Сталин. Live

Злоба дня

8 марта 2016 в 19:15, просмотров: 9999
Сталин. Live
фото: Алексей Меринов

Очередная годовщина похорон товарища Сталина в очередной раз показала: похоронить «отца народов» у страны так и не получилось. Его историческая роль — по-прежнему одна из наиболее актуальных тем российской общественно-политической повестки дня. Более того, накал дискуссий не только не спадает, но все больше растет. Вряд ли справедливо ставить это в вину самому «кремлевскому горцу», он и без того за очень многое в ответе. Причины надо искать в дне сегодняшнем. Если о политике, покинувшем этот мир 63 года назад, говорят сегодня больше, чем о большинстве политических деятелей современности, стало быть, что-то неладно в политическом устройстве нашего «королевства».

По одной из версий, тему педалирует сама власть. По мнению, например, писателя Михаила Веллера, вопрос: злодей Сталин или эффективный менеджер? — входит в набор «шумовых отвлекающих гранат», регулярно вбрасываемых в информационное пространство, когда «нужно чем-то занять население». Чтобы «канализировать» возникшее социальное напряжение. К прочим «гранатам» писатель относится вопросы о том, надо ли выносить Ленина из Мавзолея, возвращать смертную казнь и разрешить гражданам владеть оружием для самозащиты. «Вот эти вот четыре вопроса постоянно тычутся, — образно описал Веллер свое видение ситуации, выступая недавно на «Эхе Москвы». — «Шпок-шпок, шпок-шпок...» И раз в год-полтора это обязательно влетает в какое-то теле-ток-шоу и проходится по всем экранам».

Версия не лишена логики. Но это все-таки слишком простое объяснение. Во-первых, слишком уж охотно общество реагирует на «отвлекающую гранату». Спровоцировать дискуссию на эту тему легко можно и безо всяких ток-шоу. Зайдите на любой интернет-форум, выскажите свое мнение о Сталине — и узнаете массу интересного о себе. Хвалебного или ругательного — зависит от того, с каким знаком и в каком контексте употребили сие «кодовое слово» и к какому лагерю относится ваша аудитория.

Во-вторых, плоды таких споров никак нельзя назвать полезными для власти. Чем дальше, тем больше они ведут к поляризации общества, причем ни сталинисты, ни антисталинисты не питают, мягко говоря, симпатий к действующей власти.

 Вот, например, выдержка из свежего выступления лидера КПРФ Геннадия Зюганова: «На фоне Ленина, Сталина и их сподвижников многие нынешние министры-капиталисты выглядят просто пигмеями». Геннадий Андреевич и его соратники клеймят чиновников за то, что те «замалчивают имя Сталина» и его заслуги перед Отечеством. Их оппоненты предъявляют власти противоположные претензии — в потакании «ползучей сталинизации». Нетрудно заметить, впрочем, что  как системные левые, так и системные либералы в своей критике — не только что касается сталинской темы, но по всем прочим вопросам — не рискуют заходить «за флажки». Ругают кого угодно, только не президента. И соответственно, не претендуют всерьез на власть. Ну а тот, кто начинает претендовать и критиковать всерьез, мигом оказывается в опале и вместо благ и льгот получает в лицо торт.

Судя по всему, именно этими барьерами и объясняется в первую очередь ожесточенность и бесконечность дискуссии по поводу роли Сталина. Это своего рода сублимация, перенаправление нерастраченной энергии на иной, более доступный объект. Проще говоря, споры на исторические темы во многом заменяют нам сегодня реальную политику. Такое, кстати, не впервые случается в России. Скажем, в XIX веке образованная часть общества яростно спорила об историческом значении Ивана Грозного и Петра Первого. После того как в стране появилась легальная политика, темы для дискуссий, конечно, сменились. Но ожесточение осталось. И известно во что вылилось. 

Кстати, современные исторические споры тоже нельзя считать такими уж безобидными. На одном конце разделяющей общество баррикады все чаще звучат призывы вспомнить, как быстро и умело товарищ Сталин очистил страну от «врагов народа». Причем к последним многие поклонники «лучшего друга физкультурников» относят сегодня и значительную часть правящего класса, на корню  продавшуюся, по их мнению, «мировой закулисе».  На противоположной стороне лаконично и многозначительно напоминают: «Помер тот — помрет и этот». Словом, пожалуй, стоит приоткрыть  «шлюзы» и направить  неутоленный политический голод в мирное русло. Чтобы вновь не влипнуть в историю. 



Партнеры