Почему Михалков выбрал модель кадровой чистки Хрущева

По пути бесогона

8 марта 2016 в 17:59, просмотров: 6604

Заявление Никиты Сергеевича Михалкова о необходимости «на государственном уровне признать преступления» Горбачева и Ельцина вызвало широкую дискуссию. Но дело порой доходит до попыток представить эту полемику как перебранку гоголевских Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича.

Почему Михалков выбрал модель кадровой чистки Хрущева
фото: Кирилл Искольдский

Однако интеллектуал уровня Михалкова никогда не опустился бы до сведения личных счетов.

Не мог Никита Сергеевич также не понимать, что ему припомнят вполне благополучное «сожительство» с теми, кого он предлагает объявить преступниками.

Не могу представить Михалкова и в роли спасающего свою шкуру: узнал о чем-то уже решенном наверху и старается успеть попасть в струю.

Н.С.Михалков принадлежит к тому очень узкому и, к сожалению, все более сокращающемуся слою нашей элиты, которую можно определить как ее мозг или, следуя американским терминам, назвать «думающими танками». И если — при всех очевидно неудобных и даже опасных для себя аспектах своего заявления — Никита Сергеевич все же сделал его, значит, у него были более чем серьезные основания.

Необходима радикальная кадровая чистка

То, что жить дальше так, как мы живем, — по принципу «хоть бы не утонуть» и «успех, если мы продолжаем плыть», — становится более чем опасным, видят все. Даже деятели Гайдаровского форума, справедливо заклейменные Н.С.Михалковым в его последнем «Бесогоне».

Остались на бумаге декларации о модернизации. Провалили план мер 2015 года. Никого за это не наказали. Более того, те же авторы предлагают новый антикризисный план на 2016 год (заранее заявляя, что денег для него у них нет).

Сложилась, как сказал бы Кант, антиномия. Блестящее восстановление Крыма в качестве части России. Успешные действия в целом на внешнеполитическом поле. А с другой стороны, внутри страны год за годом — топтание на месте, трепетное ожидание очередной сводки о цене на нефть.

Очевидно, что нужна не отписка в виде плана антикризисных мер, а полномасштабная долгосрочная программа глобальных внутренних реформ.

Это видят все. И если дальше «понимания» годами дело не идет, то именно тут зарыта собака.

Если вполне нормальные, знающие люди все понимают, все видят, но ничего серьезного не делают, то ответ может быть один: надо принять, что они не не хотят, а они не могут. У них не получается.

Значит… нужна новая команда. И капитаны, и штурманы, и весь корпус аппарата.

Характерный пример: Крым. Эффективное решение президентом Путиным одной из ошибок прошлого. А дальше? Дальше нужно закрепить возвращение Крыма постоянной связью с Россией. И можно было бы поручить московским метростроителям срочно, за год, построить тоннель в Крым. Или пригласить тех японцев, которые соединили тоннелем Азию и Европу через пролив в Стамбуле. Или найти тех европейцев, которые соединили Англию и Европу тоже тоннелем через Ла-Манш. И Крым был бы гарантированно связан с Россией. Успех Путина был бы закреплен.

Но дело попало в руки наших кадров. И пошло-поехало. Сами делать не умеем. А выпускать из рук миллиарды не хотим. Предлагают ждать 2018 года с вполне реальной перспективой переноса срока, как это уже было с космодромом на Дальнем Востоке.

Если уж в таком сверхочевидном и сверхважном деле, как связь с Крымом, административно-экономическая машина России буксует, то чего ждать от нее на других участках?

Главная проблема сейчас — неготовность подавляющего большинства бюрократии страны к назревшим реформам.

Вполне естественно, что все дальновидные «думающие танки» России — и Михалков в том числе — размышляют не о реформах, а о кадровой чистке, кадровой революции как исходном, стартовом.

фото: ru.wikipedia.org

Рецепты прошлого

Каждый школьник знает, что нельзя начать игру в баскетбол или хоккей, не создав перед этим команду. Каждый садовод знает, что перед посадкой новых деревьев надо выкорчевать с корнем старые.

