Театр одного реактора

Северная Корея меняет ядерную программу на мазут

14 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 624
  Против ожидания многих шестисторонние переговоры по северокорейской ядерной проблеме дали результат: Пхеньян согласился предпринять первые шаги по сворачиванию своей ядерной программы в обмен на поставки топлива.
     
     Итак, Северная Корея готова в ближайшие 60 дней заглушить реактор в Йонбене в обмен на поставки 50 тыс. тонн мазута в рамках международной помощи. Затраты на помощь Северной Корее будут нести Россия, США, Китай и Южная Корея. Не исключено, что российское участие в расходах выразится в списании северокорейского долга, который, по оценкам, достигает $8 млрд.
     Комментирует старший научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин АСМОЛОВ:
     — Переговорный процесс движется в сторону подписания документа, аналогичного Рамочному соглашению 1994 года. Тогда была достигнута договоренность, по которой КНДР должна заморозить свои ядерные объекты в обмен на строительство двух реакторов на “легкой” воде. А до их вступления в строй США обязались поставлять в КНДР мазут. Но строительство реакторов на “легкой” воде было сорвано, и не по вине Северной Кореи. Приход к власти Буша ухудшил ситуацию. В течение 20 месяцев между администрацией Буша и Пхеньяном не было практически никаких контактов. Затем Вашингтон пересмотрел условия поставки топлива в КНДР, потребовав проведения демократических реформ, а потом и вообще перекрыл трубу. В 2002 г. спецпосланник Джеймс Келли отправился в Пхеньян, где, по его словам, северокорейцы признались в разработке ядерного оружия. На самом деле ему было сказано: “Северная Корея имеет право иметь не только ядерное оружие, но и любые виды оружия, в том числе еще более мощное, для того чтобы защищать свой суверенитет”. Только после этого КНДР заявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия и выслала из страны специалистов МАГАТЭ.
     Сейчас Северная Корея стремится получить то, что должна была получить еще в 1994 году. Главное, что стороны отошли от желания сорвать переговоры. Успех переговоров имеет три причины. Первая: северокорейцы продемонстрировали большую конструктивность, чем от них ожидали те, кто привык воспринимать КНДР как идеальную антиутопию. Вторая: важную роль сыграли Китай, Россия и Республика Корея, сумевшие подтолкнуть к диалогу ранее не договорившиеся стороны. И, наконец, надо учитывать итоги парламентских выборов в США, в ходе которых резко ослабли позиции сторонников превращения Северной Кореи в “следующий Ирак”, а также тех, кому северокорейская ядерная проблема была выгодна для наращивания регионального военного присутствия, направленного отнюдь не против КНДР. Кристофер Хилл, нынешний глава американской делегации, действительно настроен договариваться (пусть и на американских условиях), и центр не выкручивает ему руки, как это было раньше.
  

“Северная Корея стремится получить то, что должна была получить еще в 1994 году”. КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА


Какова предыстория вопроса и какие перспективы имеет просвет в переговорах по Корее “МК” попросил рассказать старшего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Дальнего Востока Константина АСМОЛОВА:

Прежде всего, ни о каком “мюнхенском сговоре” или «ядерном шантаже» речи не идет. Переговорный процесс движется в сторону подписания документа, аналогичного рамочному соглашению 1994 года. Напомню, что в 1994 году была достигнута договоренность, по которой КНДР должна заморозить свои ядерные объекты в обмен на строительство двух реакторов на легкой воде, которые не могут служить источником получения оружейного плутония. А до того, как первый из них вступит в строй США обязались поставлять в КНДР мазут.
Но затем строительство реакторов на легкой воде было сорвано, и не по вине Северной Кореи. Еще до окончательного подписания рамочного соглашения умер Ким Ир Сен. Ким, затем в Северной Корее произошла череда стихийных бедствий, которая фактически привела к деиндустриализации и голоду. И многим противникам КНДР показалось, что если сейчас немножко "дожать", то режим рухнет. Возник вопрос: “А стоит ли вкладывать деньги в тот проект?” Приход к власти Буша ухудшил ситуацию. Буш сразу же причислил КНДР к “оси зла”, в течение 20 месяцев между администрацией Буша и Пхеньяном не было практически никаких контактов. Затем Вашингтон пересмотрел условия поставки топлива в КНДР – теперь его в обмен требовали проведения демократических реформ, а потом и вообще перекрыл трубу. Осенью 2002 г. спецпосланник Джеймс Келли отправился в Пхеньян, по его словам, северокорейцы признались в разработке ядерного оружия. На самом деле ему было сказано: "Северная Корея имеет право иметь не только ядерное оружие, но и любые виды оружия, в том числе еще более мощное, для того чтобы защищать свой суверенитет". Только после этого КНДР заявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия и выслала из страны специалистов МАГАТЭ.
Таким образом, на нынешних переговорах Северная Корея стремится получить то, что должна была получить еще в 1994 году. И главная проблема теперь – проблемы доверия. У обеих сторон – и у КНДР, и у США - есть основания сомневаться в своих партнерах по переговорах. Вторая проблема – вопрос гарантий и проверок. Американцы очень активно требуют инспекции всех ядерных объектов, но в КНДР памятуют о том, как проводились инспекции в Ираке. Все объекты, на которых побывали инспекторы, были нанесены на карту, а потом во время войны по ним были нанесены удары.
Пока сделан лишь первый шаг на длинном пути. Но главное в том, что от желания сорвать или имитировать переговоры, чтобы держать ситуацию и дальше в подвешенном состоянии, стороны отошли. Это касается и КНДР и, что особенно важно, США. Изменить позицию американцев было гораздо сложнее. Успех переговоров имеет три причины. Первая: северокорейцы продемонстрировали большую конструктивность, чем от них ожидали те, кто привык воспринимать КНДР как идеальную антиутопию, а Ким Чен Ира как злодея из комиксов. Вторая: очень важную роль сыграли Китай, Россия и Республика Корея, которые сумели подтолкнуть к диалогу ранее не договаривавшиеся стороны. И наконец надо учитывать итоги парламентских выборов в США, в ходе которых резко ослабли позиции сторонников превращения Северной Кореи в «следующий Ирак», а также тех, кому пролонгированная северокорейская ядерная проблема была выгодна для наращивания регионального военного присутствия, направленного отнюдь не против КНДР. Кристофер Хилл, нынешний глава американской делегации, действительно настроен договариваться (пусть и на американских условия) и центр не выкручивает ему руки, как это было раньше.


    Партнеры