Следствие подмажет…

Коррупционный скандал в столичном ГСУ: начальника уволили, разоблачения продолжаются

6 марта 2014 в 18:39, просмотров: 44654
Следствие подмажет…
Начальник следственной части Сергей Никонов.

Череда скандальных отставок в МВД продолжает набирать обороты. Вслед за снятием зам. министра по следствию Юрия Алексеева и главного следователя ГУМВД Москвы Владимира Морозова настала очередь их подчиненных.

Проведенная в столичном следственном управлении комплексная проверка МВД вскрыла беспрецедентные факты. Речь идет не только о тотальном развале работы, массовых нарушениях и злоупотреблениях, но и о полной потере управляемости со стороны руководства ГСУ. Большинство возбуждаемых дел до судов не доходят, сотни других вообще бесследно пропадают, а следователи напропалую занимаются фальсификациями, вплоть до того, что заполняют документы «шпионскими» исчезающими чернилами.

Вывод ревизии однозначен: ответственность за царящее беззаконие несут «герой» наших многочисленных публикаций, теперь уже бывший начальник ГСУ ГУМВД Владимир Морозов, а также его заместители.

Источники говорят, что в ближайшее время вся верхушка московского следствия рискует лишиться своих постов…

О том, что творится в московском полицейском следствии, мне доводилось писать не раз. Но, оказывается, мы и близко не представляли себе истинного «размера бедствия»…

Полмесяца комиссия следственного департамента МВД проверяла работу ГСУ ГУМВД столицы. 40-страничный отчет читается как обвинительный приговор. Частица «не» фигурирует едва ли не в каждом абзаце: не справились, не выполнили, не обеспечили…

Сказать, что в следствии творится бардак — значит, не сказать ничего. Речь без преувеличения идет о масштабной системе беззакония и произвола.

Конечно, и прежде работа полицейских следователей была далека от безупречной. Уже давно за ГСУ закрепилась слава одной из самых беспредельных и коррумпированных служб Петровки.

Именно под таким предлогом 1,5 года назад со скандалом был отправлен в отставку генерал Иван Глухов, руководивший ГСУ рекордный срок — 12,5 года. Пришедший ему на смену бывший начальник Зеленоградского и Смоленского УМВД Владимир Морозов обещал расчистить авгиевы конюшни и навести здесь порядок, но…

Сравнивая нынешнюю инспекцию с результатами предыдущей (ее проводили параллельно со сменой Глухова), проверяющие приходят к неутешительному заключению:

«Проверка констатировала отсутствие позитивных изменений, соответствующие выводы руководством ГСУ не сделаны, действенные меры не приняты. Начальник ГСУ генерал-майор юстиции Морозов В.Д. фактически самоустранился от исполнения должностных обязанностей, не обеспечил требуемого подхода к работе, не уделил должного внимания вопросам исполнительской дисциплины».

Генерал Морозов — «герой» целой серии наших недавних публикаций, ставших в итоге его эпитафией. («Кто ужинает генерала Морозова?», «МК» от 7.11.2013, «Ты помнишь, Морозов, дороги Смоленщины?», «МК» от 16.12.2013, «Главный следователь московской полиции подал в отставку», «МК» от 21.01.2014).

Не буду сейчас повторяться, перечисляя бесчисленные выходки этого человека, вся жизнь которого — сплошной непрекращающийся скандал. Таким, как он, власть просто противопоказана.

В конечном счете руководство МВД пришло к аналогичному выводу. 19 января прямо в кабинете министра Владимир Морозов был вынужден написать рапорт на увольнение. Сейчас в Следственном комитете решается вопрос о привлечении его к уголовной ответственности.

Еще долго ГСУ будет восстанавливаться после разрушительной деятельности Морозова. Плоды его трудов — 72-е место в общероссийском рейтинге следственных органов МВД (из 82 возможных) и отрицательные показатели по всем без исключения линиям работы.

