Человек — профессия временная

Индустриальную эпоху на Земле сменит эпоха зверей?

4 декабря 2011 в 18:08, просмотров: 4594

Оказывается, среднерусская Владимирщина — родина негров. Возможно, именно отсюда, из европейской глубинки, черная раса перебралась позднее в Африку. И были эти темнокожие негроиды-“владимирцы” прямыми потомками “идеальных” белых людей, обитавших на Земле 40 тысяч лет назад. С той поры человечество, населяющее Голубую планету, неотвратимо движется к своему закату. По крайней мере так считает палеоантрополог Александр Белов, анализируя имеющиеся в его распоряжении данные об открытиях, сделанных современными исследователями.

Человек — профессия временная
фото: Геннадий Черкасов

— Еще в 1977 году неподалеку от Владимира, на левом берегу Клязьмы, были обнаружены останки людей, живших здесь более 25 тысяч лет назад и имевших наряду с европейскими ярко выраженные негроидные особенности, — поделился фактами Александр Белов. — Могу назвать и еще несколько подобных «антиафриканских» реалий. Достаточно вспомнить о «негроидах Гримальди», обнаруженных в одном из «доисторических» захоронений в Италии. Негроидные особенности прослеживаются и на черепах, найденных на территории Чехословакии. Эти же специфические признаки видны на черепах, которых удалось раскопать ученым в Восточной Европе, а также на Кавказе, в Южной Сибири, Казахстане... Примечательным является погребение на стоянке Маркина Гора на Верхнем Дону. Возраст захоронения — 30–25 тысяч лет. Череп, обнаруженный там, являет нам наряду с европеоидными признаками австралоидные и негроидные. В самой Африке не встречается останков негроидов такой древности. Их попросту нет. Самые «возрастные» находки негроидов там относятся к мезолиту или даже неолиту. На основании этих данных можно полагать, что негроиды попали в Африку лишь в мезолите—неолите из евразийских краев и расселились по Черному континенту. К такому же выводу пришел и известный антрополог В.П.Алексеев.

Человек с Маркиной Горы.

— А у нас тут, в северных, не слишком солнечных краях, люди постепенно «выцвели» и превратились из негроидов в «бледнолицых»?

— Смею утверждать, что самые первые люди на Земле в большей степени были похожи на современных европейцев, чем на представителей каких-либо других народов. Вероятно, можно сказать, что европеоиды сохранили в большей степени базовый морфотип первых людей — своих предков, нежели иные расовые группы...

— Но, судя по традиционным представлениям, изменения «человеческого качества» происходили по восходящей — от примитивного дикаря к высокоразвитому современному хомо сапиенсу...

— Вынужден вас разочаровать. Мои выводы совершенно иные: путь человечества не вверх, а вниз. Вместо прогресса — регресс. Можно предположить, что в самом начале верхнего палеолита, около 40 тысяч лет назад или даже раньше, на нашей планете, вероятно, в Южной Европе и Передней Азии, появился новый тип человека, не связанный родством со своими предшественниками, обитавшими на Земле: неандертальцами и гейдельбергским человеком...

Неандерталец и кроманьонец.

Отщепенцы забрались на дерево

— Смущает упомянутая вами внезапность. Откуда же он взялся в самом начале верхнего палеолита, этот «пришелец»?

— Нам неизвестно. Но то, что на Земле периодически появляются родоначальники нового человечества — статные, умные и красивые «первые» люди, это уже вряд ли сегодня может вызывать сомнения. И всякий раз на планете происходило примерно одно и то же. Новые разумные обитатели Земли увеличивали численность своей популяции, возникала развитая инфраструктура. Затем человечество вступало в стадию торможения, последующую за ней стадию доживания и гибели. Аналогия с развитием отдельно взятого живого организма здесь более чем уместна. Однако хотя индивидуальный потенциал среднестатистического человека снижался, но суммарные, коллективные возможности у людского населения планеты в целом возрастали. И после того как очередная популяция людей накапливала достаточное количество фактов, знаний о мире и о себе, происходило на первый взгляд невероятное: человечество прозревало, кто оно и откуда. Все это завершалось тем, что люди перемещались в иные сферы нематериального мира. Но не все. Кое-кто из числа «консерваторов» не желал после прекращения срока жизни своей популяции расставаться с таким привычным материальным телом. Данные особи продолжали воплощаться в материальном мире. Однако они лишались подпитки «общественного разума»...

Вам, наверное, известны подобные факты из современной жизни: иногда случается, что люди, оторванные от своего социума и потерявшие с ним духовную связь, начинают деградировать. Нечто подобное случилось и с потомками «первочеловека» из гораздо более ранних эпох, которые предпочли продолжать воплощаться в материальные тела. У таких людей интеллектуальные способности испарялись гораздо быстрее, чем это можно предположить. По своему виду они были люди, но по сути уже становились зверями. Эти деградирующие «отщепенцы» выискивали в природе удобные географические и экологические ниши и вползали туда, осваивая новую среду обитания. Одни из них адаптировались к жизни в саванне, другие приобрели способность передвигаться по деревьям и превратили свои стопы в подобия рук... Это были «новые звери», тела которых очень быстро, быть может, за несколько поколений трансформировались в соответствии с новой средой обитания. Вот почему ученым не удается находить переходные формы таких деградантов — «получеловеков», «третьчеловеков»... — в ископаемом состоянии.

Таким образом, цикл существования людей сменяется длительной фазой существования на планете животных — их потомков. Очередной «животный период» — фаза «безлюдья» — на Земле может длиться довольно долго. «Новые» и «старые» люди практически не имеют шансов столкнуться нос к носу на нашей планете.

