Американская лечебная бумага

Письма президенту

4 сентября 2014 в 17:48, просмотров: 47384
Американская лечебная бумага
фото: Алексей Меринов

Г-н президент, долго вам не писал; видел, как вы воюете на два фронта: с Америкой и с пятой колонной; молча переживал. Но нельзя же вечно отмалчиваться…

Это письмо, надеюсь, поможет нашей стране в борьбе и с Америкой, и с пятой колонной (они связаны друг с другом больше, чем вы думаете; можно сказать, повязаны).

Для врагов наша страна просто рынок. Плевать им на нашу историю, культуру, идеалы и высокую нравственность. Американцы здесь делают деньги. Продают свой товар, а прибыль откачивают к себе в США. А пятая колонна им изобретательно содействует (надеются, сволочи, что об этом никто не узнает).

А теперь, г-н президент, научная сенсация. Американская фирма изобрела способ, как сделать бумагу — лекарством для русских!

Первое. В аптеках продают лекарства, всякие таблетки, капсулы. Лечебного вещества в них обычно очень мало — миллиграммы, пылинки. Чтобы таблетку или капсулу можно было взять пальцами и положить в рот и чтобы она по дороге не потерялась, к лекарственному веществу добавляют какое-нибудь нейтральное. Чаще всего диоксид кремния или кристаллическую целлюлозу. Их везде как грязи. Диоксид кремния — просто речной песок, а кристаллическая целлюлоза — можно сказать, просто бумага. То и другое размалывают в тончайшую пыль и смешивают с лекарством, доводя дозу до нужного объёма.

Песок и бумага хороши тем, что не растворяются, не усваиваются организмом. Сколько съел — столько же и выйдет наружу. Лекарство в капсуле называется «активное вещество», а нейтральный наполнитель — «вспомогательное».

И вот чудо: американская фармацевтическая компания сумела сделать бумагу активным лечебным веществом. А Минздрав России помог это уникальное открытие запатентовать.

Второе. Есть лекарства, которые можно купить только по спецрецепту.

Помните адмирала Апанасенко, который полгода назад застрелился от невыносимой боли. Вот что написала тогда его дочь:

«У папы была терминальная стадия рака. Он мужественно терпел боль. Моя мама попыталась получить для него морфин. Чтобы получить ампулы на 5 дней, нужно было много часов пробегать по разным кабинетам в поликлинике, несколько дней. Под вечер не хватило одной подписи, и поликлиника закрылась. В совершенно измученном состоянии моя мама пришла домой БЕЗ обезболивающего. Папа был возмущён. Это стало последней каплей. Ночью он всё приготовил, оставил чёткую записку с указанием причин: «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам готов мучиться, но видеть страдания своих родных и близких непереносимо». Поставил число, время, подпись. Достал наградной пистолет…»

Шума, г-н президент, было много, но накатил Крым, война на Украине… А война, как известно, всё спишет. Но главное, когда идёт война, всё забывается моментально, всё становится мелким; какое значение имеет клизма рядом с мировым катаклизмом; одним контр-адмиралом больше, одним контр-адмиралом меньше…

Но даже если бы жена контр-адмирала Апанасенко сумела получить все подписи и печати на особый рецептурный бланк (бланк строгой отчётности), не факт, что смогла бы в тот же вечер купить лекарство.

Очень немногие аптеки продают лекарства из строгого списка. Не хотят связываться, не хотят неприятностей. Даже если совершенно законно торгуешь такими средствами, нужны решётки на окна, охрана, специальные хранилища; отпустив лекарство, рецепт надо подшить, записать в спецжурнал, хранить три года; а ФСКН (Федеральная служба по контролю над наркотиками) то и дело будет вламываться с проверкой: чуть что не сойдётся — будет аптекарям Уголовный кодекс; да-да, до 8 лет лишения свободы.

фото: Геннадий Черкасов

Теперь, г-н президент, вы всё поймёте про Америку и пятую колонну.

Совсем недавно в аптеках России продавалось два абсолютно одинаковых лекарства. Только названия разные.

