От начальника ЖЭКа

Теленеделя с Александром Мельманом

1 декабря 2011 в 20:11, просмотров: 3073

Любите ли вы телерекламу, как люблю ее я? Вас она раздражает? Меня нет. Когда по “Культуре” показывают очередной фильм Альмодовара, мне становится не по себе. Потому что отойти невозможно! Зато на других каналах благодать, каждые пятнадцать минут можно покурить и оправиться. А без этого сейчас никак нельзя.

От начальника ЖЭКа
фото: Владимир Чистяков

Но вот у меня зазвонил телефон. Кто говорит? Постоянный читатель «МК» Давид Ильич Бельский, 1929 года рождения. Вот он уж точно возмущен рекламой. И даже не ее навязчивостью: нормальный человек просто не имеет права поддаваться на все эти призывные финтифлюшки. Но его раздражает громкость показываемых роликов. И не только его, Давид Бельский возмущен от имени группы граждан, в основном таких же пенсионеров, живущих в одном отдельно взятом доме.

При этом он человек исключительно законопослушный. Ссылается на п. 12 ст. 14 федерального закона о СМИ: «При трансляции рекламы уровень ее звука, а также уровень звука информации в последующих трансляциях не должен превышать средний уровень звука передачи, прерванной рекламой». Коротко, но ясно. И куда только г-н Бельский не писал по этому поводу: депутату Госдумы РФ, министру по информационным технологиям, в Администрацию Президента РФ и, наконец, самому Президенту РФ Д.А.Медведеву. Причем дважды.

Помните старую юмореску в исполнении Геннадия Хазанова про жильцов дома, в подвале которого протекают трубы. Куда только «подводники» не обращались за помощью, даже в Организацию Объединенных Наций. А в результате все возвратилось к начальнику ЖЭКа. Думаете, в нашей деревне Гадюкино что-то изменилось?

Любите ли вы футбол, как люблю его я? То, как все эти высоченные инстанции отвечали на гневные запросы Давида Ильича Бельского, и есть настоящий футбол. В одни ворота. Куда его только не отфутболивали: в антимонопольный комитет, в Росохранкультуру... Но, само собой, все вернулось на круги своя — на телеканалы. Которым, выходит, никакой закон не указ. Подумаешь, пенсионеры какие-то, громкость им, видишь ли, мешает! Ничего, потерпят. Пульт-то зачем придуман? Вот то-то.

«По нормам закона „О рекламе“ параметры соотношения уровня звука рекламы и уровня звука прерываемой этой рекламой программы определяются требованиями технического регламента». (Из официального ответа Давиду Бельскому от врио начальника Управления контроля и надзора в сфере массовых коммуникаций г-на Н.И.Новикова, которому, в свою очередь, обращение возмущенного гражданина было переправлено из Администрации Президента.) Но, как оказалось, этот самый технический регламент до сих пор не разработан. И разрабатывать его никто не собирается.

Теперь мы видим, кто же является у нас главным в стране, когда дело касается телевидения. Само телевидение, конечно! И это правильно, посредники нам не нужны. К чему президент, его управделами, все эти многочисленные министерства? Нет, одно сплошное телевидение. Потому что сегодня у нас кто громче крикнул, того и тапки. Спросите у Жириновского, он подтвердит.

На ТВ, конечно же, очень уважают своего зрителя. Так уважают, что даже презирают. Считают, что намеков, тонкостей он не поймет никогда. Поэтому к нему надо подойти и громко-громко в ухо прокричать: «Покупай, гад, стиральную машину или крем для бритья, не то хуже будет!».

Вот ТВ и орет во все горло. Прибыль себе увеличивает. А пенсионеры потерпят. Они у нас ко всему привычные.

Одинокий голос человека

Включил спортивный канал «НТВ+» и сразу все вспомнил. Вспомнил, что год назад мы потеряли блестящего комментатора Владимира Маслаченко. Повторяли знаменитый финал Лиги чемпионов-99 «Бавария» — «Манчестер». Где «Бавария» весь матч вела 1:0, а в добавленные три последние минуты англичане каким-то чудом забили 2 гола и вырвали победу. Для русских болельщиков это сказочное превращение неотрывно от арии Маслаченко. Как же замечательно он это исполнял!

