Союз правых слил

Либеральная оппозиция в России признала бесполезность своего существования

28 сентября 2008 в 18:32, просмотров: 1484

“Ну что, Борис Ефимович, выпьем за упокой души усопшего?” — на развеселой вечеринке, устроенной верхушкой СПС сразу после их поражения на парламентских выборах-2003, предложил я тогдашнему вождю правых Борису Немцову. В ту ночь Борис Ефимович едва не задохнулся от гнева. Но моя вызванная алкоголем дурацкая шутка оказалась пророческой. Все последние годы СПС медленно умирал как реальная оппозиционная сила. И сейчас мы имеем дело лишь с официальной выдачей свидетельства о смерти.

“Нас задавил Кремль” — так бывшие вожди партии Немцов и Белых объясняют фактическую кончину своего детища. И в этих словах содержится немалая доля истины. В преддверии парламентских выборов-2007 Союз правых сил уже напоминал еле живого доходягу. Но власть мордовала правых так, словно она имело дело не с лилипутом, а по крайней мере с Годзиллой.

Но списывать все на козни Кремля — значит упражняться в лицемерии. В сегодняшней России власть, конечно, могуча, но далеко не всесильна. Если бы СПС обладал по-настоящему мощной поддержкой в обществе, никакие хитроумные операции Суркова не смогли бы вытолкать его на обочину. Но именно с поддержкой в широких слоях населения у правых вышел облом. Хотя в теории все должно было обстоять с точностью до наоборот. При президенте Путине в России начал бурно развиваться средний класс, который, согласно всем учебникам политологии, должен был стать питательной средой для правых идей.

Объясняя этот феномен, экс-лидеры почившей в бозе партии привычно кивают на госконтроль над ТВ. Но это опять же лишь малая часть правды. Власть голубого экрана тоже отнюдь не беспредельна.

Как ни грустно это признавать, но прежний СПС умер потому, что, кроме залихватских оппозиционных лозунгов, он не смог предложить обществу ничего по-настоящему завлекательного. В 1999 году правые пошли на выборы под лозунгом “Кириенко — в Думу, Путина — в президенты”. Как выяснилось, для удовлетворения политических чаяний среднего класса оказалось вполне достаточно пребывания ВВП и его ставленников на вершине власти. Вожди СПС с их абстрактными разговорами о демократии на этом празднике жизни оказались лишними.

Общество без реальной оппозиции — ненормальное общество. Но в политике нет места вегетарианству. Здесь выживают только организмы, способные дать сдачи конкурентам. Заглатывание СПС Кремлем — вполне закономерный и даже в чем-то справедливый итог. В 2000 году в США был пример, когда сенатором избрали мертвеца (кандидат умер в тот момент, когда его уже поздно было вычеркивать из бюллетеней). Но правым ничего подобного не грозило.

Что же светит двум ветвям правых в их новых реинкарнациях? Если политическая обстановка вдруг не изменится самым радикальным образом, то, скорее всего, ничего особо блестящего. “Придворные” правые вполне могут стать копией партии Миронова. А оппозиционерам с высокой вероятностью предстоит жизнь среди прочих политических маргиналов.

Чудес ведь, к сожалению, не бывает. Через неизбежные этапы политического развития невозможно перепрыгнуть одним скачком. Население еще не настолько насытилось хлебом, чтобы ему захотелось еще и политических зрелищ.
Но и это тоже еще не вся правда. Власти удалось сейчас поставить в общественном сознании знак равенства между понятиями “демократы” и “Запад”. И частично этот упрек в адрес наших либералов, безусловно, справедлив. Запад — это, конечно, колыбель демократических идей. Но понятий “национальные интересы” и “мировая конкуренция” тоже никто не отменял.

Реакция многих наших демократов на войну в Грузии и некоторые другие международные события показывает, что они смотрят на ситуацию более линейно. Типа, ведь в США и Европе демократия? Значит, западники по определению правы в абсолютно любом конфликте с Москвой! Пока российские правые не избавятся от этой болезни роста, ренессанс их идей в нашей стране так же вероятен, как, скажем, избрание Немцова президентом.

Михаил РОСТОВСКИЙ.

