Научим верить

28 января 2016 в 19:17, просмотров: 36529
Научим верить
фото: Алексей Меринов

Внезапный телефонный звонок: «Здравствуйте, это телеканал (прозвучало гордое, но неизвестное имя). Хотим пригласить вас на запись программы. Будем обсуждать предложение патриарха Кирилла: преподавать теологию в российских университетах. Завтра, в час дня, студия в самом центре, 300 метров от Кремля!»

Про телеканал этот не слыхал, но тема очень интересная, согласился. А как только согласился, они начали выяснять: я за или против? Звонили разные девушки; последний бессмысленный разговор был уже вечером.

— Так вы за или против введения теологии? Вы за или против предложения патриарха?

— Видите ли, если преподавать будут очень умные — я полностью за. Если тупые и скучные — категорически против.

— Нет, вы сформулируйте чётко, чтобы мы знали, с кем вас поставить.

А что и кто будет в студии? Девушка объяснила: ведущий и четыре участника. Понятно: им нужен был фронт, баррикада: двое с одной стороны, двое с другой. И похоже, что мне предназначалась роль врага благих порывов.

Но ведь не таблицу умножения собираются преподавать. Это там абсолютно простые решения; дважды два — всегда четыре. А в богословии?

Изо всех сил пытался объяснить: положим, вы спросите «за прививки или против?» Отвечу: смотря какие, смотря кому, смотря когда. Зависит от возраста, от эпидемиологической обстановки, здоров ли ребёнок (а то ведь прививка может убить).

Теология (богословие) — самая интересная наука в мире. Познание принципиально непознаваемого — бескрайний простор для мысли. Великие богословы сделали для цивилизации не меньше, чем великие физики. Точнее: без великих богословов нашей цивилизации, может быть, не было бы вообще. Копошились бы, как опарыш: пожрать, попить, размножиться…

Но кто будет преподавать эту бесконечно интересную науку? Число университетов в России никому точно не известно. Их сливают, укрупняют, одновременно открывают новые. Считается, что их 3,5 тысячи. Введут богословие — кафедра, завкафедрой, преподаватель. Где взять тысячи богословов?

Преподавать теологию должен очень умный человек. По интеллекту — как нобелевский лауреат, ядерный физик. Студенты должны слушать вытаращив глаза и открыв рот от изумления — такие он будет перед ними раскрывать фантастические глубины. А если скучно — значит, вредно. Скучное преподавание богословия убийственно. Так убивают у школьников интерес и любовь к русской литературе, бормоча «в образе Татьяны Пушкин хотел показать»… Этот «образ Татьяны» как бетонная плита, которая похоронила гениального «Евгения Онегина» в одной могиле вместе с Пушкиным. На могиле надпись «Предмет — литература».

Фото: Агн Москва

Шагистику может преподавать любой унтер, любой лейтенант — готовый завкафедрой; можно диссертации лепить: «Положение и движение правого плеча при исполнении команды «налево кругом». А богословие...

★★★

Вот как учил богословие один очень умный мальчик, который «приложил все силы, для того чтобы затвердить наизусть пять стихов, выбрав их из Нагорной проповеди, потому что нигде не нашел стихов короче».

Мэри взяла у него книжку, чтобы выслушать урок, и Том начал спотыкаться, кое-как пробираясь сквозь туман:

— Блаженны… э-э…

— Нищие…

— Да, нищие; блаженны нищие… э-э-э…

— Духом…

— Духом; блаженны нищие духом, ибо их… ибо они…

— Ибо их…

— Ибо их… Блаженны нищие духом, ибо их есть царствие небесное. Блаженны плачущие, ибо они… ибо они…

— Уте…

— Ибо они уте… Ну, я не помню, как там дальше! Блаженны ибо плачущие, ибо они… ибо плачущие… а дальше как? Ей-богу, не знаю!

Том Сойер рос при богомольной тёте, в религиозной стране, в патриархальном городишке, без бесовского телевидения и растленного интернета. Умный, сообразительный, всё схватывающий на лету. Но в законе божьем — ни в зуб ногой. Потому что смертельно скучно. Потому что тупая зубрёжка. Потому что из-под палки.

— Нет, вы всё-таки сформулируйте чётко, чтоб мы знали с кем вас поставить.

Ничего невозможно было объяснить. Баррикада была запланирована и никакой третьей стороны не предполагалось. Было бы интересно посмотреть, как они расставили бы противников, если бы тема была «Верите ли вы»?

Казалось бы просто: с одной стороны двое верующих, с другой — двое атеистов. И с атеистами действительно просто. А с верующими… Положим, один верит в Христа, а другой молится деревянному идолу, мажет ему деревянные губы настоящей кровью. Интересно, был бы христианин рад такому союзнику?

...Телеканал обещал прислать машину: «Мы вас привезём! Мы вас отвезём! Центр! 300 метров от Кремля!».

Надо же! Шикарное место досталось никому не известному телеканалу. Вот как животворяще действует патриаршее благословение...

★★★

Когда-нибудь приходит час сдавать экзамен... Мы не про Страшный Суд, нет, всего лишь житейские мелочи. Бедный Том Сойер стоит перед важным господином.

— Славный мальчик. Знание дороже всего на свете — это оно делает нас хорошими людьми и даже великими людьми; ты и сам когда-нибудь станешь хорошим человеком, большим человеком, Томас, и тогда ты оглянешься на пройденный путь и скажешь: «Всем этим я обязан тому, что в детстве имел счастье учиться в воскресной школе, — моим дорогим учителям, которые показали мне дорогу к знанию, моему доброму директору!» Вот что ты скажешь, Томас. А теперь не расскажешь ли ты что-нибудь из того, что ты выучил? Без сомнения, тебе известны имена всех двенадцати апостолов? Может быть, ты скажешь нам, как звали тех двоих, которые были призваны первыми?

Том все это время теребил пуговицу и застенчиво глядел на судью. Теперь он покраснел и опустил глаза.

— Отвечай джентльмену, Томас, не бойся.

Том всё молчал.

— Я знаю, мне он скажет, — вмешалась дама. — Первых двух апостолов звали…

— Давид и Голиаф!

Опустим же завесу милосердия над концом этой сцены.

...Утром, когда уже оделся поприличнее, пришла эсэмэска: «Нам поменяли тему, поэтому религиозное образование пока переносится на неизвестное время, Спасибо, что откликнулись, будем рады видеть вас в другой раз».

Написал ответ: «Ещё вчера предполагал, что получу такое искреннее письмо». Оттуда пришло признание: «Простите, но это не моя вина».

Конечно, это была не её вина. Ей приказали соврать, а куда денешься. Чтобы удостовериться, позвонил ответственному человеку — он подтвердил, что тема не менялась, просто одного участника поспешно заменили на другого.

Опустим же завесу милосердия над концом этой сцены.

...Мы не в убытке. Мы даже обогатились некоторым дополнительным знанием. Мы узнали, что есть телеканал, пропагандирующий святое. Мы получили эсэмэску с формулировкой, которую сами бы выдумать не могли: «Религиозное образование переносится на неизвестное время». И мы от души желаем религиозному телеканалу, который патронирует сам Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, элементарной честности. Зачем лукавить? Зачем божественному предприятию жить с перекошенными от постоянного вранья глазами?



Партнеры