фото: Геннадий Черкасов
фото: Владимир Чистяков

Год назад, когда его хоронили, показывали самое лучшее из того, что он озвучивал. Например, финал сеульской Олимпиады-88, когда наши выиграли у бразильцев. «Давай, Юра, я тебя умоляю!» — кричал он герою того матча Савичеву. Помните? И еще был волшебный главный матч, когда «Ливерпуль», проигрывая после первого тайма «Милану» 0:3, во втором сравнял счет, а потом и выиграл по пенальти. Опять британики совершили подвиг, но разве смогли бы мы его оценить в полной мере без Маслаченко?

В этот же день по «Культуре» и ТВЦ показали фильмы о Белле Ахмадулиной. Они ведь с Владимиром Никитовичем жили долго и умерли в один день. Хотя вроде бы ничего их не связывало. Вспоминается, как Андрей Малахов в «Пусть говорят» сделал программу памяти и об Ахмадулиной, и о Маслаченко. Потом некоторые возмущались: «Зачем? Они же такие разные!» Но раз уж их объединила смерть, что тут поделаешь.

Такие ли уж разные? Разве Маслаченко тоже не был творцом, поэтом в своем деле?! Поэтом и гражданином.

Но что бы мы делали без телевидения... В суете, в бегах наверняка пропустили бы священную дату. Кроме близких, конечно. А ругаемый, презираемый всеми ящик напомнил-таки нам о самом главном, о вечном. Потому что чтить великого, но очень скромного поэта Беллу Ахмадулину нужно долго, всегда. И Маслаченко всегда. Ведь что остается в конечном счете? Одинокий голос человека. Который вновь и вновь еще прозвучит в телевизоре.

Давид Маркович Машков

Телевидение дает нам извращенное сознание. Видишь одно, подразумеваешь совсем другое. Потому что то и дело главные мысли идут вторым, третьим планом, 25-м кадром. Только тогда возникает настоящая полнота ощущений.

Вот пародийная программа «Большая разница» на Первом. Но стоп, рекламная пауза. В которой анонсируется новейший сериал «Фурцева». Сериал серьезный, про нашу недавнюю советскую жизнь, счастливую и ужасную. Только сразу после «Разницы» это воспринимается исключительно как хохма, и с этим уже ничего поделать нельзя. Легковесный жанр накладывается на публицистику, а выходит издевательство. Позолота святости тут же осыпается, и бывший министр культуры СССР Фурцева, будь то молодая Арнтгольц или спелая Розанова, вместе с любовниками в лице Вениамина Смехова или Александра Домогарова становятся необычайно смешными. Особенно если товарища Сталина играет любимец публики Геннадий Хазанов.

А вот еще был случай. Президент Медведев и премьер Путин вкалывают на комбайнах. Ну да, «выпил С2Н5ОН, сел на „Ниву“ (Ростсельмаш)...» и так далее. А потом эти первые лица государства пошли фоткаться с народом. Уже фотограф приготовился: внимание, сейчас вылетит птичка. Но первое лицо со вторым мило так беседуют: «Хорошо, Дмитрий Анатольевич!» — «Отлично, Владимир Владимирович!». Смотрю и думаю, что же мне это напоминает. И вдруг — о, боже — новогодняя программа «Мульт личности», где рисованные человечки, очень похожие на наших героев, зажигают не по-детски. Исполняют политические частушки и общаются между делом. Вот точно так же: «Хорошо, Дмитрий Анатольевич!» — «Отлично, Владимир Владимирович!». То есть вроде бы они нам навязывают свою виртуальную жизнь посредством телевидения, но вот и сами становятся абсолютными телевизионными наркоманами. Эта ТВ-виртуалка поглощает их со всеми потрохами, и главные персоны, отцы родные, становятся вдруг пародиями на собственные пародии. Вот это да!

И напоследок. Смотришь по «России» «Ликвидацию» и радуешься. Ну какой же замечательный там Давид Маркович Гоцман. Но потом вдруг вспоминаешь: а где это я его недавно видел? О, вспомнил: на съезде одной большой и великой партии. Стоял там Гоцман с горящими глазами и пел дифирамбы нашей руководящей и направляющей. Или это был Владимир Машков? Или Давид Маркович Машков? Он, точно! Банду Академика обезвредил, можно и расслабиться.

Все на выборы!



Партнеры