Политические смотрины: зачем сирийской оппозиции переговоры в Женеве

Эксперт: «Процесс вряд ли имеет реальное отношение к поиску мира в Сирии»

1 февраля 2016 в 14:26, просмотров: 1799

К переговорам в Женеве, которые посвящены поиску мирного решения военного конфликта в Сирии, присоединилась одна из главных повстанческих группировок, действующих на территории арабской страны. Лидер крупной исламистской организации «Армия ислама» (Джейш аль-Ислам) Мохаммед Аллуш сообщил Agence France-Presse об участии в консультациях и о возможности возглавить делегацию оппозиционных переговорщиков.

Политические смотрины: зачем сирийской оппозиции переговоры в Женеве
фото: AP

Приезд Мохаммеда Аллуша – брата экс-руководителя «Армии ислама» Захрана Аллуша, убитого в результате авиаударов незадолго до начала переговоров – был одной из главных интриг женевской встречи. Как сообщало агентство Bloomberg, вопрос о приглашении Аллуша был среди спорных пунктов в переговорах между Россией и США, который в конце концов двум странам удалось согласовать. Правда, Москва открещивается от какого-либо диалога с американскими коллегами по этому вопросу, поясняя, что приглашением участников занимался исключительно спецпосланник ООН по Сирии Стефан де Мистура. Так или иначе, аналитики считают участие «Армии ислама» в женевской встрече уместным, учитывая то, что эта военная структура состоит преимущественно из сирийцев.

«Ее участие носит определяющий характер, если говорить о джихадистском крыле вооруженной оппозиции, – заявил «МК» специалист по Ближнему Востоку Андрей Серенко. – Как ни парадоксально, участие Аллуша и его структур в переговорах может стать серьезным препятствием для проведения встречи, потому что сегодня официальный Дамаск не очень хотел бы, чтобы люди «Исламского фронта» (структура, в которую входит «Армия ислама» - «МК») имели серьезный вес на переговорах. Но стремление «Исламского фронта» участвовать в них – очень правильный и верный с их точки зрения шаг. Эта группировка не скрывает, что она хочет взять власть в Сирии после ухода Асада. Сочетание участия в боевых действиях в то же время в мирных переговорах выгодно отличает ее от «Джабхат ан-Нусры» и «Исламского государства» (ИГИЛ, группировка признана в России террористической и запрещена – «МК») и повышает ее рекламные дивиденды».

«Женевские переговоры важны не с точки зрения их немедленного результата, – отмечает Андрей Серенко. – Это площадка, на которой стороны присматриваются друг к другу, составляют досье, смотрят, с кем можно разговаривать за пределами кабинетов. Думаю, эту переговорную площадку Аллуш и его сторонники используют в том числе для рекламы. Наверняка они участвуют в них под активным нажимом Эр-Рияда, но это большие политические смотрины. Россия сейчас тоже меняет свою позицию. Пока почти невероятно представить возможность контакта между Россией и «Исламским фронтом». Но кто знает, что будет дальше? Россия уже диверсифицирует свою стратегию: поддерживает не только Асада, но и в демонстрационном режиме некоторые формирования Сирийской свободной армии (ССА), которым оказывает воздушную поддержку – особенно тем, кто воюет с ИГИЛ. Сегодня сирийской армии удалось стабилизировать фронты практически на всех направлениях при участии российской боевой авиации».

Отметим, что переговорный процесс осложнен еще и тем, что Высший комитет по переговорам – организация, которая представляет оппозиционные силы в Женеве, поддерживаемые Саудовской Аравией, – обещает отказаться от участия, если правительство сирийского президента Башара Асада не выполнит ряд условий, среди которых прекращение огня и снятие блокады с захваченных повстанцами городов.

«Эти переговоры в значительной степени игра, – поясняет «МК» Андрей Серенко. – Я не очень верю, что они могут закончиться чем-то крупным и успешным. Это очень надолго. Сегодня переговорный процесс вряд ли имеет реальное отношение к поиску мира в Сирии. Это, скорее, площадка для легальных контактов самых разных сил. Ее используют и западные страны, и Россия, и страны региона. Важнее не то, что они говорят в публичном пространстве, важнее то, что они говорят за кулисами и то, кто с кем общается. Россия поддерживает Асада не от хорошей жизни: просто больше некого поддерживать. Конечно, в перспективе, если бы Россия помогла в ходе боевых операций удержать фронт на достаточно долгое время – на несколько месяцев, то вполне возможно, что она могла бы подыскать нового преемника Асада из числа суннитских генералов, которые воюют в сирийской армии и которые являются наиболее успешными символами борьбы с терроризмом в регионе. Это как раз и будет партнер России, которого она сможет предложить другим заинтересованным участникам этого переговорного консорциума, потому что Асад – это фигура, которая никогда не будет принята воюющими оппозиционными группами».



Партнеры