«Упоротый Лисовенко». Навальный устроил феерию в суде

Оппозиционер призвал в свидетели руководство Твиттера и главного нарколога Брюна

17 апреля 2014 в 19:44, просмотров: 38243

Бабушкинский суд Москвы начал рассматривать очередное уголовное дело в отношении Алексея Навального. Муниципальный депутат Лисовенко требует признать оппозиционера виновным по статье «клевета» УК. Поводом послужил твит политика, в котором он назвал Лисовенко наркоманом.

«Упоротый Лисовенко». Навальный устроил феерию в суде
фото: Дмитрий Каторжнов

Заседание проходило близ метро Бабушкинской — на почти конечной оранжевой ветки. Небольшое здание вместило магазин, десяток квартир и мировой суд. Мировой — потому что 128 статья УК не предусматривает реального лишения свободы; максимум — 500 тысяч рублей штрафа или исправительные работы в 160 часов. Навальный приехал на белом отечественном автомобиле, был весел и подмигивал корреспондентам.

Перед началом процесса в кулуарах развернулась филологическая схватка. «Депутат — наркоман» и «депутат-наркоман», — говорил вольный слушатель, — разные вещи. Первое — вопрос наркологический. А второе — психиатрическое утверждение». Корреспондент «МК» не рискнул спрашивать, откуда филолог знает подобные вещи.

В зал предсказуемо уместились не все. Обстановка скромная — 5 на 5 метров, несколько скамеек, клетка в углу. Судья — Анна Некряч; молодая, с томиками Уголовно-процессуального кодекса в руках. Интересы истца представлял адвокат Федор Трузов, одетый в голубой клетчатый пиджак и лососевого цвета рубашку; депутат Лисовенко также присутствовал. Навальный был в компании Вадима Кобзева и Ольги Михайловой, представлявших интересы оппозиционера в деле Кировлеса.

Неравнодушие общественности выразилось в лице Николая Ляскина, председателя московского отделения «Партии Прогресса» (она же «Партия Навального»), Владимира Акименкова, амнистированного по «Болотному делу» и еще нескольких активистов, шапочно знакомых корреспонденту по несанкционированным акциям. Пресс-секретарь Навального Анна Ведута красовалась футболкой с надписью «Где Навальный? Я за него и ты тоже можешь. #навальный_четверг».

Первое заявление сделал сам Навальный. «Ваша честь, прошу разрешить фото- и видеосъемку в ходе заседания», — испросил политик. Судья в прошении отказала.

Слово взял адвокат Кобзев. «Заявление Лисовенко принято с грубыми нарушениями норм Уголовно-процессуального кодекса, так как подлежит рассмотрению по месту преступления, — вступил он. — Если преступление началось в точке, А, а закончилось в точке Б, его рассматривает суд по территории точки Б». Потом, правда, перевел с юридического языка на человеческий.

Как заявил Кобзев, сообщение в Твиттере было прочитано «миллионом человек» по миллиону адресов по всей России. В соответствии с логикой суда все суды мира должны взяться рассматривать дело Лисовенко. «Такая логика была бы уместна, если письмо было бы отправлено Почтой России по конкретному адресу», — резюмировал юрист.

Напомним: депутат о неоднозначном твите узнал из рабочей записки своей сотрудницы. Муниципальный аппарат находится на улице Летчика Бабушкина, дом 1, корпус 1. Таким образом, обвинение считает рассмотрение именно этим судом законным и обоснованным.

«Хочу добавить, что только какой-то наркоман может предположить, что место преступления — это где сотрудники управы прочитали сообщение в Твиттере», — возмутился Навальный.

— А кто-о-о у нас снимает и выкладывает в Твиттер?! — неожиданно вошла в зал секретарь суда.

— Вы прервали судебное заседание?.. — робко поинтересовался оппозиционный политик.

— Нет… Просто послежу. — сказала она и нависла над журналистами, как преподавательница на диктанте.

Так или иначе, через час судья вышла из совещательной комнаты и в удовлетворении ходатайства отказала.

Следующее ходатайство вынес защитник мундепа. Федор Трусов потребовал удаления информации с сайта Навального, куда блог перенесли после блокировки ЖЖ Навального в марте этого года.

Юрист попросил изменить Навальному меру пресечения на домашний арест. То, что Навальный и так под домашним арестом (с 28 февраля по делу «Ив роше») и интернетом пользоваться по решению суда не может, заявителей не остановило.

- То есть вы просите по данному делу избрать меру пресечения? — поинтересовалась судья.

— Да…

«Всё, что здесь происходит, — это какое-то неуважение к суду, — обратился Навальный к председательствующей. — Я предлагаю оштрафовать их обоих за неуважение к суду. Смысл происходящего только в скандальных и бессмысленных заявлениях и появлении в СМИ множества комментариев. Никаких записей я не делал».

В ходатайстве судья опять отказала. Навальный остался под домашним арестом, а блог обновлять разрешили — только не самому Навальному, а его супруге Юлии Навальной и сотрудникам «Фонда борьбы с коррупцией»

После этого Трусов зачитал текст заявления Лисовенко о преступлении. «Высказывание дискредитирует меня как частное лицо, поскольку я исповедую православное христианство, в традиции которого пьянство и употребление одурманивающих веществ не приветствуются. Я являюсь офицером (штурманом военно-транспортной авиации) в запасе, распространение подобных сведений в отношении меня подрывает отношение ко мне, как к офицеру ВС России, так как издревле офицер-летчик является эталоном морально-волевых и личностных качеств, что в принципе несовместимо с обвинением в наркомании», — говорится в нём. Ранее защитник присовокупил к делу справку о том, что Лисовенко действительно не наркоман.

Навальный парировал: «Мое отношение к обвинению заключается в том, что оно просто абсурдно... Если что-то ходит как утка, выглядит как утка и крякает как утка — это утка. Депутат Лисовенко очень похож на наркомана. Он даже в документах подписывается «Ваш Лис». Если мы посмотрим в интернете слово «лис» по картинкам, то увидим мем «упоротый лис». Этот депутат действует таким образом, чтобы создать себе имидж наркомана. Единственное возможное последствие — к нему привяжется кличка «Упоротый Лисовенко», — разошелся оппозиционер. Присутствующие засмеялись: многие за время отсутствия Навального соскучились по авторскому стилю ведения бесед.

Также Навальный заявил свидетелей стороны защиты — «граждан Джека Дорси, Дика Костоло» как представителей компании Твиттер. Это чтобы доказать, что сообщения делал не Навальный, так как находился под домашним арестом. А также Евгения Брюна, главного нарколога Минздрава России и руководителя Московского научно-практического центра наркологии, и Евгения Ройзмана, мэра Екатеринбурга, в миру основателя фонда «Город без наркотиков».

Судья в вызове всех свидетелей защиты отказала. И перенесла заседание на завтра на 11:30.

«В страстную пятницу?! Православного Лисовенко?!« — вздрогнул Навальный.



Партнеры