«Уралкалий» и теория заговора

Поведение белорусских властей — за рамками приличия

28 августа 2013 в 19:49, просмотров: 9265

Международный скандал, в который вылился конфликт интересов «Уралкалия» и «Беларуськалия», не утихает. Задержанный в Белоруссии гендиректор компании Владислав Баумгертнер продолжает находиться в следственном изоляторе в Минске. Изначально говорилось об аресте российского топ-менеджера сроком на 2 месяца, однако в среду адвокатам гендиректора в СИЗО объявили, что он не арестован, а задержан на 72 часа.

«Уралкалий» и теория заговора
фото: РИА Новости

Говоря о взаимодействии «Уралкалия» и «Беларуськалия», естественно, обращаем внимание на то, что этот картель — Белорусская калийная компания (БКК) — получился довольно странным. «Уралкалий» начал торговать в обход БКК, несмотря на то что это их совместное предприятие создавалось с целью введения единой ценовой политики на мировом рынке.

В ответ в декабре прошлого года Лукашенко разрешил «Беларуськалию» торговать мимо БКК. Мол, если вы можете, почему мы не можем? Возникает вопрос: зачем в таком случае вообще нужна БКК, если и российская компания, и белорусы торгуют в обход ее?

Почему «Уралкалий» начал продавать продукцию сам? Об этом вам могут сказать только топ-менеджеры, которых ищут. Думаю, что там все достаточно прагматично: «Уралкалию» выгоднее действовать так.

Выгода есть выгода, но существуют же какие-то договоренности. Что это за картель, где они не соблюдаются? Мы просто очень многого не знаем.

Это спор «хозяйствующих субъектов», который вылился в нечто большее. Такие споры были, есть и будут в бизнесе. Но стоит задаться вопросом: почему он вылился в нечто большее? И какие риски не учли, допустим, российские бизнесмены?

Не учли, что торговля калием для Белоруссии — основной источник пополнения валютных резервов. Однако все это ни в коей мере не оправдывает того, как поступила и поступает белорусская сторона. Я вполне допускаю, что это могут быть обоснованные (подчеркиваю, обоснованные) претензии к «Уралкалию» и его топ-менеджерам (впрочем, показать, насколько они обоснованны, может только следствие). Но какими бы обоснованными они ни были, сама по себе операция по задержанию весьма вызывающая. Когда следует приглашение от премьер-министра, а потом приглашенного задерживают — это вне всяких норм приличий.

Какой еще можно сделать вывод? Когда слишком много политики вмешивается в экономические взаимоотношения — могут происходить подобного рода вещи. А в наших экономических отношениях с Белоруссией политики более чем достаточно.

Что же касается «теории заговора» и якобы желания российской компании, пусть даже такой весомой, как «Уралкалий», обвалить цены — это мировой рынок, здесь так не получится. Есть тенденции на нем, ценообразование, мировой спрос, который падает на сырьевые товары. И рынок калия не исключение.

«Уралкалий» сам пострадает в этом случае. Надо считать убытки, точнее, выпадающие доходы, которые понесет компания. Обвал рынка не является стратегическим интересом российской компании.

Кто в результате этой истории больше потерял — мы или белорусы? Потеряли все. Конфликты в таких делах, как правило, оборачиваются издержками и потерями для всех сторон. Конечно, для Белоруссии эта ситуация более болезненная — слишком уж они зависимы от калия.

Сейчас наши власти дают некоторое время на то, чтобы белорусская сторона сама поняла: она перегнула палку. Белоруссия нуждается в очередном транше из антикризисного фонда ЕврАзЭС. Возможно, они надеются решить вопрос о транше таким образом, с помощью подобного шантажа. Но в данном случае все будет наоборот. Если и дальше будут обострять конфликт, то никто им никаких денег не даст.

МЕЖДУ ТЕМ

Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко ответил Белоруссии своим оружием: он недоволен качеством белорусского молока. По словам главного санитарного врача России, из 240 образцов молока, обследованного его ведомством, как минимум треть не соответствует требованиям безопасности. Поэтому импорт белоруской продукции могут запретить.



Партнеры