Хроника событий Советника министра обороны Украины уволили за постановочные фото из Донбасса Художника, устроившего Майдан в Питере, наказывать не стали Отставка Яценюка стала итогом тайных торгов Порошенко Керри: США добиваются от Киева выполнения минских соглашений МИД Украины признал, что Нуланд действительно привозила в Киев печенье

Бойцы «Беркута» наконец заговорили: о снайперах, прошлом Яроша и СБУ Украины

Тайны Майдана - 2

2 апреля 2014 в 17:22, просмотров: 74655

В первой части нашего исследования «тайн Майдана» сотрудник крымского «Беркута» Всеволод Орлов рассказал обоозревателю «МК» о том, что с ним и его коллегами происходило в охваченном беспорядками Киеве. Корреспондент «МК» побывал на базе «Беркута»

Бойцы «Беркута» наконец заговорили: о снайперах, прошлом Яроша и СБУ Украины
фото: Марина Перевозкина

«Бойцы стояли до последнего. Вопрос: за что?»

Председатель правления Ассоциации ветеранов спецподразделения «Беркут» Владимир Крашевский держит в руках шеврон с обрывками камуфляжной униформы. Хищная птица на черном фоне. «Это шеврон моего погибшего в 1995 году друга, — говорит он. — Украинские флаги тогда с нашивок бойцы отпарывали вручную. Мы долго сопротивлялись внедрению символов украинской государственности. И в душе мы из России никогда не выходили. Вместо портретов Бандеры у нас висели портреты генерала Василия Маргелова и командира отряда спецназа «Витязь» Сергея Лысюка».

Крашевский ведет меня по бесконечным коридорам и переходам базы. База готова к обороне. На травке под весенним солнышком пятнистыми лягушками греются БТРы. В одной из комнат я вижу на стене портрет Путина. «Он висит здесь уже лет 15, — поясняет Владимир. — Как символ страны, о которой мы всегда помнили и в которую стремились вернуться. Хотя надежды на это уже не было».

Ох, не зря, думаю, киевские политики подозревали крымский «Беркут» во всех смертных грехах. Именно это подразделение стало главной мишенью в информационной войне.

— Обвинять бойцов спецназа в том, что они выполняли свои служебные обязанности, нелепо, — говорит Крашевский. — «Беркут» — это инструмент. Он может оказаться в хороших руках или плохих. Как снайперская винтовка. Если снайперская винтовка окажется в руках киллера и он из нее убьет человека, вы же не отдадите под суд винтовку? Смешно говорить, что наши сотрудники стояли за Януковича. Можно только обсуждать, насколько профессионально они действовали.

фото: Марина Перевозкина
Владимир Крашевский на базе «Беркута» в Симферополе.

— Они действовали профессионально?

— Не всегда. Вы, наверное, смотрели видео, где какого-то человека буквально палками вбивают в асфальт. Непонятно, кто это, но видно, что он без оружия. Это говорит о полном непрофессионализме сотрудников. Об их морально-психологической неготовности принимать участие в локализации массовых беспорядков. Или видео с «голым казаком». Не важно, как он оказался голым. Но уже за то, что сотрудники с ним фотографировались, всю эту группу тоже стоило бы раздеть и перекинуть за баррикады. Это если по-мужски. Нельзя уподобляться противоположной стороне. Мотивом действий сотрудника не может быть, например, «месть за погибших друзей». Таких людей нельзя посылать на подобные задания.

— Чем объясняются такие инциденты?

— У «Беркута» никогда не было единого подготовительного центра и единого руководства. Каждый отряд подчинялся милицейскому руководству своей области. Уровень подготовки подразделений был разный. В Симферополе и Луганске ежегодно проводилась аттестация на право ношения краповых беретов. Мы знаем, что такое боевая обстановка и потери. А где-то «Беркут» был таким элитным ППС. На Майдане все вылезло. Сказалось и предательство в высшем руководстве МВД, СБУ, органов разведки. Информация полностью сливалась. Фамилии, данные, бабушки, дедушки, что ты ел на обед. Люди не успели получить задание, как уже о нем знали на другой стороне.

База "Беркута" в Симферополе База "Беркута" в Симферополе (22 фото)

— Порой действия силовиков поражали своей нелепостью. Неужели зачистка Майдана представляла собой неразрешимую задачу?

— Это можно было сделать очень быстро. Профессионалы понимают: если подобное сборище сразу не разогнать, то через две недели там появятся «коктейли Молотова», еще через две — оружие. Но не было политической воли. «Беркут» сидел без связи, без единого координационного центра. После первого же «коктейля Молотова» по закону о милиции можно было применять табельное оружие. Статья 15, пункт 3. Но команду не отдавали. «Стойте». «Горят? — Стойте». Уже ботинки у многих сгорели, пальцы торчали. Люди с ожогами, с ранениями. Пушечное мясо. И ведь до последнего стояли. Вопрос: за что?

фото: Марина Перевозкина
Милицию жгли «коктейлями Молотова».

— Беркутовцев в чем только ни обвиняли: что людей вывозят в лес, убивают, пытают… Подобное могло иметь место?

— Все знают, какой отбор ведется в спецподразделения. Психически неуравновешенных там нет. Они не пройдут тесты. И вдруг все ни с того ни с сего озверели. Сотни раз разгоняли митинги, никого не убили. А тут озверели. Нужен был образ врага, и на эту роль был назначен «Беркут». Нарушения с нашей стороны, конечно, были. Но отвечать должен и тот конкретный сотрудник, который превысил полномочия, и тот демонстрант, который бросил в него «коктейль Молотова». Он хотел заживо сжечь человека. На Западе полицейский его бы за это просто пристрелил без всяких угрызений совести.