История переполнена примерами как правильных, так и неудачных моделей кадровых реформ.

Мы помним, что до начала своих реформ Петр I сформировал команду и уже затем начал чистку старого боярского аппарата. Мы знаем, что Александр II, составив блестящий план великих реформ, на радикальную чистку механизма царской монархии не решился, и это сначала тормозило реформы, а в конце концов позволило устранить лидера реформации.

А впечатляющий взлет Западной Германии после тотального, сокрушительного поражения Гитлера был прежде всего связан с масштабной денацификацией и радикальной кадровой чисткой элиты страны от фашистских кадров.

А не менее впечатляющий взлет Китая связан и с тем, что сначала «культурная революция» очистила аппарат власти от кадров гражданской войны, а затем прошла не менее масштабная кадровая чистка — уже от выдвиженцев «культурной революции». Рулить страной на всех уровнях пришли динамичные реформаторы.

У нас в стране гигантский рывок индустриализации в тридцатые годы ХХ века был связан тоже с грандиозной кадровой чисткой. В двадцатые годы, после устранения Троцкого, концепция социализма в одной стране победила концепцию мировой революции. Но год шел за годом, а главное для победившей концепции — коллективизация и индустриализация — топталось на месте.

Сталин исступленно верил в возможность социализма в одной стране. Дело, следовательно, не в курсе, а в исполнителях. После ряда чисток его теперь вроде бы окружали преданные ему люди. Друзья по подполью. По революции. По Гражданской войне. Они его славословили. Более того — они старались из всех сил. Но Сталину надо было сделать очень тяжелый вывод: они не тянут. Из-за них топчемся на месте.

И Сталин принял решение. Нужна тотальная чистка аппарата партии и государства. Надо вместо героев подполья и войны найти и выдвинуть тех, кто не на словах, а на деле может реализовать новый курс на социализм в одной стране: строить и возглавлять заводы, шахты, ГЭС, армию, культуру, науку.

Главное в Сталине — не провозглашение курса на социализм в одной стране. Об этом говорили многие лидеры СССР. Сталин в чудовищном, кровавом виде, но осуществил ту чистку кадров, без которой не удалось бы реализовать его курс.

Еще один пример — Брежнев и Косыгин.

Напуганные кровавым опытом кадровой чистки Сталина, Брежнев и Косыгин о реформах в 1965 году объявили, но от кадровой чистки отказались и утопили свои же реформы. Вот и вошли они в историю как творцы застоя.

Есть и опыт М.С.Горбачева. Необходимость перестройки государственного социализма он провозгласил, но на тотальную кадровую чистку не решился. В итоге оказался вне игры: чужой для консерваторов в силу своей уверенности в необходимости реформ и чужой для реформаторов в силу своей неспособности сокрушить консерваторов.

И наконец, есть опыт кадровой чистки Хрущева.

Хрущев искренне верил в возможность очистить советский социализм от сталинщины. Но тут он оказался между двух огней. С одной стороны, он хотел чистки. А с другой — не хотел затрагивать правящую бюрократию и себя как ее лидера.

И он придумал такую модель. Во всех бедах обвинил Сталина (и Берию). При этом не посчитал бедами ни разрушение до основания старого мира, ни ликвидацию крестьянства, ни уничтожение весомой части образованного слоя России. Преступлением Сталина он объявил террор после 1934 года.

Такого рода подход позволил Хрущеву осуществить комплекс очень важных реформ. Но в главном он оказался в тупике. Конфликт с Китаем. Карибский кризис. Падение темпов роста экономики. Рост цен и инфляция. Гонения на интеллигенцию и расстрел рабочих в Новочеркасске.

Не видя при таком вожде перспектив, члены хрущевской команды отправили его за забор охраняемой подмосковной дачи.

Если посмотреть на зарубежный опыт последнего времени, то заслуживают внимания две модели кадровых чисток.

