Операция “кровавый преемник”

Грузинские “Грады” прокладывают дорогу Маккейну

17 августа 2008 в 19:50, просмотров: 2961

“Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно”. Если начинаются “маленькие победоносные” войны — тем более. В прошлый вторник я уже писал в “МК”, что первоначально Саакашвили должен был начать войну не в Осетии, а в Абхазии. И не в день открытия Олимпиады, а 7 мая — в день инаугурации президента Медведева. План операции предполагался примерно следующий: силами спецназа захватить на пару дней Сухуми. Объявить о своей победе. А дальше по ситуации — либо под прикрытием мирового общественного мнения закрепить успех, либо под этим же прикрытием отойти на исходные позиции, добиваясь политических выигрышей.

Тогда война не состоялась. Российским дипломатам удалось уговорить Вашингтон (!) не портить нам инаугурацию и День Победы. Но автор знает и от московских политических функционеров, и от одного очень высокопоставленного нероссийского источника, что план такой войны действительно был, российскому руководству ничего не показалось. И главное: этот план был одобрен американцами. Собственно говоря, поэтому Госдеп США и смог тогда вмешаться и отложить авантюру Саакашвили. Не зря замгоссекретаря Мэтью Брайза в начале мая специально приехал объясняться в Тбилиси.

С тех дней произошло много событий. В Абхазию были введены дополнительные российские части и техника. Медведев начал контактировать с Саакашвили, и обоим встреча в Петербурге показалась многообещающей. Грузинский президент даже публично об этом заявлял. Более того, он принял приглашение в начале сентября приехать в Пятигорск на неформальный саммит глав государств СНГ. Очевидно, во время этой встречи переговоры бы продолжились. А по некоторым данным, президент Грузии еще до сентября мог прилететь к Медведеву в Сочи. Закрытые контакты после петербургского саммита не прекращались.

Но в день открытия Олимпиады грузинские войска атакуют Южную Осетию. Сценарий ровно тот же, который должен был осуществиться в мае в Абхазии. Правда, начали не спецназовцы, а системы залпового огня “Град”, подавлявшие волю осетин к сопротивлению ударом по Цхинвалу. Спецназ же работал по миротворцам, не давая им выйти из укрытий (эти действия задокументированы). Сходство майского сценария и августовской трагедии делает логичным предположить, что и на этот раз Саакашвили получил санкцию в Вашингтоне. Ведь как удобно: весь мир следит за Олимпиадой, Буш в Пекине (если ему начнут дозваниваться, то он не в курсе). Войну предполагалось закончить, пока никто не поймет, что же случилось. Не вышло.

Дальнейшие события — теснейшая координация Тбилиси и Вашингтона, заранее спланированная и подготовленная пиар-кампания против России, невероятный по безответственности накал выступлений руководителей американской администрации, отправление в Грузию “с гуманитарной миссией” ВВС и ВМС (!!! — не дай Бог какая случайность, и Третья ядерная понеслась) — все это свидетельствует однозначно: американцы были в курсе решений Саакашвили. Не зря же министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, находясь в прошлый понедельник в Тбилиси, заявил, что США по сути являются одной из сторон конфликта. А Кондолиза Райс, которая во многом является автором “грузинского” проекта, без стеснения заявила во время телефонных переговоров с министром иностранных дел “семерки”, что не будет принимать участие ни в одном заседании и ни в одних переговорах, если будет присутствовать министр иностранных дел России. Роли были расписаны заранее. Значит, Цхинвал был просто цинично принесен в жертву каким-то глобальным планам…

Естественный вопрос: каким? Зачем маленькая победоносная война была нужна Саакашвили — понятно. К тому же он был невероятно низкого мнения о боевых возможностях российских Вооруженных сил. Но зачем американской администрации осетинские трупы? Зачем Кондолиза Райс последовательно срывала все возможности новых грузино-российских контактов во время своих поездок в Тбилиси?

Чтобы постараться ответить на этот вопрос, надо понять, к чему стремились организаторы авантюры. Атаковав миротворцев и Цхинвал, грузинская сторона не оставила Кремлю выбора. И морально оправдано, и политически верно было защитить мирное население. То, что Москва отреагирует ответным ударом, — было предопределено. В то, что грузинские войска выдержат удар возмездия, мог верить только Саакашвили. Американцы, конечно, понимали, что произойдет после ввода 58-й армии. Для прояснения мозгов достаточно просто подойти к географической карте. Забавно читать, как “источник, близкий к Пентагону”, говорит в интервью корреспонденту одной из российских газет: “Я предполагаю, что мы знали достаточно о переброске российских войск в последние месяцы для того, чтобы предупредить Саакашвили о готовящейся для него ловушке… Может так статься, что мы и президент Грузии недооценили возможность российских военных провести хорошую операцию после неуклюжих действий последних лет”. Переводя на русский, в министерстве обороны США многое знали, о многом догадывались, но руководству Грузии по каким-то причинам сообщали, мягко говоря, не всю правду. Может быть, конечно, и ошибались, но скорее специально.

