Война шестого поколения: как мы глушим чужие локаторы, спутники и компьютеры

Уникальные разработки: «Москва-1», «Гималаи» и «Президент-С»

2 января 2015 в 09:24, просмотров: 307718

В современном мире акценты в противостоянии стран все больше смещаются в сферу высоких информационных технологий. Это относится и к вооруженной борьбе, одним из ключевых моментов которой стала радиоэлектронная борьба (РЭБ).

Война шестого поколения: как мы глушим чужие локаторы, спутники и компьютеры
Российский аналог AWACS — А-50 — самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления. Фото: Максим Максимов.

Возможности РЭБ полностью меняют расклад сил на поле боя: даже когда одна из сторон имеет подавляющее превосходство в высокоточном оружии, она не может победить, если ее структуры управления подавляются средствами РЭБ. В результате самое современное оружие превращается в бесполезную груду металлолома.

До 80-х годов прошлого века РЭБ использовалась лишь как поддержка ударных сил: воздействовала помехами на связь, вводила противника в заблуждение, создавая ложную обстановку на поле боя. Но уже к середине 90-х развитие РЭБ шагнуло далеко вперед. Появились интегрированные комплексы связи, разведки, управления, образцы нелетального электромагнитного оружия. Начала складываться, в первую очередь на Западе, теория «информационной войны», где РЭБ отводилась уже не вспомогательная, а роль самостоятельной компоненты — важнейшей составляющей военного потенциала государства.

У нас мощный импульс развития РЭБ получила совсем недавно, после пятидневной грузинской войны, когда стало очевидным, что завоевание превосходства в воздухе — это во многом вопрос РЭБ. В то время из-за реформ, проводимых прежним руководством Минобороны, силы РЭБ ВВС были переданы в подчинение ГРУ Генштаба, которое на момент начала боевых действий находилось в стадии переформирования и переезда.

Неразбериха, отсутствие четкого руководства привели к тому, что в боевой операции авиация осталась без поддержки сил и средств РЭБ, что сразу же повлекло ее большие потери от зенитного огня противника.

В авральном порядке Генштабом были приняты экстренные меры, запрещающие участие в боевых действиях самолетов без обеспечения и прикрытия их средствами РЭБ, после чего потери авиации прекратились.

С приходом нового военного руководства во главе с Сергеем Шойгу вопрос развития РЭБ сразу был выдвинут на передний план, что абсолютно справедливо, так как сегодня эффект от РЭБ сопоставим с применением новейшего высокоточного оружия, а по некоторым показателям его даже превосходит.

Яркий тому пример — операция НАТО в Ираке «Буря в пустыне», начавшаяся 17 января 1991 года, где РЭБ сыграла ключевую роль.

Еще до начала воздушного нападения силы НАТО в районе конфликта сосредоточили 60 наземных станций и 37 вертолетов РЭБ, способных проводить разведку и радиоэлектронное подавление на дальности до 150 км. За сутки до начала операции наземные системы РЭБ начали мощно давить помехами иракские каналы связи. Сама операция началась с атаки вертолетами РЭБ двух иракских станций ПВО раннего предупреждения. Они сумели пробить в иракской ПВО небольшую брешь, в которую сразу же ринулись самолеты НАТО.

ПВО Ирака стала их первой целью. Для ее подавления использовались самолеты F-4G с высокоточными противорадарными ракетами HARM, самолеты радиоэлектронного подавления EF-111. Они ставили помехи, «обманывали» головки самонаведения ракет, глушили радиосвязь. Уже через 10 суток 80% всех РЛС было выведено из строя, и ПВО Ирака перестала представлять угрозу.

В Ираке США впервые провели эксперимент по подавлению информационного потенциала противника: теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций электронных и печатных СМИ, используемых для освещения войны. Информационно-пропагандистская машина Ирака была подавлена с помощью радиоэлектронных средств борьбы США.

Печальный пример Югославии

Прообразом войн шестого поколения стали действия НАТО весной–летом 1999 года в Югославии. Эта бесконтактная война длилась всего 80 суток, за которые на территорию Югославии не ступила нога ни одного американского пехотинца. Исход войны решила воздушно-космическая операция и информационное противоборство.