Модель ФРГ. Там очищались от кадров ГДР только по одному принципу: судили только тех, кто нарушал законы самой ГДР. Этого оказалось достаточно.

Опыт Китая. Все последнее десятилетие Китай развивается на фоне кадровой чистки, осуществляемой под флагом борьбы с коррупцией. Смысл этого метода ясен. Система нормальная, но есть люди, которые пытаются нарушать ее нормы. Их надо изобличать. И изобличают. И судят. И искореняют. И даже расстреливают. Но вот что характерно: масштаб борьбы с коррупцией не уменьшается, а напротив, растет. И уровень разоблаченных коррупционеров тоже все больше растет.

О траченных молью рецептах

Нетрудно увидеть, что из огромного «арсенала» моделей кадровых чисток Н.С.Михалков избрал модель своего тезки — Н.С.Хрущева. Вот три главные ее черты.

Первая. Упор на поиск виновных, на наказание. Это, конечно, дает эффект. Но какой? Устранение старых кадров освобождает места для назначения новых. Наказания создают атмосферу страха у тех, кто продолжает работать.

Модель Хрущева — это, собственно, общий плод коллективных усилий членов Политбюро ЦК КПСС. Виноват один Сталин. Остальные соучаствовали — или с усердием, или выполняя приказ. Кого отнести к каким — решает лидер чистки. Конечно, у следователей, пытавших жертв, вариантов спастись мало. А вот у всех руководивших шанс есть. Надо только активно поддерживать «хозяина».

Вторая черта хрущевской модели следует из первой. Если главное — поиск виновных за прошлое, то открывается неограниченный простор для «своеволия» тех, кто ведет чистку. Именно лидер определяет, кого, за что и как наказывать. Кого сменить, кого помиловать. А у самого этого лидера появляется возможность отмывать себя и своих друзей от прошлых ошибок и даже преступлений.

Но главная черта модели кадровой чистки Хрущева — третья. Эта модель сама по себе не выдвигает тех, кто нужен для реализации программы реформ. Среди назначенцев могут оказаться подлинные реформаторы. Но могут оказаться и ловкачи, умеющие пускать пыль в глаза. И льстецы, и подхалимы. И настоящие гении махинаций и коррупции. Модель Хрущева не сортирует претендентов и тем более не отбирает лучших для будущих реформ.

Модель чистки Хрущева позволила выдвинуться потенциальным реформаторам. Но не сделала их выдвижение обязательным и необходимым результатом чистки.

И итоговый тупик реформ Хрущева, и его устранение связаны именно с этими чертами его кадровой модели. Своих могильщиков вырастил он сам. А они на Пленуме ЦК КПСС сместили Н.С.Хрущева, справедливо назвав его модель волюнтаризмом и субъективизмом.

Как умный и анализирующий идеолог, Н.С.Михалков не может не знать о главных пороках модели Хрущева.

По этой модели за все беды виноват один лидер. Победили Гитлера — заслуга партии. А жертвы — виноват Сталин. Все беды индустриализации и коллективизации — тоже Сталин. Все успехи — партия. Атомная бомба и ракеты — тоже Сталин ни при чем, хотя именно он выжимал все соки из страны и отдал весомую часть немецких репараций на эти проекты.

Все это смешно и жалко. Тем не менее Михалков повторяет Хрущева. Горбачев и Ельцин — преступники. А мы все (и он) — в белом. Хотя именно Горбачеву в первую очередь Россия обязана разгромом твердынь бюрократического социализма, тянувшего Россию на дно истории как камень на шее. Именно Горбачеву обязано человечество и тем, что оно отступило от грозящей перспективы своей гибели во всемирной ядерной катастрофе. А именно Ельцину Россия обязана тем, что не погрузилась в пучину гражданской войны, которая бы навсегда убрала бы Россию со сцены истории. Разумеется, величие их заслуг не снимает с них ответственности за не менее великие ошибки. У Горбачева это действительно развал СССР, а у Ельцина — номенклатурная, олигархическая, гайдаровская, прозападная модель реформ.

