Бельгия меняет короля: Альберт II уступает трон своему сыну Филиппу

Новому монарху достается расколотая страна – выживет ли федеративная монархия?

21 июля 2013 в 11:47, просмотров: 4278

«Новый король бельгийцев наследует политическую бомбу с часовым механизмом». «В Бельгии коронуется седьмой король на фоне сомнений насчет восьмого». Такие не слишком оптимистичные заголовки можно было видеть в СМИ в преддверии 21 июля, дня национального праздника, на который назначил свое отречение от трона король бельгийцев Альберт Второй в пользу своего сына принца Филиппа.

Бельгия меняет короля: Альберт II уступает трон своему сыну Филиппу
фото: Андрей Яшлавский
Принц Филипп

Царствовавший после смерти в 1993 г. своего брата короля Бодуэна 79-летний Альберт Второй в начале июля официально подтвердил ходившие несколько месяцев слухи о своем решении покинуть трон. Новым главой бельгийской монархии становится его сын, 53-летний принц Филипп, герцог Брабантский.

Уже в ноябре силуэт нового короля бельгийцев Филиппа появится на почтовых марках, а в январе его лик будет отчеканен на выпускаемых для Бельгии евромонетах.

Старший сын короля Альберта II и королевы Паолы принц Филипп в 1981 году закончил Королевскую военную школу, у него имеются военные специальности пилота и десантника. Его опыт включает одиночные полеты на «Мираже» бельгийских ВВС и командование взводом десантников. Гражданское образование будущий монарх получал в Тринити-колледже Оксфордского университета, он вполне может претендовать на лавры профессионального политолога. А в 1993 году решением правительства принц Филипп был утвержден Почетным председателем Бельгийской организации международной торговли (с 2003 г. – Бельгийского торгового агентства). В этом качестве герцог Брабантский неоднократно приезжал с деловыми визитами в Россию.

Филипп женат на принцессе Матильде, дочери бельгийского графа Патрика Анри д'Удекем д'Акоза и польской графини Анны Коморовской. Пара познакомилась в 1996 году на теннисном корте – но до поры до времени их отношения тщательно скрывались. В конце 1999 года Филипп и Матильда сочетались браком. У четы – четверо детей. Старшая из них, 11-летняя принцесса Елизавета Бельгийская станет со вступлением на престол ее отца наследницей трона.

Но легкой и безоблачной жизни политические эксперты новоиспеченному монарху не обещают. А самые радикальные из них вообще задаются вопросом: а есть ли будущее у Королевства Бельгии в его нынешнем виде?

В самом по себе отречении короля Альберта ничего особенного нет – взглянем хотя бы на соседнюю Голландию, где королева Беатрикс отреклась несколько месяцев назад в пользу своего сына Виллема-Александра, принца Оранского. Но одно дело стабильные Нидерланды, и другое – Бельгия.

– Убежден, что поддержание единства нашего государства жизненно важно не только для качества нашей совместной жизни, для которой необходим диалог, но также для сохранения нашего общего благосостояния, — говорил уходящий монарх в своем телеобращении к бельгийцам.

Если уж Соединенному Королевству с его старыми добрыми традициями угрожает призрак сепаратизма и выхода из его состава Шотландии, то для Бельгии распад на Фландрию и Валлонию выглядит вполне вероятной перспективой. Сторонники сохранения государства с тревогой ожидают выборов в мае будущего года, где многие прогнозируют серьезный успех фламандских сепаратистов, настроенных к тому же республикански. Часть националистически настроенных парламентариев из Фландрии даже объявили бойкот коронационным торжествам.

Бельгия – одно из самых молодых государств Западной Европы, получившее независимость от Голландии в 1830 году. Более развитая экономически и говорящая по-голландски Фландрия не в восторге от сожительства под одной крышей с менее развитой франкоязычной Валлонией (в духе «Хватит кормить валлонцев»). И наоборот. Правда, валлонские сепаратисты хотели бы воссоединиться с матерью-Францией. Как сказал несколько лет назад в интервью «МК» генеральный секретарь партии "Объединение Валлония-Франция" Лоран БРОНЬЕ, «мы, валлоны, по сути – французы. Наш язык и наша культура - французские. У нас так много общего с французами и почти ничего общего с фламандцами. Вопрос не в том, прекратит ли Бельгия свое существование или нет. Вопрос другой: когда и как это произойдет. Единожды сделанный выбор Франции будет очевиден для народа Валлонии. Быть регионом Франции - это естественный выбор... На протяжении десятилетий в бельгийской федеральной системе доминирует фламандское большинство. Стратегические решения федерального правительства всегда проводились в соответствии с фламандскими интересами. Франция более уважительно относится к нуждающимся регионам и более полезна для них. Более того, возникнут условия для свободных валлонских инициатив и экономического роста Валлонии».

Получается парадокс: страна, где базируются многие институты единой Европой, чья столица фактически является «столицей» Евросоюза, сама рискует развалиться. И это отнюдь не взятое с потолка «пророчество». Вспомним хотя бы, как в ходе политического кризиса 2010-2011 гг. Бельгия установила своеобразный рекорд, оставаясь без правительства в течение 541 дня. Еще одной такой встряски шаткая бельгийская федерация может не выдержать.

 



Партнеры