Московский саммит

Президенты не успели приехать?

18 января 2009 в 18:55, просмотров: 770

Саммит стран-потребителей и транзитеров российского газа, который в экстренном порядке созвал Дмитрий Медведев в Москве, был обставлен впечатляюще. Сама встреча проходила в торжественном Екатерининском зале Кремля (здесь еще вручают госнаграды), итоговая пресс-конференция для более чем 400 журналистов — в пышном Андреевском. Впрочем, прорывов в вопросах транзита газа в Европу никто не ждал — официально встреча именовалась конференцией, а не саммитом, и, кроме Медведева, в Кремль приехал только один президент — Армении.

Остальные страны — Украина, Белоруссия, Босния и Герцеговина, Казахстан, Молдавия, Сербия, Турция, Чехия и Словакия — были представлены премьерами или министрами энергетики. От ЕС приехали пятеро во главе с еврокомиссаром по энергетике Андрисом Пиебалгсом. По слухам, “Газпром”, предложивший Медведеву идею экстренного саммита, просто не просчитал, что МИД не успеет соблюсти все процедуры, необходимые для приглашения лиц более высокого уровня. Соответственно, статус участников предполагал скорее обмен мнениями, а не конкретные решения. 

У встречи было еще и, по словам президента, “специальное значение” — создать “постоянно действующий международный механизм, который в будущем не позволит возникать таким ситуациям, который будет обеспечивать нормальный транзит”. Как и в случае кризиса на Кавказе, с точки зрения главы государства, нынешние международные механизмы решения проблем вновь оказались неэффективными. На смену той же Энергетической хартии, которую Россия не принимала и принимать не собирается, отметил Медведев, должны прийти новые международные соглашения. Часть предложений на эту тему была сделана на закрытом для журналистов саммите. ДАМ не стал озвучивать, в чем они заключаются, зато обещал “обязательно поднять этот вопрос” и на саммите “Большой двадцатки” в Лондоне, и, позднее, на саммите “Большой восьмерки”.

На итоговой пресс-конференции Медведева, кстати, случился казус, некоторым образом отражающий взаимоотношения двух стран. Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова несколько раз предложила задать вопрос представителю украинских СМИ. Украинцы упорно не отзывались. Наконец микрофон взял серьезный мужчина в костюме, представившийся с сильным акцентом сотрудником… немецкой газеты. “Настоящее, полноценное украинское СМИ”, — усмехнулся ДАМ. Впрочем, немец задал вполне “украинский” вопрос: а есть ли у Тимошенко необходимые мандаты на то, чтобы принимать решения в Москве. “Или надо ждать, что завтра кто-то на Украине скажет: “Хорошо, что вы там решили в Москве, но мы думаем иначе”?” — сомневался иностранец. Судя по тому, как вздохнул Медведев, он над этим тоже задумывался. А вслух заметил: “Премьер-министр в силу своего служебного положения, как иногда среди юристов говорят, ex officio — всегда способен на совершение определенных действий. Я надеюсь, что и сегодня это так и что никакие полномочия для премьер-министра Украины не урезаны и не ограничены”. 

Интересовались у президента и тем, сохранит ли “РосУкрэнерго” статус посредника в переговорах между “Газпромом” и “Нафтогазом”. “Я считаю, что мы с нашими украинскими партнерами вполне можем торговать без всяких посредников, особенно без посредников, вызывающих большие сомнения как минимум у украинской общественности, да и не только у украинской”, — четко заявил Медведев. Но отметил, что на Украине явно нет согласия по этому вопросу. Впрочем, Тимошенко, хоть и с неясным мандатом, ехала в Москву с позицией — никаких посредников…



Партнеры