Хроника событий Предательство друга: Порошенко завершил политическую карьеру Саакашвили Порошенко назвал протестующих экологов Мариуполя «наемниками Путина» Советника министра обороны Украины уволили за постановочные фото из Донбасса Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко

Легко ли быть украинским революционером?

Спецрепортаж корреспондента "МК" с горячего Майдана

5 декабря 2013 в 14:07, просмотров: 12073

Количество палаток в центре Киева растет от часа к часу. Выйдя из кафе на Крещатике, я обнаружила, что, пока пила кофе, вдоль проспекта в два ряда выстроились палатки партии «Батькивщина». Изменился гендерный и возрастной состав участников. 3 декабря, когда протестующие ходили пикетировать Верховную Раду, соотношение полов и поколений в их рядах было примерно таким: одна женщина и один парень студенческого возраста на 20 мужчин 30-40 лет. К четвергу Майдан помолодел.

Легко ли быть украинским революционером?
фото: РИА Новости

У входа в Киевскую городскую Раду, где сейчас находится главный штаб восстания, выстроилась длинная очередь. Юноши и девушки, многие из которых прибыли из других регионов, горят желанием поскорее пройти регистрацию и найти свое место в рядах борцов за евроинтеграцию. Под табличкой «Киевская городская Рада» на сером камне стены большими черными буквами написано: «Штаб революции». Под табличкой «Киевская городская администрация» тем же почерком: «Революционный трибунал». Один подъезд работает только на вход, второй – только на выход. Все четко организовано.

- Мы приехали из Львова. – рассказала девушка по имени Галина. – Приехали добровольно, но добраться сюда нам помогли. Прислали за нами автобус.

Меня всегда интересовало: каково это – быть революционером? Революционер у меня ассоциировался с Рахметовым, который спал на гвоздях. И вот теперь представилась возможность изучить этих людей вблизи. А то и самой стать одной из них. Почему нет?

Первая попытка использовать меня на благо революции была предпринята суровым парнем в вестибюле Дома профсоюзов, где у Майдана еще один штаб. «На кухню пойдешь? Канапе резать?» - спросил он, видя, как я задумчиво изучаю объявления о наборе волонтеров. «Ни», - ответила я вежливо, но твердо. – Думаю, что принесу больше пользы на другом участке фронта». «Тогда сходи в городскую Раду», - посоветовал он.

Первый, кто мне там встретился, был священник. Священнослужители Киевского Патриархата получили от своего Патриарха благословение оказывать пастырскую и молитвенную помощь прихожанам, которые находятся на Майдане. Не отстают от них и униаты. Священники Московского Патриархата могут присутствовать среди протестующих только в личном качестве. В вестибюле висит икона, перед ней – зажжены свечи.

«На Евромайдане без вести пропали 34 человека», - гласит висящая на стене листовка. Здесь же висят списки этих пропавших. «Регистрация прибывших – в Колонном зале», - сообщает другой листок. «Нужны волонтеры для сбора подписей», «Требуются активисты для работы в интернете», «Друг! Нужна твоя помощь!», а чуть ниже – стрелочка-указатель: «Столовая бесплатно». Рядом с указателем висит «памятка»: «Профилактика острых кишечных инфекций».

В столовой понимаю, насколько эта памятка актуальна. Между пьющими чай революционерами сидит старый неопрятный бомж с подбитым глазом.

На втором этаже, куда можно подняться по широкой мраморной лестнице, еще одна точка бесплатного общепита. Здесь уже дают не только бутерброды и печенье, но и горячий суп, гречку, сосиски. На столах стоят банки с рыбными и мясными консервами, соленьями. На девушках, раздающих пищу – маски и специальные халаты. Правда, не на всех.

- Что люди нам приносят, тем и кормим. – говорит одна из работниц столовой. – Все несут: пирожки, булочки, консервы. Горячее готовят в полевых кухнях на Майдане, потом сюда привозят. Все мы работаем бесплатно и добровольно.

На столе – трехлитровый баллон с солеными помидорами и огурцами, и «красная рыба пролетариата» - килька в томатном соусе.

У противоположной стены зала на столах свалены груды теплой одежды. Пожилая женщина роется в этих вещах.

- Хочу что-то теплое подобрать, а тут одни маломеры. Я на Майдане нахожусь. Вот пришла, чуть-чуть отдохнула, поела и опять пойду. Я сейчас на пенсии, а раньше работала технологом на производстве. Сейчас - гражданский активист: у меня общественная организация, мы занимаемся общежитиями. Добиваемся, чтобы людям, которые при советской власти жили в общежитиях, разрешили приватизировать их комнаты.

В это время раздается пение: по периметру помещения движется процессия священников, которые окропляют всех святой водой. В том числе и спящих, которые в причудливых позах лежат на полу повсюду.

Колонный зал – огромный, светлый и роскошный, с хрустальными люстрами и дорогим паркетом – напоминает зал ожидания какого-то вокзала. Везде вповалку лежат люди. На сцене, где стоит старинный белый рояль, висит плакат: «Регистрация революционеров». Вот оно, наконец-то.

- Как можно записаться в революционеры?

Женщина-активистка придвигает ко мне регистрационный журнал.

- Записывайтесь.

- А документы смотрите?

- Та ни. Просто пишете вот тут свою фамилию, имя, город, где живете, номер телефона. И расписываетесь.

- А телефон зачем? Будут звонить и давать задания?

- Ни. Це ну як ни дай Бог що… Е жеж без вести пропавшие. Щоб мы могли знати що вы булы…

- Хорошо, я подумаю до завтра. Может, и запишусь.

