Левое «Правое дело»

Даже съезды «Единой России» — демократичнее

29 февраля 2016 в 20:05, просмотров: 3403

Съезд партии «Правое дело» в понедельник избрал председателем бизнес-омбудсмена Бориса Титова, его заместителем стала глава аппарата — Татьяна Марченко, в обновленный политсовет, расширенный в два раза, до 24 человек, вошли в основном приближенные Титова, среди которых известный жесткой критикой правительства на московском экономическом форуме предприниматель Дмитрий Потапенко и интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, прославившийся заявлением, что вложения в подготовку IT-специалистов — это вред для России (позднее он объяснил, что СМИ неправильно истолковали его слова). Несмотря на то что все решения были ожидаемы, журналистов на съезд старались не пускать.

Левое «Правое дело»
фото: Александр Астафьев

За день до мероприятия телефоны пресс-службы молчали, в понедельник утром мне удалось дозвониться главе аппарата Титова — Татьяне Марченко: аккредитовываться на съезд уже поздно, сообщила она. Другие партии, как правило, идут навстречу журналистам и вносят их в список прямо на съезде, им же лучше оттого, что про них пишут. Задолго до съезда аккредитацию проводит только «Единая Россия».

На возражение, что аккредитоваться заранее не получилось из-за того, что молчали телефоны, указанные на сайте, Марченко ответила, что такое могло произойти, потому что в партии проходят перестановки, в общем, попасть на съезд никак нельзя. Наконец, дозваниваюсь до пресс-службы, а там сообщают, что съезд вообще проходит в закрытом от прессы режиме. То же самое пару дней назад сказали и коллегам из других изданий, а через пару часов выяснилось, что представители отдельных СМИ на съезде все же присутствовали. Тех, кто был с камерой, впрочем, посреди мероприятия выгнали и впустили только к концу. Оппозиционные политики, в частности Алексей Навальный, уже отреагировали на инцидент: «История о походе на «съезд предпринимателей», — написал он, процитировав корреспондентов, которые сообщили о сложившейся ситуации. «Даже на ЕР было подемократичнее», — рассуждали в комментариях.

Зачем весь этот карнавал с секретностью? В голову приходит только один ответ: чтобы избежать неудобных вопросов о партии «Правое дело», коих накопилось немало.

Возьмем хотя бы цитату из свежего интервью Бориса Титова. «Сегодня нужна партия, которая скажет: бежать надо вправо, бежать надо в бизнес, в конкуренцию, рыночную экономику, а не назад», — сказал бизнес-омбудсмен. При этом недавно Борис Титов вместе советником президента Сергеем Глазьевым на площадке Столыпинского клуба подготовил доклад об экономике роста, который, по сути, разработал альтернативный правительственному антикризисный план: ежегодная денежная эмиссия, раздача производственным компаниям кредитов под 4–5% годовых и создание единого антикризисного центра управления экономикой с прямым подчинением президенту. Совсем не «правые» идеи. Да и Оксана Дмитриева, которая будет баллотироваться от «Правого дела», говорит, что партия-то левая. Так партия правая или все-таки левая? Зачем создавать сыр-бор и у себя в голове, и в голове у избирателя?

В этом же интервью Титов говорит, что идея о возрождении «Правого дела» родилась в обсуждении с первым замруководителя администрации президента. Скорее всего, повторяется судьба «кремлевских падчериц», которых меняют как перчатки, как только те чуть «испачкаются»: и «Правого дела» времен Прохорова, и «Гражданской платформы». Нет, никто не питает иллюзий по поводу честности и открытости российской политики: но зачем так откровенно? Кто после таких заявлений будет готов отдать свой голос за очередной партийный проект, «санкционированный сверху»? Это ли та самая политическая конкуренция, которую нам обещали при партийной реформе?

Не «правое» это дело, а какое-то «левое».



Партнеры