Who is министр Путин?

Правительство назначено, интрига остается

12 мая 2008 в 19:27, просмотров: 1640

Новый состав властной команды был обнародован вчера в России. За последние 15 лет политэлита еще никогда не ожидала новых назначений с таким трепетом и сладким предвкушением. От фамилий новых вельмож ждали ответа на судьбоносный вопрос: кто будет новым “царем горы” российской политики? Кто будет главнее — президент или премьер? Увы, но даже после оглашения заветного списка ответы на эти вопросы остаются пока такими же туманными, как и прежде.

Если кто-то однозначно и оказался в очевидном проигрыше после объявления состава нового правительства, так это партия “Единая Россия”. В последние недели “медвежьи” лидеры второго эшелона на каждом углу кричали, что начало работы путинского кабинета министров ознаменует собой новую эру в российском партийном правительстве. Мол, теперь у нас по сути будет партийный кабинет министров, а мы будем играть в нем первую скрипку. Но, как это обычно и бывает с нашей “партией власти”, ее сначала использовали, а затем показали ей фигу. ВВП стал лидером “ЕдРа” в целях укрепления своего политического ресурса как премьер-министра. А затем партийным активистам “Медведя” не досталось ни одного нового министерского портфеля.

НУ И СКАЗАЛ!

Борис ГРЫЗЛОВ, спикер Госдумы, лидер фракции “Единая Россия”: “В целом позиции парламентского большинства в федеральной исполнительной власти укрепились. Достаточно сказать, что наши представители в правительстве сохранили свои посты, а председателем правительства стал председатель партии Владимир Путин”.

Впрочем, вчера элиту больше занимали разгадки других кадровых ребусов. И самой важной переменой многие сочли превращение бывшего всесильного главы путинского секретариата Игоря Сечина в вице-премьера по промышленности. Вкупе с уходом из правительства сечинского родственника, бывшего министра юстиции Владимира Устинова, кое-кто интерпретировал это как начало заката политической карьеры некогда всесильного лидера клана питерских силовиков.

Подобная версия имеет полное право на существование. Как бессменный первый помощник Путина, Сечин долгие годы являлся его тенью. По всем формальным признакам отдаление “от тела” налицо. Исторически подкованные чиновники даже вспомнили переход Егора Лигачева из кресла второго человека в партии на пост секретаря ЦК по сельскому хозяйству.

Но очень возможно, что все эти аналогии ложны. Давно страдающий от проблем со здоровьем директор ФСБ Николай Патрушев переведен на почетный, но не самый влиятельный пост секретаря Совбеза. А новым главой ключевой российской спецслужбы стал бывший патрушевский зам Александр Бортников.

Бортников все последние годы работал в тесном тандеме с Сечиным. И хотя он вполне может начать переориентацию на других людей во власти, лобовой атаки на группу Сечина с его стороны не предвидится. А ведь в окружении Медведева желающих съесть этот клан было предостаточно. Например, на роль директора ФСБ яростно претендовал ненавидевший Сечина глава Госнаркоконтроля Виктор Черкесов. Вместо этого Черкесова отправили заниматься закупкой вооружений и фактически вывели из большой игры спецслужб.

В новом же статусе Сечина есть своя ”изюминка”. Ему отдан контроль над одними из самых лакомых сфер российской экономики со всеми вытекающими последствиями. Так что вряд ли предоставление Игорю Ивановичу прямого выхода на естественные монополии можно считать таким уж обидным понижением.

  Еще одно знаковое назначение, реальный смысл которого пока сложно интерпретировать, — приход на пост главы кремлевской администрации Сергея Нарышкина. Питерец и выходец из спецслужб Нарышкин, видимо, является той сравнительно нейтральной фигурой, которая устраивает всех.

Что же до собственно правительства, то здесь появилось лишь очень ограниченное число новых лиц — да и то в основном на второстепенных постах. Бывший премьер Виктор Зубков, как и ожидалось, сделал шаг вниз по карьерной лестнице и стал первым заместителем Путина. По мнению одной группы чиновников, кресло первого вице станет для Зубкова своеобразной синекурой и наградой за политически безупречное премьерство. Другие аппаратчики, напротив, уверены, что на экс-шефа Белого дома будет повешена большая часть повседневной правительственной рутины.

