Путина просят не принимать закон о «реабилитации нацизма»

Вольное историческое общество считает его формулировки недопустимыми

28 апреля 2014 в 12:38, просмотров: 5139

"Закон содержит явные противоречия, а также формулировки, представляющие опасность для исторического сознания общества"

Путина просят не принимать закон о «реабилитации нацизма»
фото: Наталия Губернаторова

«Обращение членов Вольного исторического общества к Президенту, Совету Федерации, Государственной думе Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона №197582-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (по вопросу установления уголовной ответственности за посягательство на историческую память в отношении событий, имевших место в период Второй мировой войны).

23 апреля 2014 года Государственная дума РФ дополнила Уголовный кодекс статьей 3541 «Реабилитация нацизма». При этом были проигнорированы серьезные сомнения, высказанные во время обсуждения законопроекта историками и юристами, также нет сведений о профессиональной исторической экспертизе законопроекта. Закон содержит явные противоречия, а также формулировки, представляющие опасность для исторического сознания общества.

1. Новая статья в Уголовном кодексе названа «Реабилитация нацизма». Слово «реабилитация» в отечественной истории имеет четкие положительные коннотации: так называли процесс исправления несправедливости и отмену незаконных судебных и внесудебных решений. Именно такое определение дано термину «реабилитация» и в действующем Уголовно-процессуальном кодексе РФ (ст. 5. п. 34). Сочетание этого слова с понятием «нацизм» делает мыслимым отношение к осуждению нацизма как к «несправедливому». Считаем выбранное слово крайне неудачным в данном контексте.

2. Статья в УК неоправданно расширяет «реабилитацию» или оправдание нацизма до «распространения заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны», «распространения выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества», а также до «осквернения символов воинской славы России, совершенных публично». Такой подход размывает само понятие «нацизм», снижает в общественном сознании его неприемлемость, ставя оправдание преступлений против человечности в один ряд с хулиганством. К памятным датам России, связанным с защитой Отечества, относятся события Ледового побоища, Куликовской битвы и других побед русского оружия в течение многих веков, которые в новом законе непонятным образом также увязываются с борьбой с нацизмом. Непонятным остается и как «сведения» могут «выражать неуважение к обществу», и каким образом можно это определить.

3. Статья в УК включает в состав преступления «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны». Включение понятия «заведомо ложные сведения» по отношению к знанию о прошлом требует либо установления «официальной трактовки» всех событий войны, отход от которой будет криминализирован, либо создает основу для произвольного правоприменения. Историческая наука представляет собой поиск истины, неотъемлемый от постановки острых исследовательских вопросов. Теперь историки имеют основание опасаться, что такой поиск может быть произвольно объявлен «распространением заведомо ложных фактов», а обнаружение новых исторических источников — «искусственным созданием доказательств обвинения».

Считаем недопустимым введение законодательного запрета на исторический поиск. Превращение истории Второй мировой войны в «канонический нарратив», закрытый для критики и новых вопросов, станет ударом по историческому сознанию россиян, в котором память о войне играет центральную роль. В результате российские историки потеряют возможность отстаивать научные позиции в спорах с носителями альтернативных взглядов на Вторую мировую войну и роль в ней Советского Союза.

Отстаивая свободу научных дискуссий, критически относясь к любым ограничениям права историков на исследование прошлого, обращаем внимание на тот факт, что мемориальные законы, существующие в некоторых странах Европы, защищают память жертв геноцида и преступлений, совершенных государством на его собственной территории; российский же законопроект направлен на защиту государственной версии истории и потенциально подавляет память жертв государственной политики.

Рамочное решение Европейского Союза от 28 ноября 2008 г. «О борьбе с отдельными формами и проявлениями расизма и ксенофобии посредством уголовного права» считает недопустимым «публичное непризнание самого факта («отрицание») (…) преступлений против мира и безопасности человечества, подпадающих под юрисдикцию Международного уголовного суда ООН и ранее Международного военного трибунала для суда над нацистскими преступниками (Нюрнбергского трибунала)», то есть всех фактов, являющихся преступлениями в соответствии с определением Устава Нюрнбергского трибунала, независимо от того, попали ли подобные преступления в приговор.

Российская же версия упоминает «установленные приговором факты». Таким образом вместо принципиального осуждения некоторых практик государства как преступных новый закон защищает исчерпывающий перечень фактов, попавших в приговор Нюрнбергского трибунала, одновременно запрещая применение его принципов к исследованию других событий Второй мировой войны.

Считаем необходимым отклонить данный законопроект как дискредитирующий государство и крайне опасный для общества», — говорится в тексте обращения, присланного в «МК».



Партнеры