Значит, грузинский разгром тоже был на столе у Чейни и Райс заранее. Но именно этот разгром позволил администрации Буша невероятно повысить накал антироссийских настроений внутри собственной страны. Имидж у России на Западе и так был ужасный. И надо признать, что во многом этому способствовала политика, которую проводила Москва и на внешнем, и на внутреннем фронте. Недопустимо грубая риторика, бессмысленные якобы сильные жесты, попытка превратить страну в осажденную крепость — вот фирменный почерк корыстных псевдопатриотов, которые задавали тон в нашей политике последние 3—4 года. Но все-таки Россия не хотела и не превращалась в открытого противника США или Европы. И вот в течение недели наша Родина превратилась в такого ясного врага для рядового американца, как это было году в 79-м. И, пожалуй, именно это важнейший итог южноосетинской авантюры Саакашвили.

И судя по тому, как аккуратно, комплексно, заранее подготовленно к этому подводила администрация Буша, в этом и была одна из основных, а скорее — основная цель кампании. С тем упорством, с каким американские СМИ просто игнорировали картинку с нашей стороны, а иногда и шли на подлог, с каким энтузиазмом американские официальные лица разжигали ненависть к России, зачастую идя на откровенную ложь (о походе русских танков в глубь Грузии или о попытках убить или свергнуть Саакашвили) — к решению поставленной задачи американцы шли твердо и последовательно, не останавливаясь ни перед чем.

Но зачем американскому правительству Россия в качестве врага? Представляется, что ответ лежит не во внешне-, а во внутриполитической плоскости.

Неоконсерваторы, возглавляемые Бушем, Чейни, Райс, Рамсфелдом, вдоволь порезвились по миру в течение последних 8 лет. Чтобы начать войну в Ираке, они пошли на всемирную фальсификацию. Чтобы проконтролировать нефть Залива, они пошли в том же Ираке на неслыханные нарушения всех возможных правил. И в Косове ради “политической целесообразности” было просто растоптано международное право. В итоге успеха добиться не удалось. В самих США общественность все сильнее выступает против цинизма Чейни, глупости и профнепригодности Буша, двойных стандартов, насаждаемых Райс. Именно они, учитывая роль и значение США, тащат весь мир назад, в привычные схемы XIX и XX веков.

Если в ноябре к власти придет Обама, настанет не только новая эпоха во всем мире. Американские неоконсерваторы потерпят сокрушительное поражение. А их лидерам — тем же Чейни, Бушу, Райс, — вполне возможно, придется отвечать на неудобные вопросы прокуроров. Демократам незачем будет их “отмазывать”.

Такая перспектива не может радовать обитателей Белого дома. Значит, необходимо все, чтобы победили республиканцы, а президентом стал престарелый пассионарий Маккейн. А когда американцы лучше всего голосуют за республиканцев? Тогда, когда есть очевидная внешняя угроза либо когда война уже идет.

Войны в Ираке и Афганистане — старые непопулярные войны. На них уже избирательную кампанию не построить. Можно начать драку в Иране. Но все последствия этой драки просчитать трудно. Вероятность в конце концов оказаться перед судом после такой войны для Буша и Ко только возрастает.

Тут-то, похоже, и вспомнили о России. Ведь можно представить ее врагом. Врагом коварным и сильным, гораздо сильнее Ирана и Ирака. Причем воевать с этим врагом не надо — это смертельно опасно, и это все понимают. Но сплотить вокруг этого врага избирателей, оглушенных пропагандой, вполне возможно. Истерия на руку республиканцам и Маккейну. Обама в таких условиях уже начинает проигрывать.

А сделать из России агрессивный жупел, учитывая прошлые отношения США и СССР и наши собственные ошибки, совсем не трудно. И гораздо безопаснее, чем залезать в Иран. В каком-то смысле Россия, воюющая с Грузией, — “идеальный враг”, который так остро нужен Бушу и соратникам для успешного завершения “операции “Преемник”.

Выбрать Маккейна президентом США — вот для чего понадобилось бомбить Цхинвал системами залпового огня. Вот в чем расчет наших американских визави.

Крайний цинизм и поражающая воображение безответственность — вот что характеризует позицию американской стороны в южноосетинском конфликте. Чтобы решить внутриполитические задачи, нынешней администрации США не жалко ни осетин, ни грузин. Когда идет речь о выживании целого класса очень влиятельных неоконсерваторов, как можно “сопли жевать” и жалеть гражданское население где-то на краю света? Да и Россию заодно можно приструнить. Ну, а то, что из искры может вспыхнуть ядерная война, — так риск-то небольшой. Медведев, чай, не Ахмадинежад.

Кровавая “операция “Преемник” на американском внутреннем рынке пока удается вовсю. Маккейн по соцопросам впервые обошел Обаму. Впрочем, США цыплят будут считать по осени — в первый вторник после первого понедельника ноября.

Ну а в Осетии и Грузии пока продолжаются похороны…

ЖВАЧНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ

Интересно, с кем он разговаривает?

На кадрах Би-би-си, облетевших весь мир, видно, как президент Грузии разговаривает по телефону в своем кабинете и одновременно жует галстук. Смотревшие запись психиатры единодушны: “На экране человек с явными признаками душевного расстройства, не контролирующий свое поведение и крайне испуганный”. Между тем неизвестно, с кем в этот момент разговаривал Саакашвили, — сообщается лишь, что это был “влиятельный западный политик”.





Партнеры