Кто уж точно разовьет в резиденции кабмина бешеную активность, так это другой новый первый вице — Игорь Шувалов. Попавший на российский политический олимп благодаря своим тесным связям с семьей Бориса Ельцина, Шувалов уже давно претендует на роль главного идеолога экономических реформ в стране. Еще этого чиновника, носившего прозвище “Игорь Иванович Ненастоящий” (“настоящим” аппаратчики считали Сечина), отличает предельная жесткость. В бытность Шувалова руководителем аппарата правительства при Касьянове он то устраивал облавы на опаздывающих на работу, то выдумывал для чиновников новые жесткие испытания.

Бросается в глаза в новом правительстве и очевидное отсутствие в нем единой и слаженной команды. Большинство свеженазначенных вице-премьеров роднят лишь их тесные связи с Путиным. Если же вывести это за скобки, то получается забавная картина. Новый вице-премьер Сечин еще недавно считался злейшим аппаратным врагом пониженного до уровня простого вице экс-кандидата в преемники Сергея Иванова. Не менее “теплые” отношения связывают Сечина с Алексеем Кудриным, сохранившим и вице-премьерство, и кресло министра финансов. Считается, что именно кремлевские силовики стояли за попытками отправить Кудрина в политическое небытие и странным арестом его зама Сергея Сторчака.

Существует и другая, весьма вероятная линия разлома в верхушке кабинета министров. Как первый заместитель Путина, Игорь Шувалов вроде бы вполне может претендовать на роль главы нового экономического блока правительства. Но без контроля над Минфином такой статус на самом деле стоит не очень много. А Кудрин, мало того что стоит в аппаратной табели о рангах всего на одну ступеньку ниже Шувалова, так еще обладает стародавними личными связями с ВВП и способностью иметь собственное мнение по абсолютно любому вопросу.

По аппаратным законам выступать в роли главного правительственного “миротворца” должен руководитель аппарата кабмина. Назначенный на эту должность экс-глава Администрации Президента Сергей Собянин, безусловно, является политическим тяжеловесом. Являясь абсолютно непубличным политиком, он тем не менее приобрел репутацию человека, в борьбу с которым лучше не ввязываться.

Но заставить новое правительство работать как единый организм наверняка окажется не под силу даже Собянину. Не исключено, правда, что это и не требуется. Новая структура российской власти сильно смахивает на нечто временное и переходное. Весь вопрос лишь — переходное к чему?

СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ


…В АДМИНИСТРАЦИЮ ПРЕЗИДЕНТА

Сергей Нарышкин — глава Администрации Президента

Родился в 1954 г. в Ленинграде. В 1997—1998 гг. — начальник департамента инвестиций, глава комитета по внешнеэкономическим и международным связям правительства Ленинградской области. С 2004 г. — замначальника Экономического управления президента, замруководителя аппарата правительства. В сентябре 2004 г. назначен руководителем аппарата правительства в ранге министра. С февраля 2007 г. — вице-премьер.

…В ПРАВИТЕЛЬСТВО

Игорь Шувалов — первый вице-премьер

Родился в 1967 г. в Магаданской области. Окончил юридический факультет МГУ. В 2000—2003 гг. — руководитель аппарата Правительства РФ в ранге министра РФ. Затем работал в Администрации Президента. Последняя должность — помощник президента, курировал деятельность экспертного управления президента, являлся также российским шерпой в “G8”. Занимался мониторингом реализации Посланий Президента РФ и других программных выступлений.

Сергей Собянин — вице-премьер — руководитель аппарата правительства

Родился в 1958 г. в селе Няксимволь Березовского района Тюменской области. Окончил Костромской технологический институт и Всесоюзный юридический заочный институт. Начинал работать слесарем на Челябинском трубопрокатном заводе; в советские годы трудился в партийных структурах; в 2001—2005 годах — губернатор Тюменской области. С ноября 2005-го — глава Администрации Президента.

