Тупик на военно - грузинской дороге

Россия проигрывает Саакашвили по очкам

3 октября 2006 в 00:00, просмотров: 1245

Мотив! Каждый, кто читает детективные романы, знает — без него не обойтись. Отношения России и Грузии стали столь невероятными и неправдоподобными, что пора к ним отнестись именно как к детективу. А значит, без мотивов тут явно не разобраться.


Что хочет Грузия? Это как раз понять нетрудно. При Шеварднадзе Грузия по факту являлась несостоявшимся государством. Центральная власть не контролировала ни горы, ни порты, ни автономные образования, ни пришлых чеченских боевиков… Как субъекта международных отношений Грузии практически не существовало. Шеварднадзе не мог силой подтвердить ни одного своего слова, и все это знали. Для соседей это была в целом весьма комфортная ситуация. Можно было добиваться своих самых разнообразных целей без больших усилий. А недовольство Тбилиси мало кого волновало.

При Саакашвили ситуация изменилась. И дело не в том, что люди стали жить лучше, просто зависшие на последней грани перед исчезновением своего государства грузины, как и россияне в 99-м, больше всего захотели укрепления собственной государственности. И Саакашвили в принципе оседлал именно это желание. “Пробив” Абашидзе в Аджарии, найдя деньги для увеличения финансирования силовых структур. Заявляя себя “собирателем грузинской земли”, он занял ту единственную политическую нишу, которую только и может занимать любой грузинский политик, желая быть лидером своей страны в нынешнее время.

Дальше — больше. Саакашвили, конечно, не может не понимать — абхазы и осетины совсем не хотят жить в составе Грузии. Их можно только заставить. У самой Грузии таких ресурсов нет, значит, нужно подтянуть Запад. Для этого Саакашвили вполне сознательно и достаточно талантливо обострил и без того тяжелые отношения с Россией. В глазах всего мира “маленькая демократическая Грузия” должна казаться эдаким библейским Давидом, вступившим в неравную схватку с “отвратительным Голиафом” Россией. Для создания такой картины от Михаила Николаевича требуется, как ни смешно, немало самостоятельности. Он просто игнорирует просьбы американцев и европейцев: поменьше задираться с Россией. Он может чуть ли не все улицы в Тбилиси переименовать в имена американских президентов и европейских премьеров, но вот тут он им не уступит. Потому что понимает: без огромного скандала, без постоянной вовлеченности западного общественного мнения ему не только не вступить в НАТО, но даже не подтянуть США и ЕС к ежесекундному решению самых разнообразных проблем своей страны — от поставок энергоносителей до зарплаты гаишников. А других ресурсов у него нет. Если грузинский президент потеряет темп, то это сразу станет видно, и тогда он автоматически превращается в нового Шеварднадзе.

С Саакашвили все понятно. Но что хочет Россия? Можно предположить, что наше руководство хотело бы сохранить под своим контролем Южную Осетию и Абхазию навсегда, особенно Абхазию, где собственность уже переделена в пользу “простых и непростых россиян”.

Но открыто признать это своей целью невозможно. Это бы выглядело как агрессия и аннексия. И наши совершенно верно заявляют: что главная цель Москвы — не допустить новых войн и кровопролития. Но раз так, то Россия не должна “разводиться” ни на какие провокации Саакашвили. Ведь в противном случае мы из миротворцев превращаемся в одну из сторон конфликта.

Спокойствие, ледяной порядок, абсолютное нереагирование на крики из Тбилиси. Вот что должна была бы, по логике, постоянно демонстрировать Москва. Но объективно это не произошло. Все развивается, как в известном романе Ильфа и Петрова, когда Бендер и Корейко улыбались друг другу в темпе: “быстро” — “очень быстро” — “быстро, как только возможно” — “еще быстрее”. Только Москва и Тбилиси вовсе не улыбаются друг другу. В итоге Москва уже ввела против Грузии все санкции, которые только могла. Мы не покупаем их товаров, продаем нефть и газ по мировым ценам, теперь перестали выдавать визы. Осталось только запретить напрямую пересылать деньги в Грузию (если это юридически возможно и трудно обойти). И это все. Между тем очевидно, что грузины, воодушевленные сверхзадачей борьбы за территориальную целостность, вряд ли воспримут все материальные невзгоды как результат деятельности Саакашвили. Скорее они увидят в этом злую волю Москвы и только теснее сплотятся против ставшего вдруг очевидным внешнего врага.

Более того. Нажимая изо всех сил, Москва делает ошибки. Конечно, шпионские ролики, пущенные в эфир, — это заранее спланированная сверхпровокация. Но, видимо, очередной провал наших спецслужб все-таки состоялся. Произошла невероятная недооценка сил и технических возможностей “условного противника”. Его желания приготовить именно публичное шоу. Конечно, по Первому, НТВ или РТР эти ролики грузинской безопасности выглядят не слишком убедительно. Но мир смотрит другие каналы. А по Си-эн-эн или Би-би-си эти же пленки выглядят не хуже, чем наше собственное разоблачение каких-то сверхсекретных компьютерных закладок иностранных разведок в Москве в начале этого года.

Зачем втягиваться в публичную перепалку с Грузией? Зачем показывать по каналам госТВ представителей грузинской диаспоры в Москве чуть ли не в виде пятой колонны? Зачем столько нервов и эмоций у министра обороны? А в конце концов — зачем играть по нотам истерики и угроз?

Мы же правильно говорим, что американцы должны были меньше руководствоваться эмоциями перед вводом войск в Ирак. Мы опять-таки правильно говорим, что, объявив санкции Ирану, Запад лишится всех возможностей для диалога с этой страной. Так зачем же мы повторяем чужие ошибки?

Ясно, Саакашвили уже не испугается и не отвернется. Он прошел точку невозврата. И если цель политики сводится к тому, чтобы поставить на колени лично его, то даже российские танки на проспекте Руставели ничего не изменят. Он свою линию определил.

К тому же великая страна не может играть в частные игры. Если мы хотим не публичных проявлений того, как Саакашвили обделался (что, может быть, и было бы приятно для самолюбия), а каких-то других целей, то осталась чуть ли не последняя возможность эти цели если не заявить, то хотя бы осознать. Успокоиться и перестать городить ошибки. Перестать все время идти в хвосте действий грузинского президента, пытаясь каждый раз “жестко на них реагировать” и каждый раз при этом опаздывать. Надо играть на опережение. И если не можешь задавить броней, задуши в объятиях. В конфликте с Грузией для всего мира мы и так выглядим, мягко говоря, непривлекательно. И за это тоже придется платить. Короче, пора перестать играть по партитуре Саакашвили, а предложить собственную тему: может быть, не столь громкую, но продуманную и последовательную.




Партнеры