Русская фирма выпускала «Голдлайн», американская фирма — «Редуксин». В обоих активное вещество — сибутрамин, а вспомогательное — целлюлоза.

Оба лекарства пользовались спросом, продавались на миллиарды рублей в год.

Российский конкурент особенно мешал американцам просто потому, что качество одинаковое, а цена отличалась вдвое. Наше — тысяча рублей, американское — две.

И вдруг в аптеках остался только американский «Редуксин», а отечественный «Голдлайн» исчез. Повезло американцам, конкурент пропал.

А случилось так. Месяц назад, 5 августа, правительственная «Российская газета» опубликовала Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации №183н «Об утверждении перечня лекарственных средств для медицинского применения, подлежащих предметно-количественному учету». Это и есть те средства, на которые надо получать спецрецепт и которыми торгуют далеко не все аптеки.

Во втором разделе приказа перечислены: «Лекарственные средства, внесённые в списки сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации…»

Следует список — почти четыре десятка названий. Среди них сибутрамин.

Возможно, вы решили, что с 5 августа надо добывать особый рецепт, искать особую аптеку… Это не совсем так.

На российский «Голдлайн» теперь действительно нужен спецрецепт. Но добывать его не имеет смысла. Аптеки немедленно отказались торговать лекарством, попавшим в список, и все запасы «Голдлайна» отправили обратно производителю.

А вот американский «Редуксин» в открытой продаже остался, и никакого спецрецепта не надо.

Произошло чудо. Прежде чем Минздрав России включил сибутрамин в особый список, формула «Редуксина» изменилась.

Было:

«Активное вещество: сибутрамин — 10 мг.

Вспомогательное вещество: целлюлоза».

Стало:

«Активные вещества: сибутрамин — 10 мг

и целлюлоза — 158,5 мг.

Вспомогательное вещество: кальция стеарат — 1,5 мг».

Понимаете? Наверное, нет. А в Минздраве поняли. Если активное вещество — одинокий сибутрамин (как в российском лекарстве) — тогда запрет. А если активных двое — сибутрамин и целлюлоза (как в американском) — тогда запрета нет. Ещё заметьте: в новой формуле исчезающе мало вспомогательного вещества. Полтора миллиграмма, пылинка! Так не бывает. Это потому, что в ампуле бумага как была наполнителем, так и осталась. И только в официальных бумагах Минздрава она стала лекарством.

Теперь понимаете? Американцы назвали целлюлозу активным веществом, а Минздрав России немедленно «поверил» в этот бред.

Одни люди не постеснялись написать, что бумага теперь (и только в этом лекарстве) имеет лечебные свойства. Другие люди не постеснялись это внести в министерские документы и узаконить публикацией в правительственной газете.

Вот вам и пятая колонна.

Вам, г-н президент, зная вашу доверчивость, конечно, скажут, будто это случайно совпало: сперва американцы изменили формулу, а потом российский Минздрав уничтожил российского конкурента американцев.

Вообще-то мы знаем, как сделать целлюлозу активной настолько, чтобы вылечить целое министерство нашей родины. Надо на этой целлюлозе напечатать портреты Бенджамена Франклина, цифрами: «100», буквами: «ONE HUNDRED DOLLARS» и ещё дополнительно: «IN GOD WE TRUST». В переводе на русский эти надписи значат: «СТО ДОЛЛАРОВ» и «В БОГА МЫ ВЕРИМ».

Видели такие? Эти бумажки (так на них написано) верят в бога, а чиновники — в эти бумажки.

На вывеске ЗДРАВООХРАНЕНИЕ, а в натуре что?.. Есть такая старая нравоучительная сказка (то ли Андерсен, то ли братья Гримм): в каком-то королевстве король назначил спекулянта импортной мебелью министром обороны. И по всем бумагам это теперь был министр, а по натуре-то он остался спекулянтом; только вместо импортной мебели он теперь предпочитал импортные танки, вертолётоносцы… Это часто бывает: по должности — патриот, а по натуре — пятая колонна, продаёт нас направо и налево.



Партнеры