На соседнем столе стоит пластиковая банка под объявлением: «Сбор пожертвований на революцию». Рядом плакаты: «Набор добровольцев для патрулирования улиц», «Возьми революционера на проживание». Последнее особенно актуально: «очень много приезжих», говорит журналист из Львова, который назвался Юрием. «А много здесь людей с Западной Украины?» - спрашиваю его. «Да процентов 50».

(По данным Львовского штаба Координационного совета объединенной оппозиции для отправки людей на Майдан только в ночь со 2 на 3 декабря было задействовано 133 транспортных средства: 17 автобусов, 23 микроавтобуса и 93 частных легковых автомобиля, в которых в столицу перевезли полторы тысячи жителей Львова).

У выхода из зала оборудован пункт психологической помощи. Недоумеваю: какая может понадобиться психологическая помощь участнику Майдана? Курс реабилитации после психологической травмы от столкновения с «Беркутом»? «Мы работаем первый день. – рассказала врач-психотерапевт Мария. - Но люди уже обращаются. Пришел парень, рассказал про свои проблемы с девушкой. Женщина обратилась с жалобами на плохой сон». «Ко мне обратились представители одной из партий. – продолжил ее коллега. – Спрашивают, как распознать провокаторов». «Вас организаторы сюда пригласили?» - спрашиваю. «Нет, это наша инициатива. Мы работаем абсолютно бесплатно. До 16 часов я на работе, потом здесь».

За огромными колоннами, у окон расположился медпункт. Столы завалены медикаментами. Мужчина обратился с проблемами сердца, его тут же уложили в углу на маты и меряют давление. «Чаще всего к нам обращаются с острыми респираторными заболеваниями. – рассказала симпатичная девушка Ирина. – Фарингиты, ларингиты. И с желудочно-кишечными. Мы студенты-медики, приехали из Ивано-Франковска. Работаем здесь бесплатно». «А преподаватели вас отпустили?» - «Нет. Нам пишут пропуски».

Комендантом мэрии считается депутат от партии «Свобода» Эдуард Леонов. Но конкретные вопросы решают другие люди. Во сколько обходится ежедневное кормление такого количества людей, мне выяснить так и не удалось: общей информацией никто не владеет. Вопросы распределения поступающих пожертвований решаются в рабочем порядке.

- Осторожно! Это инструмент 47-го года! – Сергей Трищанович, заместитель Киевской городской организации «Батькивщины», представился мне как «комендант от революции». Его беспокоит белый рояль, который сейчас готовят к выступлению известной украинской артистки Олександры Морозовой. В старых фильмах рояль – непременный атрибут революции. Обычно он символизирует хрупкость и утонченность старого мира, который рушится под напором молодых варваров.

- Мы поделили обязанности: «Батькивщина» отвечает за хозяйственные и организационные вопросы, «Удар» - медико-санитарные дела, «Свобода» - охрану и безопасность. – рассказывает Сергей.

- Как вам удалось захватить здание?

- Это заранее не планировалось, произошло стихийно. Просто разбили окна, через них зашли внутрь и открыли дверь. Было воскресенье, в здании находилась только охрана.

- А кто обеспечивает работу городских служб, пока вы здесь?

- На всех этажах, кроме первого и второго, работают сотрудники городской администрации. Просто они заходят через другие входы. Глава администрации не ходит, он сюда боится приезжать. Но доступ у него тоже есть.

- Каковы дальнейшие планы оппозиции?

- Будем продолжать блокировать здания, а на конец недели запланирован грандиозный митинг. Возможно, последуют какие-то действия. Мы сейчас добиваемся перевыборов и Верховной Рады, и президента. Но стратегия не на моем уровне.

На здании центрального штаба в Доме профсоюзов теперь установлен большой телеэкран, на котором идет непрерывная трансляция выступлений на Евромайдане. В среду в сопровождении Яценюка и Кличко на Майдане появился министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, который приветствовал митингующих. В Киев поддержать революцию прибыли гости из Тбилиси, в частности, сподвижник Саакашвили Георгий Барамидзе. Ожидается и прибытие самого Саакашвили. На Майдане уже стоит палатка под грузинским флагом.

Я обнаружила на площади также «молельную палатку», в которой священники Киевского патриархата несут священную вахту вместе с униатами.

- Люди нуждаются в духовной поддержке, пастырском наставлении. – объяснил мне свое появление на Майдане униатский священник отец Алексий. – Мы здесь служим, исповедуем, наставляем людей.

- Как по-вашему: церковь должна участвовать в политике?

- Це не политика. Речь идет о свободе, справедливости, праве людей высказывать свое мнение.

Если колонный зал мэрии напоминает зал ожидания, то Октябрьский дворец, в котором до его захвата революционерами располагался Международный центр культуры и искусств, больше похож на ночлежку. Люди спят даже на подоконниках, укрывшись тяжелыми бархатными портьерами. Здесь все четко: всем выдают одинаковые одеяла (очевидно, из одной партии), все сгруппированы по регионам. Хрусталь и бронза светильников, изысканная лепнина и колонны в античном стиле, а на этом фоне – лежащие вповалку люди. И запах… Как в солдатской казарме. Носки и обувь десятков мужчин после долгой дороги и стояния на Майдане ландышами не пахнут.

За барной стойкой парень в маске разливает чай и кофе. Тут же висит зловещее объявление: «Мойте руки через каждые 15 минут».

Вот засада. Возвращаюсь в гостиницу и бегу в ванную мыть руки. Пожалуй, доля украинского революционера для меня слишком тяжела.

Киев

 

Новая Украина. Хроника событий


Партнеры