Владимир Путин — не Бог

А всего лишь премьер-министр

4 декабря 2008 в 19:25, просмотров: 3173

Сеанс массовой телевизионной психотерапии в общенациональном масштабе провел вчера Владимир Путин. В ходе прямой линии с народом премьер призвал россиян быть готовым к новым тяжелым временам, а также объяснил, как власть намерена бороться с кризисом. Пламя финансового пожара планируется гасить с помощью как минимум частичной национализации жизненно важных предприятий. Ну а выброшенным на обочину экономической жизни рядовым гражданам предстоит участие в общественных работах по методе американского президента Франклина Рузвельта.

По своему внешнему антуражу вчерашняя путинская прямая линия мало чем отличалась от аналогичных мероприятий из эпохи президентства ВВП. Но задаваемые Владимиру Владимировичу вопросы, его ответы, а также сама атмосфера действа самым наглядным образом свидетельствовали: за какие-то считанные месяцы жизнь в стране изменилась самым радикальным образом. На смену острому, но приятному вопросу “как лучше обеспечить рост?” пришла более привычная для нашей страны проблема “как выжить?”.

“Даже несмотря на финансовый кризис, по нынешнему году результаты хорошие… У нас есть все шансы пройти через сложный период с минимальными издержками” — эти ритуально-успокоительные заявления премьера были не более чем приправой к основному блюду. “Раньше мировая экономика не сталкивалась с кризисом такого масштаба” — именно на эти слова ВВП со всеми вытекающими из них последствиями стоит обратить особое внимание.

Перевернувшаяся с ног на голову ситуация в мире и в стране не могла не сказаться на поведении и возможностях самого Путина. Девочка Даша из деревни получит от “дяди Володи” не только “платье Золушки”, но и поездку в Москву. С очень большой вероятностью дровишек подкинут и старушке Надежде Петровне. Но для основной массы телезрителей Владимир Владимирович уже не мог играть привычную для всех роль “доброго волшебника”. Изнемогающая под тяжестью коммунальных тарифов дама из Омска, работающие себе в убыток фермеры — всем этим и многим другим участникам прямой линии ВВП в отличие от прошлых времен не смог пообещать быстрого решения их проблем. Вместо этого премьер, по сути, честно признал: в нынешней ситуации государство далеко не всесильно.

Зато глава кабинета министров разъяснил, как правительство намерено спасать наше народное хозяйство в макроэкономическом плане. ВВП признал, что государство будет напрямую входить в жизненно важные для страны компании. В “переводе с экономического” это означает по меньшей мере частичную национализацию этих предприятий. В кулуарах российские чиновники уже не раз давали понять, что бесконечно долго выступать в роли хозяев “заводов и пароходов” власть не собирается. После экономического выздоровления спасенные государством активы вновь будут приватизированы. Контуры грядущего масштабного перераспределения собственности, о которой недавно писал “МК”, становятся все более отчетливыми.

Путин выразил надежду, что России таки удастся избежать массовой безработицы. Но при этом из слов премьера следовало, что сам он в это не слишком верит и готовится к худшему. Стране фактически предложена адаптированная к российской почве версия “нового курса” президента США Франклина Рузвельта из 1930-х годов. Тогда Рузвельт спас миллионы безработных американцев от голодной смерти, заняв их на общественных работах типа строительства дорог и мостов за федеральные деньги. Теперь, по словам ВВП, нечто подобное предстоит и нам.

В последнее время, говоря о современной Америке, Путин в основном выражался на языке угроз и проклятий. Вчера же в адрес нового хозяина Вашингтона Барака Обамы его коллега по “владению Белыми домами” сделал самый настоящий реверанс. “Если это не только слова, наша реакция будет адекватной” — в таком примирительном тоне ВВП отреагировал на вопрос о идущих из США в направлении России позитивных политических сигналах.

Кроме не слишком удачного путинского сравнения Саакашвили с Саддамом Хусейном в прямой линии резануло еще одно обстоятельство. Когда премьер в разгар экономического кризиса общается с народом в эфире государственного ТВ, это абсолютно правильно. Но вот когда действо из государственного становится партийным, назвать это правильным язык уже не поворачивается. В нашей нынешней Конституции, как известно, нет пресловутой шестой статьи о “руководящей и направляющей” роли партии. К сожалению, в ходе прямой линии эта грань несколько раз была пересечена.

 В начале мероприятия ведущие говорили исключительно о “приемных Владимира Путина” и старательно избегали названия “Единая Россия”. Но ближе к середине действа “плотину” словно прорвало. Даму-кардиолога из Иванова, призвавшую Владимира Владимировича “принять меры как руководителя партии”, еще можно было понять и простить. Но вот к организаторам и ведущим действа это уж точно не относится. Если им хотелось устроить чисто партийное мероприятие, не стоило этого делать на государственном ТВ и за государственный счет. Британским премьерам почему-то удается четко разделять роли руководителя правительства и лидера партии. А раз так, то российским политикам это тоже вполне по силам.

“Когда пойдет снег?” — “Когда бог даст!” — такой обмен репликами произошел в самом конце прямой линии Владимира Путина с народом. Многие россияне по инерции еще считают ВВП кем-то вроде бога. Но, к счастью или несчастью, он всего лишь премьер-министр.



Партнеры