Официальный Лондон наступил на свободу слова

В Британии утверждена хартия, жестко регулирующая работу прессы

31.10.2013 в 15:36, просмотров: 1658

В среду вечером Елизавета Вторая утвердила “королевскую хартию”, которая должна отныне более жестко регулировать работу британской прессы. Однако издатели не собираются ей подчиняться.

Официальный Лондон наступил на свободу слова
фото: ru.wikipedia.org
Елизавета Вторая

Когда в июле 2011 года неожиданно выяснилось, что журналисты воскресной газеты “News of the World”, входящей в империю медиамагната Рупперта Мэрдока, проникли в память мобильного телефона убитой маньяком 13-летней девочки Милли Даулер и регулярно “заглядывали” туда в поисках сенсаций, возмущенный премьер-министр Кэмерон создал независимую публичную комиссию во главе с судьей лордом Левесоном, и поручил ей провести масштабное расследование того, как соблюдают британские печатные СМИ правила этики.

Год назад комиссия опубликовала пространный доклад, на двух тысячах страницах которого содержался перечень многочисленных фактов неэтичного, а порой и аморального поведения некоторых газет. Подтвердились наихудшие ожидания публики – отдельные журналисты британских бульварных газет тайно занимались незаконной прослушкой телефонов многих звезд шоу-бизнеса, политиков и даже членов королевской семьи.

Лорд Левесон пришел к выводу, что “отдельные элементы прессы” в нарушение британских законов вмешивались в личную жизнь граждан и тем самым доставляли людям серьезные неудобства. Выяснилось также, что некоторые журналисты подозрительно тесно дружили с верхушкой полиции, а их редакторы постоянно поддерживали неформальные контакты с руководителями государства и политических партий. Иными словами, что газетные магнаты могли влиять на принятие политических решений в стране. В итоге доклад рекомендовал пересмотреть систему регулирования деятельности британской прессы.

Как известно, британские СМИ считаются важнейшим инструментом функционирования демократии в государстве и их право на свободу слова не только никак не ограничивается, но даже поощряется властями и оппозицией. Конечно, это не освобождало журналистов от необходимости соблюдать законы и нести за это ответственность. А за тем, что касается соблюдения ими этических норм поведения, следила Комиссия по жалобам на печатную прессу (Press Complaints Commission – PCC), в которую могли обращаться обиженные граждане и организации.

Однако РСС, созданная самими издателями и редакторами газет, оказалась в сущности беззубой организацией, замечания которой мало что меняли в работе журналистов. Вместо нее Левесон предложил создать новый орган, который будет состоять из авторитетных представителей британского общества и быть независимым от интересов редакций. Его задача – следить за тем, чтобы работа прессы соответствовала высоким этическим нормам и стандартам. Именно он должен выступать арбитром между печатными изданиями и обществом, а в случае необходимости обязывать редакции выплачивать крупные компенсации (до миллиона фунтов) пострадавшей стороне.

На первый взгляд предложения лорда Левесона выглядят вполне логичными и справедливыми. С определенными поправками их поддержали все основные политические партии страны. Было решено прибегнуть к королевской хартии, которой уже почти тысячу лет британские монархи даруют право на работу профессиональным товариществам и университетам. Такие хартии до сих пор регулируют работу Банка Англии, Королевского оперного театра, Кэмбриджского и Оксфордского университетов. Например, хартия, даровавшая право на создание Би-би-си, признает полную редакционную независимость корпорации.

Текст хартии, который Елизавета утвердила в присутствие членов Тайного королевского совета, предполагает учреждение двухступенчатой структуры регулирования прессы. Хартия распространяется на издателей газет, журналов и сайтов, содержащих новостные материалы.

Теперь издатели без вмешательства со стороны парламента или правительства должны создать саморегулирующий орган, который будет следить за соблюдением этических норм журналистами. Этот регулятор будет наделен правом подвергать провинившиеся издания различным наказаниям, в том числе штрафам до 1 миллиона фунтов.

Однако, согласно Королевской хартии, над “регулятором”, как и рекомендовал доклад лорда Левесона, появится еще один надзирательный орган, члены которого будут назначаться специальной общественной комиссией. Его задача – контролировать “регулятора”, требовать, чтобы тот был по-настоящему независим и отражал корыстные интересы крупных газетных концернов.

Но капитаны британской газетной индустрии с этим категорически не согласны. Они обнаружили, что изменения в хартию могут вноситься только двумя третями депутатов парламента. “Вопрос не в количестве голосов, а в том, что впервые в английской истории парламент получает право вмешиваться в работу прессы, а это есть прямое ограничение свободы слова,” - объясняет политический редактор газеты “Сан” Тревор Каванна.

Газетные и журнальные издатели даже попытались заблокировать принятие хартии в суде. Но в среду всего за несколько часов до заседания Тайного совета Апелляционный суд отверг иск газетной индустрии, что сделало возможным принятие документа.

Приуныли не только руководители газет, но и все журналистское сообщество. Признавая, что нелегальное прослушивание телефонов – незаконно и не должно применяться в практической работе пишущая братия вместе с тем опасается, что новая система резко ограничит возможности так называемой “расследовательской журналистики”. Ведь она нередко пользуется информацией, природа добычи которой, мягко говоря, не вполне легальна. Два года назад репортер телеканала Sky без разрешения получил доступ к частным имейлам беглого преступника Джона Дарвина. Благодаря этому правосудие восторжествовало - Дарвин был пойман и отдан под суд. Поскольку следствие было в курсе деятельности репортера (хотя и не давало официального разрешения на просмотр личной корреспонденции), и поскольку речь шла о поимке преступника, действия журналиста были признаны общественно-полезными и он избежал наказания.

Или, например, как быть с газетой “Гардиан”, публикующей материалы Сноудена, которые он выкрал из компьютеров американской разведки? Британское правительство считает, что газета нанесла таким образом коллосальный вред интересам Соединенного Королевства. Мы уже рассказывали о том, как представители властей принудили главного редактора “Гардиан” уничтожить в их присутствие жесткие диски со всеми файлами Сноудена. А премьер-министр Кэмерон пригрозил газете арестом, если она вновь напечатает информацию от застрявшего в России беглеца.

Но ведь миллионы людей в США и Европе считают Сноудена героем и поборником свободы печати. При новой системе регулирования “Гардиан” грозили бы не только неподъемные штрафы, но и судебное преследование.

Редакторы почти всех крупнейших британских газет уже заявили, что не подпишут хартию. Такое отступление допустимо, поскольку присоединение к хартии – дело добровольное. Но долго такое противостояние вряд ли продержится, так как “неподписанты” лишаются права быть защищенными хартией Ее величества. У них, правда, остается возможность обращения в Европейский суд по правам человека, который с большой вероятностью не поддержит идею вмешательства парламента в дела прессы.

Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по свободе СМИ Дунья Миятович уже высказала недовольство Королевской хартией. "Великобритания веками прокладывала дорогу свободе прессы. Ей следовало бы идти по этому пути, а не откатываться назад от стандартов, принятых на протяжении трех столетий", - заявила она.

Тем не менее, пока никто не берется предугадать, как именно развернутся события. Беда журналистов в том, что согласно опросам, большинство населения поддерживает идею усиления контроля за прессой, которая, по мнению обывателя, “уж слишком распоясалась”.