Почему же Н.С.Михалков избрал все же хрущевскую модель?

Когда-то выдающийся лидер эсеров и блестящий мастер политической борьбы Борис Савинков настойчиво советовал: если имеете дело с умным оппонентом, то не оглупляйте его. Наоборот, для понимания его представьте себя на его месте. Как бы действовали лично вы?

Вот и попытаюсь представить себя на месте Михалкова.

Ситуация в стране дошла до необходимости кадровой чистки. В ней, и только в ней — выход. Но кто осуществит эту чистку?

Народ? Но народ, во-первых, неактивен и, во-вторых, при активности способен только на карательные меры. На созидательную роль движение масс не ориентировано, оно легко становится добычей демагогов и экстремистов.

Интеллигенция? Но никакой реформы социалистического «собеса» России не было. Интеллигенция в подавляющем большинстве кормится из окошек государственных касс и подконтрольна своему начальству.

Оппозиция? Почти десятилетняя явная неготовность власти к реформам, переполнение всех этажей власти в государстве, науке, культуре, образовании олигархическо-гайдаровскими кадрами не могли не создать в обществе мощный слой оппозиции. Но только как потенциал. А на поверхности — во-первых, пригревшаяся у кормушек власти социалистическая оппозиция и, во-вторых, не попавшая во власть часть либералов. Никакой особой программы реформ у них нет, кроме готовности заменить на постах действующие кадры и продолжать их курс.

И на Болотной площади ничего иного, кроме честных выборов и борьбы с коррупцией, оппозиция не предложила. Но опыт Китая показывает, что борьба с коррупцией — это не изменение системы, а чистка ее от наиболее опасных нарывов и опухолей. А избранная на честных выборах власть в тех же США или Западной Европе не спасет ни от одной из грозящих нам бед будущего — экологического кризиса, экономических катастроф, махинаций финансового капитала, ориентировки цивилизации на потребление и т.д.

Неудивительно, что весомая часть участников первого митинга на Болотной площади, услышав о «программе идейной нищеты» в виде честных выборов и борьбы с коррупцией, утратила интерес и к этой оппозиции, и к ее лидерам.

А в целом в обществе мощный оппозиционный потенциал остается вне игры.

Что же делать? Остается надежда на лидеров. Как не раз бывало в России. Как когда-то великий Пушкин надеялся увидеть «рабство, падшее по манию царя». И Н.С.Михалков фактически предлагает рецепт чистки именно лидерами. Больше обращаться не к кому.

До этого момента, как мне кажется, мои мысли и мысли Михалкова в главном совпадают.

Думаю, что, как и я, Н.С.Михалков вышел на вариант «лидер-реформатор» и на вариант кадровой чистки как первоочередной задачи России. Но в отличие от меня Никита Сергеевич не верит в то, что в XXI веке в России может быть иная модель кадровой чистки, чем та, которая предложена Н.С.Хрущевым. А вот я решение Н.С.Михалкова остановиться на хрущевской модели принять не могу.

Именно в этом — не в самой идее жесткой кадровой чистки как старта реформ, а в неверии в возможность реализовать в XXI веке в России лучшую модель чистки кадров, чем хрущевская, — и состоит ошибка Н.С.Михалкова.

Несомненная заслуга Никиты Сергеевича — в том, что он решился заявить о проблеме кадровой чистки как первоочередной задаче не критиков из рядов оппозиции, а самой правящей элиты России, и прежде всего ее лидеров.

Но если модель Михалкова (точнее, пахнущая нафталином и траченная молью модель Хрущева) не подходит, а сама чистка необходима в духе призыва Владимира Высоцкого: «Нужно выпороть веником душу, нужно выпарить смрад из нее», то какой могла бы быть чистка?

Если начнется обсуждение его идеи чистки сверху по существу, я представлю и свои соображения о том, какая модель кадровой чистки необходима России в начале XXI века.



Партнеры