Двенадцать смертей ослика

Художники изобразили сон-притчу формулами и пейзажами

15 января 2012 в 15:36, просмотров: 2428

Что делать, если любимый питомец вашего ребенка... умер? Сказать жестокую правду? А может, купить нового питомца, соврав малышу, что его любимец переродился? Ложь во спасение может стать губительной, уверен куратор Саймон Уолдрон, автор выставки «Норман. Архетипические вариации», что открылась в ГЦСИ. Увидев сон о малыше, скончавшемся после смерти его ослика, Саймон предложил иллюстрировать этот сюжет 12 художникам. Вариации сна-притчи получились самые разные — от наскальной живописи до ярких комиксов и картин с хвостами.

Двенадцать смертей ослика
фото: Мария Москвичева
Комикс Жоры Литического.

6-летний Норман Смит мирно жил со своими родителями на ферме и очень любил старого ослика Тима. Когда ослик заболел, Смитам пришлось его усыпить. После долгих дискуссий они решили не расстраивать мальчика и сказали ему, что его Тим переродился в молодого ослика. Мальчик не поверил, у него начался жар — и он умер. Этот сон Саймона Уордрона лег в основу выставки-эксперимента, достойной практики психиатра Карла Густава Юнга.

Самая лаконичная и интеллектуальная серия получилась у Юрия Альберта, который недавно выиграл главную награду премии Кандинского. Художник зашифровал сюжет сна в 12 черных планшетах с выступающими точками. Из каждого торчат ослиные хвосты! Прочитать сообщение, зашифрованное в серии, однако, сможет не каждый, а только тот, кто знаком с шрифтом Брайля для незрячих. А ослиные хвосты напоминают о популярной игре, где нужно с завязанными глазами прикрепить хвост к силуэту животного. Свою «слепую серию» Юрий Альберт объясняет так: «Метафора слепоты есть во многих моих работах. Искусство — не то, что мы видим, а то, что возникает в сознании. Современное искусство — не визуальное, а умозрительное».

Смотрите фоторепортаж по теме: Сон-притча в формулах и пейзажах
14 фото

Рядом с Альбертом — яркая серия от художника Жоры Литического, который представил историю Нормана как комикс. Норман изображен в виде цветка, а ослик Тим — в виде желтой пчелы с ослиной головой.

Ирина Вальдрон показала историю обмана одного маленького мальчика в образах поп-арта. Виктор Скерсис описал историю Нормана в наскальных рисунках. А Константин Звездочетов перевел ее в формулы: треугольник с игрушкой-утенком внутри (это ослик Тим) плюс прямоугольник (это мальчик Норман) равно любовь.

Самая романтическая и одинокая серия получилась у художника Никиты Алексеева. Ему сон-притча неожиданно напомнил английские акварели ХIХ века, поэтому он создал свою акварельную серию. В ней нет ни ослика, ни мальчика — только бескрайние поля и редкие столбы, возвышающиеся над ними...

Сложно сказать, как трактовали бы психиатры эти серии, но с точки зрения искусства выставка, соединившая в себе разные видения авторов, получилась яркой и необычной.




Партнеры