Почти на 20% возросло количество дел, возвращенных прокурорами и судами на дополнительное расследование, то есть откровенный брак. Почти вдвое увеличились факты незаконного привлечения людей к уголовной ответственности (в прошлом году — 335). На треть выросли жалобы и обращения, на 64% — число внесенных прокурорами требований. Ущерб потерпевшим повсеместно не возвращается. Бесконечная волокита: каждое пятое дело расследуется сверх разумных сроков.

Вместо того чтоб раскрывать преступления и искать злоумышленников, следователи предпочитают куда более удобный путь: они попросту приостанавливают дела «за неустановлением лица, подлежащего привлечению к обвинению».

По числу приостановленных расследований ГСУ занимает первое место в стране. Их удельный вес… 85% от всех расследованных дел. Иными словами, только в 1 случае из 6 материалы уходят в суд, во всех остальных — мертвым грузом ложатся на полку.

Проверка показала, что подавляющее большинство таких дел «приостанавливаются преждевременно и незаконно, без выполнения следственных действий… на протяжении ряда лет никаких мер по изобличению виновных не принимается». Есть сотни случаев, когда подозреваемых незаконно освобождали от уголовной ответственности и снимали с розыска.

Интересная деталь: половину всех затребованных в ГСУ уголовных дел комиссия МВД найти не смогла. Более 300 приостановленных дел — тысячи томов — испарились в неизвестном направлении, хотя розыск скрывшихся злоумышленников обязан был продолжаться. Только в следственной части ГСУ пропало 164 дела. 57 дел потерялось в Красносельском ОМВД, 31 — на Пресне. И это как нельзя лучше объясняет коррупционную подоплеку происходящего.

Мало просто приостановить дело и освободить полюбившегося злодея от наказания. Где уверенность, что завтра следствие не возобновится опять? Пропажа дела — вот единственная гарантия. Нет дела — нет тела…

Впрочем, даже если дело находится в производстве и не выброшено на помойку, это отнюдь не означает, что преступление раскроют.

«В 75% дел поручения следователя формальны, дублируют друг друга, контроль за их исполнением отсутствует. При наличии явных признаков преступления только в 35% случаев дела возбуждались в течение дежурных суток. Экспертизы не назначаются. Указания руководителей и прокуратуры не исполняются. Неэффективна система ведомственного и процессуального контроля».

Хуже всего — ситуация в следственной части ГСУ Петровки, непосредственной вотчине Морозова. Здесь творится абсолютный хаос. Достаточно того, что следственная часть живет по положению, уже 2 года как утратившему силу, однако нового никто разрабатывать не собирается. Календарные планы не составляются, заслушивание дел ведется исключительно формально, выполнение решений никем не контролируется.

«Уголовные дела в помещении архива СЧ ГСУ хранятся в хаотичном порядке, бессистемно, — констатируют проверяющие. — Журналы учета уголовных дел, по которым предварительное расследование приостановлено, не ведутся. Отсутствие контроля за порядком учета и хранения уголовных дел привело к их утрате и к фактическому прекращению работы следователей по установлению места нахождения подозреваемых и обвиняемых».

В камерах хранения вещдоков инспекция обнаружила более 8,3 млн рублей, 9,5 тыс. долларов, ценности, которые по документам значатся как давным-давно возращенные законным владельцам.

Несмотря на резкое ухудшение работы (вдвое выросло число дел, прекращенных за непричастностью обвиняемых, впятеро — количество людей, незаконно содержавшихся за решеткой), рост жалоб, нарушений и прокурорских требований (на каждого следователя в год усредненно приходится 4 жалобы), руководство ГСУ практически не наказывает следователей. По 39 делам, возвращенным на допрасследование, только двое следователей подверглись обструкции, остальных даже не пожурили. («Неоправданный либерализм» — сказано в заключении проверки.)

Что такое следственная часть ГСУ? Элита, белая кость. Здесь должны распутываться самые громкие, самые сложные дела, разбиваться организованные группы. Увы, ничем подобным аппарат не может похвастаться.