Сергей Шматко — министр энергетики

Родился в 1966 г. в Ставрополе. Учился на математико-механическом факультете, затем факультете политэкономии Уральского госуниверситета, на факультете экономики Марбургского университета (ФРГ).

Окончил Высшие академические курсы Военной академии Генштаба по специальности оборона и обеспечение безопасности Российской Федерации. С 2002 по 2005 г. — председатель Государственного фонда конверсии, затем — советник председателя правления Газпромбанка, вице-президент и президент “Атомстройэкспорта”.

Виталий Мутко — министр спорта, туризма и молодежной политики

Родился в 1958 г. в Краснодарском крае. Окончил Ленинградское речное училище, Ленинградский институт водного транспорта, Санкт-Петербургский государственный университет по специальности юриспруденция.
В 1977—1978 годах работал матросом-мотористом. Затем — в органах исполнительной власти. С 1992 г. занимал должность заместителя мэра Санкт-Петербурга (работал бок о бок с Владимиром Путиным).

В спорт пришел в 1997 году. Вплоть до 2003 года он — президент футбольного клуба “Зенит”. Некоторое время совмещал этот пост с должностью президента премьер-лиги.

2 апреля 2005 года на внеочередной конференции РФС избран на пост президента Российского футбольного союза (РФС), который теперь рано или поздно должен будет оставить.

Главой Федерального агентства по спорту, которое отныне будет подразделением министерства, остается Вячеслав Фетисов.

Игорь Сечин — вице-премьер

Родился в 1960 г. в Ленинграде. Окончил Ленинградский государственный университет. Долгие годы работает под началом Владимира Путина — в мэрии Санкт-Петербурга, в правительстве и Администрации Президента. С 2000 года — замглавы Администрации Президента, с 2004 г. также помощник президента. Является представителем “силового” окружения Путина, один из наиболее близких к нему людей. Считается, что именно Сечин положил начало делу ЮКОСа.

Александр Коновалов — министр юстиции

Прибыл в Москву из Нижнего Новгорода, где занимал пост полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном округе. Родился в 1968 г. в Ленинграде, в семье военного моряка. Коновалов — выпускник того же юрфака ЛГУ, что и Путин, Козак и Медведев. Кандидат юридических наук.

Сразу по окончании вуза — в 1992 году — работал в прокуратуре Санкт-Петербурга. Начинал помощником прокурора Выборгского района и дошел до первого зампрокурора города. В феврале 2005 года его назначили прокурором Башкирии. В сентябре того же года он был также назначен председателем Госкомиссии по химическому разоружению, а в ноябре занял пост полпреда президента в Приволжье вместо Сергея Кириенко.

Игорь Щеголев — министр связи и массовых коммуникаций

Родился в 1965 г. в Виннице. Окончил переводческий факультет Московского государственного педагогического института иностранных языков им. М.Тореза и факультет германистики Лейпцигского университета. В 1988—1993 гг. работал редактором Главной редакции иностранной информации ТАСС, позже был корреспондентом ИТАР-ТАСС в Париже. По возвращении возглавил в ИТАР–ТАСС редакцию стран Европы, затем стал замруководителя Службы новостей. С мая 1999-го — советник премьер-министра, в 2000-м возглавил Управление пресс-службы президента. С января 2002-го — шеф протокола президента.

Александр Бортников — директор ФСБ

Генерал-лейтенант. 57 лет. Уроженец Перми. После окончания Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта попал по распределению в КГБ. В 1975 г. окончил Высшую школу КГБ СССР в Москве. Занимал должность замначальника УФСБ РФ по Петербургу и Ленинградской области, начальника питерского УФСБ.

До последнего времени замдиректора ФСБ России — начальник департамента экономической безопасности ФСБ с февраля 2004 г.

Александр Авдеев — министр культуры

Родился в 1946 г. в г. Кременчуге на Украине. Закончил МГИМО, экономист по внешней торговле. Вся его служебная деятельность была связана с дипломатией. Работал как за границей, так и в центральном аппарате МИДа. Последние шесть лет Александр Авдеев был российским послом во Франции.