Более 1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет в первые же дни бомбардировок уничтожили свыше 900 объектов государственной и военной инфраструктуры Югославии. Их должна была защитить ПВО, но США ее уничтожили первой с помощью «космоса».

Над театром военных действий постоянно висело 8–12 космических аппаратов. На орбиту их доставили еще до начала операции, где они постоянно фиксировали каждое включение локаторов югославской ПВО (самолет или ракету локатор обнаруживает, посылая электронный сигнал). А затем, когда это потребовалось, в обнаруженную спутником точку США начали посылать управляемые ракеты. Стартовали они с воздушного или морского носителя, недосягаемого для противника, часто за 800 км. И в первые же сутки операции 75% югославских средств ПВО было уничтожено.

Одновременно США вели РЭБ — помеховое, заградительное и прицельное подавление радиоэлектронных средств государственного и военного назначения Югославии. Для этого использовались самолеты РЭБ ЕС-130Н и ЕА-6В и тактические истребители, которые до рубежей пуска доставляли ракеты, самонаводящиеся на источник излучения.

На Балканах США впервые испытали U-бомбу — образец нелетального оружия РЭБ, — при взрыве которой создается мощнейший электромагнитный импульс, поражающий все приборы управления, разведки и связи в большом радиусе.

Показательно, что сухопутные войска Югославии в той войне почти не пострадали. Из строя было выведено менее 1% танков, орудий, БТР. Потери живой силы составили 524 человека. Некоторые военные аналитики позже утверждали, что США якобы воевали плохо, так как не уничтожили армию Милошевича. Но в том-то и дело, что эти потери были косвенными. Югославская армия (кроме системы ПВО) вообще не была объектом уничтожения США. Целью стало само государство Югославия: его экономика и политический строй. А уничтожения этой цели с помощью воздушно-космической операции на Балканах США добились.

«Москва-1», «Гималаи» и «Президент-С»

Долгое время считалось, что наша армия серьезно отстает в развитии РЭБ от США и Европы. Но в последние годы ситуация коренным образом изменилась. Сегодня в тематике РЭБ Россия занимает лидирующие позиции в мире, что вынуждены теперь признать и западные эксперты. Российские же с гордостью констатируют: по технике РЭБ, что ставится на самолеты, мы с США идем ноздря в ноздрю, а что касается наземных станций РЭБ, то они у нас сегодня лучшие в мире.

ИЗ ДОСЬЕ «МК»

Российский аналог AWACS — А-50 — самолёт дальнего радиолокационного обнаружения и управления. Принят на вооружение в 1989 году. Может применяться для обнаружения и сопровождения воздушных целей и надводных кораблей, оповещения командных пунктов автоматизированных систем управления видов Вооружённых Сил о воздушной и надводной обстановке, применяться для управления самолетами истребительной и ударной авиации при их наведении на воздушные, наземные и морские цели, а также служить воздушным командным пунктом.

Дальность обнаружения воздушных целей:

факелы баллистических нестратегических ракет: 800 км (оптическими средствами)

бомбардировщиков: до 650 км

истребителей: 300 км

крылатых ракет: 215 км

Количество сопровождаемых воздушных целей: до 300

Дальность обнаружения наземных целей:

одиночной цели типа пусковой установки оперативно-тактических ракет: до 300 км

групповой цели типа «колонна танков»: до 250 км

Количество управляемых истребителей:

командное наведение: 12

бортовое наведение: 30

Взять, например, новый комплекс РЭБ «Красуха-2». Он способен полностью лишить боевых возможностей AWACS — самолет с системами дальнего радиолокационного обнаружения и управления боем. Поэтому создатели «Красухи-2» в шутку называют комплекс шапкой-невидимкой: она «накрывает» все системы локации противника, и те перестают видеть цели уже за 250 км.

Но и это не предел. В ближайшее время на вооружение поступает станция РЭБ «Москва-1». Она является пассивной, то есть вообще ничего не излучает, а работает исключительно на прием. Ее в принципе невозможно обнаружить. Зато сама она легко «видит» противника и дает команды средствам поражения, которые его уничтожают.