«Снайперы на Майдане не имеют отношения к силовикам»

— У ваших людей было оружие?

— Крымский отряд выезжал без оружия и вернулся без оружия. Запретили даже пистолеты брать офицерам.

— Какие подразделения, кроме «Беркута» и внутренних войск, были задействованы в Киеве на стороне власти?

— На конечном этапе, когда была объявлена контртеррористическая операция, был задействован спецназ внутренних войск «Омега» и Центр специальных операций «А» СБ Украины.

— Снайперы у них были?

— Конечно. Снайперы есть и в «Альфе», и в «Омеге». Но имеются записи переговоров, оружие никто не прячет. Оно в оружейных комнатах. Можно провести баллистическую экспертизу. Каждая единица оружия отстреляна и закреплена за конкретным человеком. Установить, были ли демонстранты убиты из этих стволов, легко. Только желания нет у новой власти. Потому что будет доказано, что снайперы, работавшие на Майдане, к силовикам отношения не имеют. В мире много профессиональных стрелков, которые будут работать за хорошие деньги. Кстати, в Украине серьезную снайперскую винтовку можно купить по охотничьему билету.

— То есть вы уверены, что кровь «небесной сотни» не на команде Януковича?

— Уверен.

— Как вы тогда прокомментируете видео с отстреливающимися бойцами, на котором четко виден лежащий снайпер?

— Снайпер из «Омеги», а бойцы с желтыми повязками в черной униформе — это бойцы смешанного отряда киевского «Беркута» (рота специального назначения) и «Омеги». Но эта группа просто физически не могла стрелять в тех людей, которые со щитами поднимались по Институтской. В основном они были убиты выстрелами сзади или сбоку, с позиций, где силовиков не было вообще. Под ноги, в трех метрах от людей, силовики стреляли, но на поражение — нет.

— Утверждали, что 20 февраля первыми жертвами снайперов стали бойцы «Беркута». Это так?

— Снайперы работали по «Беркуту» и бойцам ВВ однозначно. Более того, в сотрудников и майдановцев стреляли одинаковыми пулями. Это подтвердила экспертиза в Киеве. Однако новое правительство не заинтересовано в оглашении ее результатов.

«Яроша сопровождали офицеры СБУ»

— Существовали ли в Крыму ячейки ультранационалистов?

— Да. Я даже знаю конкретно, где и кто их возглавлял. Знают это прекрасно и оперативники СБУ. К примеру, Дмитрий Ярош, тогда никому еще не известный, бывал у нас в горах, привозил сюда по сто человек. И по горам их водили — знаете кто? Офицеры СБУ. Разумеется, по распоряжению своего киевского начальства.

— Странными делами занималось ваше СБУ.

— При Кучме они в Крыму работали в основном по ваххабитам и всевозможным радикальным течениям среди татар. Пришел Ющенко — все, работаем только против России. Благодаря Ющенко в Крыму сегодня благополучно здравствует запрещенная везде радикальная группировка Хизб ут-Тахрир. Началась героизация фашистских прихвостней. Самое страшное, что эта работа происходила на уровне первых лиц государства и СБУ. Там был создан специальный отдел, который занимался уничтожением или чисткой архивных документов, касающихся преступлений ОУН-УПА. Параллельно были напечатаны десятки псевдоисторических книг, которые восхваляли бандеровцев и вояк дивизии СС «Галичина». Выставки проводились, встречи с выжившими «героями». Кстати, за счет бюджета.

— Как крымский «Беркут» выбрался из Киева?

— На беркутят и бойцов ВВ была объявлена охота. На всех дорогах были блокпосты из покрышек протяженностью до 800 метров, люди стояли с оружием. В Умани сожгли автобусы с крымскими антимайдановцами, несколько человек убили. Потом обстреляли севастопольскую «Альфу». Поэтому за нашим бортом выслали группу прикрытия из роты спецназначения. Людей нафаршировали по полной, как в Чечню. Группа прибыла в санаторий под Киевом, место базирования крымского отряда, и туда сразу заявились депутаты от партии УДАР. Говорят: вот список ваших фамилий, список оружия, номер борта, на котором вы прилетели. Мы вам делаем коридор, и вы быстро отсюда валите. Но ушли только на следующий день по команде.

— С каким настроением возвращались домой?

— Мы знали, что в Крыму народ за нас. А вот другим было хуже. Когда домой возвращался автобус со львовским «Беркутом», им по телефону сообщили, что их базу сожгли дотла и два сотрудника там погибли. Один парень тогда попросил остановить автобус. Думали, хочет покурить. Но он вышел на встречку и покончил с собой, бросившись под проходящую машину.

— Как погибли бойцы на львовской базе?

— Их застрелили и сожгли. И сейчас мы видим «продолжение банкета» в Харькове, Донецке, Луганске. Понятно, что то же самое было бы и здесь. Мы ждали штурма со стороны боевиков «Правого сектора» и радикально настроенных крымских татар. Конечно, так просто мы бы не сдались. У нас 4 БТР-80 с полным вооружением и боекомплектом, автоматическое оружие, гранаты... Базу укрепили мешками с песком. Очень много ветеранов спецназа к нам тогда приехало, охотники со своим оружием, обычные граждане. Они обеспечивали контроль внешнего периметра базы, так как мы не могли этого делать в связи с ликвидацией. Все мы готовы были идти до конца.

— Вы бы сопротивлялись?

— Вряд ли база стала бы второй Брестской крепостью, но взять нас голыми руками было бы очень проблематично.

Симферополь—Москва.

 Смотрите видео: Киев. Утро 19 февраля. Раненые бойцы Беркута

Новая Украина. Хроника событий


Партнеры