Кэмерон хотел наказать Асада, а высек самого себя

Британский парламент отказал премьер-министру в проведении военной операции против Сирии

30 августа 2013 в 12:40, просмотров: 3008

Еще в четверг утром в резиденции британского премьера на Даунинг-стрит царила уверенность в том, что предстоящее голосование Палате общин по вопросу нанесения бомбового удара по Сирии – будет автоматическим актом. Особенно после того, как власти согласились с требованием оппозиции отказаться от проведения военной операции до того, как инспекторы ООН завершат свою работу и объявят результаты расследования химической атаки в Дамаске 21 августа. Депутатам был предложен документ, санкционирующий “прямое вмешательство Великобритании в сирийский конфликт”, однако не называющий ни конкретных сроков, ни того, каким именно будет это вмешательство.

Кэмерон хотел наказать Асада, а высек самого себя
Дэвид Кэмерон

Открывая дебаты, Кэмерон заявил, что военная операция против режима Асада необходима для того, чтобы не только сирийский диктатор, но и авторитарные правители других стран поняли, что Запад не потерпит применения химического оружия, запрещенного международной конвенцией еще в начале ХХ века. Что касается доказательств вины режима, то они у Кэмерона были исключительно косвенные и малоубедительные. В справке объединенного штаба британских разведок говорилось в основном о том, что газ зарин имеется в Сирии в наличие только у проправительственных сил и поэтому именно они с высокой вероятностью совершили это преступление. Ощущая слабость доказательной базы, Кэмерон сказал депутатам: "Конечно, мы не знаем на 100 процентов, кто именно несет ответственность за применение химоружия. В данном случае вы должны принять решение на основание вашего личного суждения”.

Однако дальнейшие жаркие споры показали, что депутаты не намерены поддерживать предложение правительства без неоспоримых доказательств того, что нервнопаралитический газ в Дамаске был применен именно подручными Асада.

“Десять лет назад Тони Блэр тоже заверял нас, что у Саддама Хусейна есть оружие массового поражения, - заявил депутат от Шотландской национальной партии, - а потом оказалось, что все это вранье и мы зря ввязались в войну, на которой погибло столько наших ребят”.

В результате голосования, которое прошло в четверг поздно вечером, документ, предложенный Кэмероном поддержали 272 депутата, но у тех, кто был против оказалось на 13 голосов больше. Исход голосования, которого не мог предсказать никто из политических наблюдателей, сделал невозможным участие британских войск в любой операции против режима Башара Асада.

Сразу после объявления итогов голосования, Кэмерон, который выглядел растерянным и огорченным, тем не менее нашел в себе силы заверить депутатов, что уважает их решение: "Мне ясно, что британский парламент не хочет военной операции в Сирии. Правительство будет действовать в соответствии с этой позицией".

Особенно болезненным для премьер-министра стало то, что в стане противников фигурировали 39 депутатов возглавляемой им самим консервативной партии. В связи с этим наблюдатели считают, что прежде всего Кэмерону необходимо заняться наведением порядка в рядах своей собственной партии.

“Впервые с 1782 года парламент проголосовал против предложения правительства о вступлении в войну, - напоминает “Дейли Мейл”, - последний раз такое случилось при короле Георге III, когда парламент отказался продолжать войну с Америкой и потребовал заключения мира с бывшей колонией. Сразу после голосования премьер-министр лорд Норт заявил, что “Все кончено!” и ушел в отставку”.

Анализируя причины поражения Кэмерона, обозреватели отмечают два наиболее важных момента. Во-первых, британское общественное мнение никак не может простить властям (даже не важно, какая партия у руля) “обман с якобы существующим иракским ОМП”. Эта “отравленная стрела” еще долго будет торчать в мозгу нации.

Во-вторых, Дэвид Кэмерон вел себя в этой ситуации как лидер одного из ведущих западных государств, на котором лежит ответственность за судьбы мира. Поспешность, с которой он вызвался наказать Асада за химоружие, в итоге сработала против него. Большинство британских граждан уже больше не ощущают подобной ответственности.

“Решение парламента – это настоящая катастрофа, - говорится в редакционной статье “Таймс”, - катастрофа для премьера, который ошибся в оценке настроения своей собственной партии. Катастрофа для страны, которая впервые решила отказаться от традиции противостояния тирании. Катастрофа для Запада, который потерял в лице Британии своего верного военного союзника. Но прежде всего – это катастрофа для народа Сирии, у которого теперь одним верным другом меньше... Единственной страной, которая еще может сыграть решающую роль в сирийском кризисе остались Соединенные Штаты”.

Лондон.



Партнеры