“МК” расспросил экс-лидеров демдвижения о причинах этого решения и будущем демократической оппозиции.

Борис Немцов: “Мы не собираемся у Кремля ничего спрашивать”


— Вы знаете, чем вызвано решение Никиты Белых покинуть СПС?

— Никита Белых не захотел участвовать в проекте, организованном Кремлем. В проекте создания марионеточной партии, где кремлевские кукловоды будут все решать, а говорящие головы — повторять за ними. Он не хочет в этом участвовать, я его решение понимаю и уважаю.

В принципе, в СПС всегда было два течения, одно лояльное власти, другое оппозиционное. Чубайс и Немцов. Я думаю, пришло время размежеваться. Одни пойдут на поклон в Кремль, другие с гордо поднятой головой будут участвовать в другом движении.

— Будет какой-то другой проект?

— Мы создаем объединенную демократическую оппозицию. Съезд назначен на 12 декабря в Москве. Сейчас я на конференции в Екатеринбурге. То есть другой проект уже есть. Проект, который создается снизу и вызывает истерику у Путина, Суркова и других. В нем участвую я, Каспаров, Белых, Яшин, М.Резник, много других людей.

— Как вы оцениваете перспективы этого объединения? Ведь раньше такие попытки оказывались не слишком успешными.

— Участвуют представители СПС, “Яблока”, “Гражданского фронта”, правозащитники — это обнадеживает. У нас нет Лимонова, нет вообще левых радикалов. Это настоящая демократическая оппозиция. Я думаю, запрос на оппозиционное движение в стране будет расти, потому что социальная политика, которую проводит Путин, и рост инфляции, и коррупция, и милитаризация страны вызывают все меньше энтузиазма.

— ЦИК вас зарегистрирует, как считаете?

— Мы не собираемся у Кремля ничего спрашивать и ничего регистрировать. Потом, когда мы добьемся восстановления в стране политики (а сейчас у нас только один политик), сможем участвовать в выборах. Сейчас же нет выборов. За них еще предстоит бороться.

Никита Белых: “Я не верю в просвещенного монарха”


— Ваше решение связано с нежеланием участвовать в марионеточном проекте Кремля?

— Совершенно верно.

— А дальше что планируете делать?

— Пока не знаю.

— Будете участвовать в Объединенной демократической оппозиции?

— Поскольку я участвовал в этом проекте с момента его появления, я, конечно, продолжу им заниматься.

— А как вы относитесь к тем вашим бывшим соратникам, которые намерены сотрудничать с Кремлем?

— Я их понимаю и не осуждаю. Сложно обвинять людей, которые хотят бороться за депутатские мандаты, чтобы отстаивать в каком-нибудь парламенте свои позиции, отличные от властных. Это хорошая и правильная работа. По крайней мере она лучше, чем ее отсутствие. Я и сам являюсь депутатом заксобрания Пермского края.

— Каким будет новое лицо партии?

— Не знаю. Я так понимаю, речь идет о решении коллегиального органа, мягко говоря, согласованном с администрацией. Я не хочу за них думать.

— Все-таки никакой возможности сохранить СПС в прежнем виде не было?

— Поверьте, нет. Я последние полгода занимался этим.

— Как вы считаете, что будет с российской партийной системой?

— Сторонники партстроительства сверху считают, что власть сама заинтересована в том, чтобы существовала демократия. Но я не верю в идею просвещенного монарха. На сегодняшний день время партийной публичной политики еще не пришло. Или уже ушло.

“Почему нельзя было оставить как есть?” (С сайта Никиты Белых.)


“Во-первых, нет денег. Никаких мифических “денег Чубайса” не существует в природе, и уже около года, кроме меня, практически партию не финансирует никто (я имею в виду федеральный уровень, понятно, что ряд регионов находится на самообеспечении, за что им искренняя признательность). Во-вторых, если ничего не делать, то партия начнет разваливаться изнутри. Как только речь пойдет о региональных выборах, наши товарищи в регионах не смогут оставаться в партии и побеждать. Не дадут”.

АНЕКДОТ ДНЯ

Не успел Чубайс стать главным в России по нанотехнологиям, как СПС стало не видно даже под микроскопом.



    Партнеры