Ни один современный образец вооружения уже не принимается в войска без аппаратуры РЭБ, которая увеличивает живучесть техники в 30–35 раз. Так, для самолета 5-го поколения Т-50 создан инновационный комплекс РЭБ «Гималаи» — система активных и пассивных радиолокационных и оптиколокационных станций, интегрированная в корпус самолета и выполняющая функцию «умной обшивки».

Аналогичные системы создаются в России и для гражданской авиации. К примеру, уже есть образец комплекса «Президент-С». Он самостоятельно обнаруживает ракету, определяет степень угрозы, активирует пассивные и активные электронные помехи, после чего ракета «видит» только ложные цели и промахивается. Если бы «Президентом-С» был оснащен «Боинг-777», сбитый над Донбассом, трагедии можно было бы избежать.

И все же главным заказчиком средств РЭБ у нас в стране пока являются военные. Некоторые образцы своих новинок они уже успели продемонстрировать потенциальному противнику.

Россия удивляет

В марте этого года после крымских событий в США разразился скандал. Американские СМИ недоумевали: как Кремль одурачил не только аналитиков разведки США, но и военные спутники, следившие за Крымом? Почему спецслужбы прозевали появление «вежливых людей» на полуострове? Пентагон был вынужден признать: Россия существенно продвинулась в технологиях РЭБ, потому ее военные сумели «спрятаться» от американских систем слежения.

Только страсти по этому поводу улеглись — новый скандал. 10 апреля в Черное море вошел американский эсминец «Дональд Кук»: 130 тонн дорогущего кевлара, броня из высокопрочных сплавов, поглотители радиолокационного излучения… Плюс четыре антенны суперрадаров, до сотни «Томагавков», ракет ПВО и новейшая боевая информационно-управляющая система «Иджис».

На третий день пребывания к эсминцу подлетел российский фронтовой бомбардировщик Су-24 и совершил его облет (событие, в общем-то, рядовое — самолеты и корабли вероятных противников частенько сближаются в нейтральных водах).

По данным самих американских военных, Су-24 не представлял опасности, так как не был вооружен. На его брюхе висел лишь контейнер с комплексом РЭБ «Хибины». Летчик включил его и сымитировал ракетную атаку на корабль.

О том, как это выглядело, в соцсетях позже написал один из моряков: «…Мы вели русского локатором до его подхода к зоне поражения, чтобы затем «накрыть». Но, когда он вошел в эту чертову зону, началась мистика. Первыми погасли наши локаторы, потом выключилось целеуказание «Фаланксов», и весь «Иджис» вышел из строя. Наш великолепный «Дональд Кук» качался на волнах, как дохлая черепаха. Оказывается, этот проклятый русский металлолом включил аппаратуру электронного подавления, и гордость нашего флота превратилась в наш позор! А русский стал откровенно глумиться над нами. Он провел на нас 12 учебных атак, ездил по нашим локаторам брюхом, глушил нас ревом двигателя и вообще показывал нам всем, что на таком дерьмовом корыте может служить только самая дерьмовая команда…»

Представитель Пентагона полковник Стивен Уорен назвал маневры самолета «недопустимыми», так как это «деморализует личный состав корабля и негативно влияет на общий психологический климат военнослужащих». Более того, он признал, что 27 членов экипажа подали рапорт об отставке, так как не хотят подвергать свои жизни опасности.

В Москве на заявление Стивена Уорена не ответили. Как потом шутили СМИ, «российские военные просто не успели отреагировать: слишком долго хохотали над морально-боевой подготовкой американских моряков».

…США, похоже, еще не раз предстоит удивиться возможностям российской системы РЭБ, которая делает уверенные шаги по пути освоения перспективных технологий. Совсем недавно в России был запущен проект по разработке оборудования нового поколения на основе радиофотоники. Такие же исследования стартовали и в Штатах. Из чего можно сделать вывод: началось глобальное противостояние России и США за обладание технологиями будущего, в первую очередь в интересах РЭБ. 



Партнеры