Как структура правительства и его кадровый состав характеризуют курс Путина?


Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии:

“На всех ключевых постах мы видим тех же людей. Значит, линия будет такая же. Важнейшая стратегическая задача для правительства — переход к новой социальной системе. От социалистической, когда о людях заботилось государство, осуществлялось перекрестное субсидирование и так далее, к постсоветскому, когда каждый платит за себя. Все те, кто занимался воплощением этой реформы, остались. Главный идеолог Шувалов вообще назначен первым вице-премьером. По сути, в правительстве будет два кабинета: кабинет больших проектов, в котором Путин и Сечин будут концентрироваться на бизнес-проектах типа газопроводов, заниматься организацией слияний и поглощений, и второй — кабинет оперативной деятельности, реформ и технических проблем.

Примечательным вижу назначение Бортникова, который последние годы был близок к Путину и Сечину. Значит, зачистки в ФСБ не будет, сохранится некое статус-кво. И примечательно назначение Нарышкина, потому что место главы Администрации не занял Сурков, который очень этого хотел. А значит, пик влияния Суркова на российскую политику остался позади”.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований:

“Взят курс на то, что должны сохраняться прежняя политика, прежняя команда, правительство и Администрация Президента должны работать в тесном контакте. Поэтому главой аппарата правительства назначен бывший глава Администрации Президента, а главой Администрации Президента назначен бывший глава аппарата правительства. Эксперты твердили, что если Путин и Медведев и поссорятся, то их поссорят их аппараты. Назначения направлены именно на то, чтобы этого не произошло”.

Дмитрий БАДОВСКИЙ, замдиректора Института социальных систем:

“Приоритеты деятельности Путин обозначил, но главный вопрос в том, чтобы заставить правительство работать в режиме, который он сформировал в президентском модуле управления, — персональная ответственность, эффективность и скорость. Плюс отток кадров в правительство из аппарата президента. Здесь показательны назначения Шувалова и Сечина. И своеобразный размен Собянина и Нарышкина. Собянин должен привнести в аппарат правительства путинский стиль, отработанный в администрации. Собянин будет де-факто отвечать за связи с Думой и ЕР, что он, собственно, делал в аппарате президента. По вице-премьерскому блоку видно, какие приоритеты выстраивают в работе правительства: это и промышленная политика, и повышение статуса и роли внешнеэкономической деятельности. Правительство может начать играть роль, сопоставимую с Администрацией. Подтвержденный статус Кудрина, который консолидирует в руках формирование макроэкономической бюджетной политики, означает намерение прекратить традиционные разногласия между министерствами и повысить эффективность и скорость разработки бюджетных решений и решений по налоговой политике, налоговой реформе. Путин действует в своем стиле: Кудрин получает полномочия и в то же время всю ответственность”.

 
СМЕНА ДЕКОРАЦИЙ
 
РОКИРОВКА В ФСБ ПОМОЖЕТ СЛЕДСТВИЮ

Бортников появился в центральном аппарате ФСБ довольно неожиданно. Он заменил, казалось, вечного и всесильного Юрия Заостровцева после скандала с делом “Трех китов”.

Ему в актив стоит занести завершившееся в декабре 2003 года расследование по делу об убийстве Галины Старовойтовой. Немало было сделано и местной контрразведкой, которой руководил Бортников.

О том, что Александр Бортников может возглавить ФСБ после Николая Патрушева, говорили уже давно. Его считают протеже Игоря Сечина, вместе с которым Бортников активно поддерживает главу Следственного комитета при Прокуратуре РФ Александра Бастрыкина. Многие эксперты считают, что Бортников может довести до конца идею создания “большого” следствия — Федеральной службы расследований.

Всегда поддерживал кандидатуру своего зама и Николай Патрушев, о проблемах со здоровьем которого постоянно намекали осведомленные источники в правительственных кругах. Якобы Патрушев несколько раз писал прошение об отставке, но каждый раз президент просил его остаться. Теперь Патрушев стал секретарем Совета безопасности РФ.