Пара красноречивых цифр. Всего в производстве следственной части ГСУ ГУМВД находилось 6080 уголовных дел. За год в суд ушло лишь 272 дела, из них с признаками «в составе организованной группы» — 51. Это и есть тот мизерный выхлоп, ради которого целый год трудились 240 следователей.

Больше половины дел в ГСУ (свыше 3 тыс.) возбуждено по одной и той же 186-й статье Уголовного кодекса: подделка денег и ценных бумаг. По оценке ревизоров, почти все они не имеют судебной перспективы, треть их благополучно приостановлена. Что это означает — люди знающие понимают без перевода: налицо типичная манипуляция со статистикой. Дела искусственно разбиваются по эпизодам, за счет этого идет рост полицейских «палок». (Каждая купюра становится как бы самостоятельным делом.)

Еще один способ «палочной химии» — «воровство» материалов с «земли». Никакой сложности в расследовании они не представляют — одноэпизодные преступления, с которыми легко справился бы даже начинающий стажер (грабеж, сбыт наркотиков, мошенничество). Но как это удобно — взять почти готовое дело, загнать в суд и гордо отчитаться потом об успехах. Счет таким в СЧ ГСУ идет на многие десятки.

Это наперсточное мастерство («искусственное формирование положительных результатов деятельности») столичные следователи — не в пример мастерству профессиональному — освоили в совершенстве. Вопреки многолетним заверениям руководства МВД «палочные» показатели никуда не исчезли — и их подчиненные по-прежнему изгаляются кто во что горазд. Не важно, как ты работаешь, важно — умеешь ли рисовать цифирки в отчетах.

Год назад, например, в СЧ ГСУ вскрылся беспрецедентный случай, когда следователи попались на заполнении статистических карточек по уголовным делам исчезающими симпатическими чернилами: при нагревании, в лучших шпионских традициях, эти записи исчезали.

Смысл хитрости в том, что «шпионские» карточки неслись затем на утверждение прокурору, после чего все данные (кроме подписи прокурора) удалялись, заполнялись по-новому, но уже с другими, более тяжкими составами УК. Так делалась высокая раскрываемость. Подобных фактов обнаружилось ни много ни мало 628.

Как раз сейчас на Петровке разгорается новый, еще более громкий скандал. Начатая по инициативе начальника ГУМВД Москвы Анатолия Якунина проверка обнаружила дикое расхождение между отчетами ГСУ и судебной статистикой. По докладам следствия, законченные уголовные дела якобы направлялись в суды, однако в судебных учетах они не значатся; из пункта А ушли, но в пункт Б не пришли. С 2009 года такая «недостача» составляет от 3 до 4 тысяч «потерявшихся» дел. Ежегодно!

При более детальном разбирательстве стали вскрываться совсем запредельные вещи. В ОМВД «Ярославский», например, дабы покрыть «недостачу», попросту… сфабриковали приговоры судов. На запрос ГУМВД начальница следственного отдела подполковник Зайцева представила копии 5 решений райсуда, которых там не видели и в глаза. (За это, и не только, 2 недели назад ее уволили.)

Есть случаи, когда имена обвиняемых в массовом порядке списывали с… надгробных памятников и затем вставляли в левые статистические карточки.

…Если бы не скорое увольнение Владимира Морозова — все эти вопиющие факты должны были стать точно таким же надгробием для него самого. Не случайно в отчете о проверке МВД многократно повторяется, что именно «серьезные упущения» начальника ГСУ закономерно привели к тотальному развалу работы, усугубив и без того дрянную ситуацию.

Впрочем, в полной мере эту ответственность разделяют и морозовские заместители: Сергей Никонов (он же начальник следственной части), Игорь Веретенников, а также большинство начальников окружных следственных управлений. Уже в ближайшее время все они могут лишиться своих кресел. Не просто могут: должны!

Особенно много вопросов накопилось к первому зам. начальника ГСУ Игорю Веретенникову, курирующему работу окружного и районного звена. (Именно он остался после Морозова исполнять его обязанности.)

