях частный бизнес если и инвестирует, то лишь в краткосрочные проекты. Чтобы побыстрее отбить вложенные деньги. Инфраструктура же дело долгое и затратное.

Государству в лице федерального бюджета или, как обещают, Фонда национального благосостояния приходится брать все на себя. Но бюджет не резиновый. К тому же между госведомствами и реальной экономикой так и не создана прокладка, в которой бы выделенные средства аккумулировались, а затем направлялись в ключевые звенья. Учредили было несколько госкорпораций, но те оказались на деле своего рода федеральными офшорами, непрозрачными для налоговых органов и приносящими зачастую одни убытки.

Не срабатывают и другие инструменты. В 2005 году, например, под давлением Германа Грефа и Михаила Фрадкова (Алексей Кудрин был против) учредили в рамках федерального бюджета инвестиционный фонд. Выделили ему до кризиса более 200 млрд рублей. Пилотный проект — автобан Москва — Петербург. У меня вопрос: и где он? Удалось только вырубить Химкинский лес.

Кстати, деньги, что удивительно, не украли. Просто вернули в 2009 году обратно в основную часть бюджета. Сейчас ищут концессионеров, которые бы злополучную трассу наконец построили. Но за это нам придется платить по 2,6 рубля за каждый километр.

С дорогами творится вообще нечто невообразимое. Не строятся, и все тут. Путин недавно жаловался: возродили дорожные фонды, денег там накопили, а теперь губернаторы просят потратить их на другие цели, потому что подрядчиков нет.

Вот и на Дальнем Востоке подрядчиков не сыскать. Кроме, может быть, РЖД, которым предстоит модернизировать БАМ и Транссиб. Для этой цели через Министерство Дальнего Востока будут выделять до 120 млрд рублей ежегодно. Остальное «возрождение» этого региона пойдет через бюджеты других ведомств. Во всяком случае, так говорится в последней версии ФЦП.

Возможно, впрочем, все еще проще. Пару лет назад некоторые высокопоставленные чиновники лоббировали идею создания новой особо крупной госкорпорации по освоению средств, выделяемых на Дальний Восток. Но тогда Путина убедили, что опасно чуть ли не две трети территории страны отдавать на откуп новоявленной «Ост-Индской компании». А сейчас авторы «золотого» проекта ненавязчиво демонстрируют президенту, что зря он тогда отказался от такой «замечательной» идеи.

Анекдот дня

— Вы работать будете? — раскритиковал Путин чиновников Дальнего Востока.

— Сегодня — да! — ответили чиновники Путину. — Но вы же к нам ненадолго?



Партнеры