НОВОМУ МИНИСТРУ ЮСТИЦИИ ПРОЧИЛИ ТРИ КРЕСЛА

Уже во время работы в питерской прокуратуре Александр Коновалов зарекомендовал себя как “перспективный молодой прокурор”. В генеральскую должность прокурора Башкирии он “впрыгнул” прямиком из подполковничьих погон, чему очень противился Владимир Устинов.

Имя Коновалова связывают с двумя громкими делами недавних лет. Первое — дело о массовом избиении милиционерами жителей Благовещенска, когда на скамью подсудимых сели лишь сотрудники, непосредственно участвовавшие в набеге, но их вину не разделил ни один милицейский начальник. Второе — путаное дело по возвращению из собственности компании “Башкирский капитал”, подконтрольной сыну Муртазы Рахимова, в федеральную собственность активов Уфимского НПЗ, в котором Коновалов не смог помочь государству оспорить законность приватизации башкирского ТЭК. Зато вызвал удовлетворение местных властей.

Последние несколько лет имя Коновалова постоянно всплывало, как только начинался разговор о назначении руководителей силовых ведомств. Его прочили и на место генпрокурора, и на место руководителя МВД, и на занятое им теперь кресло министра юстиции. Коновалова называют очень влиятельным и умным человеком, который тем не менее не любит “светиться”. Но нет никаких сомнений, что он человек команды.

Уход же Владимира Устинова также существенно может поменять расстановку сил в лагере силовиков. Его всегда считали сильным игроком, способным влиять на подковерную борьбу. Ведь когда он покинул кресло генпрокурора, никто не ожидал, что он поменяется местом с Юрием Чайкой. Да и сам он тогда “на всякий случай” закончил дипакадемию и собирался уезжать из России послом. Теперь он, по некоторым данным, может стать судьей Верховного суда и окончил соответствующие курсы.

ОН ВСЕ-ТАКИ ОСТАЛСЯ…

Зря говорят, что нельзя дважды войти одну и ту же реку. Андрею Фурсенко это удалось уже трижды. Хотя всего полгода назад, в декабре 2007-го, все были уверены: в новый кабинет министров он не войдет. Да и сам Фурсенко это как будто чувствовал: на традиционной предновогодней встрече с журналистами он произнес прочувствованную прощальную речь.

И вот — сенсация: Фурсенко снова министр. И это несмотря на то, что за 4,5 года он сумел разругаться с академиками РАН, настроить против себя ректоров вузов и учителей (из-за ЕГЭ). Но несомненны и успехи: нацпроект “Образование” успешно прошел два года обкатки и уверенно вошел в третий. Видимо, это (а также обещание модернизировать-таки науку) перевесило все его недостатки.

ОН ВСЕ-ТАКИ УШЕЛ

Отставка Александра Соколова была вполне прогнозируемой. Не раз за последние две недели в коридорах Минкульта слышалось: “Как жаль, что Александра Сергеевича уберут, ведь “ЕдРо” явно захочет иметь на этом месте своего человека”. Позиции Соколова были “зачаточно” шатки — с того самого дня, когда его, по сути руководителя средней руки, поставили над Михаилом Швыдким — крепким и тертым чиновником “со связями” и стажем, что само по себе предопределило тлеющий, но неугасимый конфликт, не допускающий стабильности. С половины срока Соколов — молчаливый, закрытый, всеми критикуемый и, практически не имеющий реальной власти — вдруг необыкновенно разошелся, стал удивлять яркими спичами, и в какой-то момент могло показаться, что он “готовит себя” в крупные публичные чиновники. Но не тут-то было. По сведениям “МК”, кресло министра могло оказаться вакантным еще в декабре 2007-го. Тогда, на выборах в ГД, Соколов, повязавший себя узами любви со “Справедливой Россией”, прошел в Госдуму по московскому партсписку. И вопрос с его депутатством вот уж было решился, но Сергей Миронов стремительно бросился “на консультацию” в Кремль, чтобы те упросили Соколова отказаться от мандата и передать его “правой руке” Миронова Николаю Левичеву. Соколов остался. Но ненадолго. Возможно, и он теперь получит некоторую компенсацию за все понесенные “карьерные потери”.





Партнеры