За полковником Веретенниковым прочно закрепилась слава «серого кардинала» ГСУ. В нынешней должности он сидит уже 12 лет, благополучно пережив 2 начальников и побив рекорд долголетия своего друга и соратника Ивана Глухова (вместе много лет работали еще в Восточном округе).

Парадокс! Глухова с позором изгнали: первый зам остался. Морозова заставили подать рапорт, обвинили в развале, первый зам — по-прежнему на месте. Удобная позиция: отвечают все кто угодно, только не он, хотя Веретенникову подотчетны 90% московских следователей, а за 12 лет большинство руководителей расставлены лично им. (В том числе и собственная жена, уже давно работающая зам. начальника следственной части УМВД их родного с Глуховым Восточного округа.)

О Веретенникове говорят как об исключительно крепком профессионале, хитроумном процессуалисте, мимо которого не проскочит и мышь. На него замыкается вся выстроенная в Москве следственная вертикаль.

Доведется — о многих историях, связанных с этой вертикалью, я еще расскажу. Вот лишь последняя.

Две недели назад, 18 февраля, полковник Веретенников изъял из следственной части УВД Северо-Восточного округа уголовное дело №564686. На другой же день по его указанию оно было прекращено.

Суть дела: в конце прошлого года полицейские СВАО задержали 2 цистерны с фальсифицированным коньяком, которые собственник ЗАО «Мосазервинзавод» без документов перевозил с одного предприятия на другое. Экспертиза показала: в цистернах — брак, не соответствующий коньячному ГОСТу. При этом «виноделы» не скрывали, что собирались разливать фальсификат по коньячным бутылкам и запустить в продажу.

И вот в самый ответственный момент, даже не дожидаясь итогов повторной экспертизы, Веретенников забирает и хоронит дело. Изъятые образцы продукции уничтожаются.

Самое поразительное, что лишь накануне это дело в ГСУ уже изучали и благополучно вернули назад, в округ, сопроводив массой дополнительных указаний: подписал их лично Веретенников. Объяснить такую внезапную смену настроений с точки зрения УПК никак невозможно.

Не поняла ее и горпрокуратура. В прошлую пятницу прокуратура отменила постановление о прекращении и вернуло дело для дальнейшего расследования в ГСУ. Пикантность ситуации состоит еще и в том, что Веретенников успел провести служебную проверку и представил всех руководителей СУ ВАО (вплоть до начальника отдела) к снятию за «допущенные нарушения законности».

Теперь же выясняется, что проверять и снимать нужно не их, а самого Веретенникова.

То, что творится сегодня в московском следствии, давно уже вышло за грани разумного. О тотальной коррупции и мздоимстве говорится почти открыто.

Только с начала года при получении взяток были задержаны трое подчиненных Морозова, Веретенникова, Никонова — капитанов столичного следствия, плотно посадивших свой корабль на мель. Последний случай имел место 2 недели назад — с поличным взяли начальника следственного отдела ОМВД «Нагатинский Затон»; майор Петров вымогал с потерпевшего 150 тыс. рублей за возврат угнанного авто.

Где уж тут заниматься обычной рутинной работой? Потому тысячи дел пылятся на полках, бесследно исчезают. Вместо реальной борьбы с преступностью — «палочные» фальсификации, махинации, приписки.

Подойдите к зданию ГСУ ГУМВД на Новослободской, посмотрите, какие машины паркуют сотрудники, и вам все окончательно станет понятно: Рублевка отдыхает. (К моему другу Олегу Митволю следователь СЧ ГСУ пришел на обыск в часах Frederique Constant ценой 4,5 млн. Работает, кстати, до сих пор.)

Чтобы действительно навести здесь порядок — нужны экстраординарные, недюжинные усилия. Будущим руководителям ГСУ можно искренне посочувствовать: достанется им наследство почти неподъемное.

Но чем быстрее — тем лучше…



Партнеры