— Но это все выглядит как чисто умозрительная цепочка рассуждений...

— Результаты исследований, проведенных палеоантропологами, ясно показывают, что с течением времени идет биологическая деградация людей. Быть может, она происходит благодаря встроенному механизму инволюции, наследованию генетических изменений и особенностям среды обитания, а также различиям в питании, поведении и мышлении разных популяций... Периодическое появление на Земле людей — «пульсация разумной жизни» — вероятно, возведено в некую закономерность и имеет признаки системы. Последнее такое появление и относится к началу верхнего палеолита.

Упомянутый мной новый «царь природы», появившийся в то время, судя по всему, имел характерные для европейца черты, но обладал большой склонностью к индивидуальной изменчивости. Его победное шествие по миру началось из Европы и Передней Азии. При этом постепенно на базе единого европеоидного комплекса анатомических признаков стали формироваться особенности, характерные, по нашим нынешним представлениям, для других рас. В итоге у обнаруженных при раскопках на территории Старого Света останков ископаемых людей встречаются наряду с европеоидными, кроманьонскими, чертами австралоидные, негроидные и — в меньшей степени — монголоидные признаки.

Таким образом, можно предположить, что трансформация древних кроманьонцев началась около 40 000 лет назад. Часть из них сначала изменила свой облик и стала походить в большей степени на австралоидов (от этих людей впоследствии и произошла австралийская раса), а затем они трансформировались в негроидов и расселились по всей Африке. Это подтверждают палеоантропологические находки.

Еще раз подчеркну, что в Африке популяция негров появляется в гораздо более позднее время по сравнению с обнаруженными при раскопках «европейскими неграми» — и вдобавок она отличается редкостным единством морфологического типа. Если бы африканские негроиды произошли из Африки, то можно было бы ожидать гораздо больший разброс морфологических вариантов, так как на этом континенте присутствует значительное разнообразие ландшафтов.

Принято считать, что широкие носы, толстые выпуклые губы, темная кожа, а также кудрявые волосы являются адаптивными особенностями, позволившими представителям данной расы приспособиться к жаркому африканскому климату. Но если учесть факты, доказывающие, что эти и другие негроидные особенности стали проявляться уже в верхнем палеолите у людей, живущих в Европе чуть ли не у кромки скандинавского ледника, то такого рода рассуждения теряют всякий смысл.

Минус 450 граммов мозга

— И все-таки какие факты убеждают вас, что имеет место регресс человека?

— Биологические потери, постигшие хомо сапиенс за последние несколько десятков тысяч лет, не вызывают сомнения. Многие из групп людей демонстрируют признаки деградации и инволюции по отношению к «исходному человеку», в некотором роде представленному теми же кроманьонцами Европы, обнаруженными при раскопках. Например, у наших современников сократилась емкость мозговой коробки. У кроманьонцев она могла достигать 1800 куб. см, а у среднестатистического современного человека — всего около 1350 куб. см! То есть объем мозга у тех же европейцев уменьшился по отношению к исходному в среднем более чем на 450 граммов — разве это не деградация?!

По данным современных ученых-нейрофизиологов, объем мозга и количество нервных клеток являются определяющими факторами для активной рассудочной деятельности. Последствия снижения массы мозга до определенного предела могут не ощущаться, однако после преодоления этого рубежа наступает резкий сбой в рассудочной деятельности. У таких индивидов отключаются и начинают редуцироваться в первую очередь лобные доли мозга, отвечающие за рассудочное поведение и за сдерживание аффекторного эмоционального поведения. При этом страдает функция налаживания коммуникаций, начинают брать верх эгоистические устремления и желания.

У кроманьонцев голова была больше и «кубиков» мозгового вещества было больше, чем у нас с вами, — это факт. Кроме того, у них, вероятно, функционировала в большей степени не кора больших полушарий мозга, а подкорка, связанная с интуитивным и экстрасенсорным мышлением и поведением. Современные люди не только потеряли изрядное количество «серого вещества», но и в значительной степени утратили способность мыслить интуитивно.

История Земли дает нам и еще одну подсказку. После того как около 13 500 лет назад скандинавский ледник стал таять, водные потоки от него вызвали наводнения. Уровень Мирового океана значительно повысился, так что многие популяции живших тогда людей очутились в островной изоляции. Одним из таких мест оказалась Тасмания, отрезанная океаном от Австралии. И тасманцы стали постепенно деградировать. Об этом говорит облик этих островитян и количество у них мозгового вещества. По некоторым данным, объем черепной коробки у части аборигенов «съежился» до 700 куб. см! (В конце концов тасманские «туземцы» так «удалились» от наших с ними общих предков, что, как подмечал Дарвин, тасманки даже не беременели при интимных контактах с белыми колонистами.)

Последние тасманцы.

Сопоставляя все эти и другие известные ученым факты, я поражаюсь: сколь изменчиво в биологическом плане человеческое тело. Оно трансформируется довольно быстро, теряя свойства и качества, характерные для предков. Со времени появления первых кроманьонцев на нашей Земле прошло не более 60 000 лет, а от них не осталось и следа. Им на смену пришли многочисленные и, может быть, даже не столь умные потомки. Трансформация затронула не только тело, но и душу, и разум человека.

Преемниками кроманьонцев стали палеоевропейцы. Этот тип был распространен в степях Евразии от Днепра до Алтая — Саян и даже далее — до Центральной Монголии и китайского Ордоса. На Канарских островах до сравнительно недавнего времени сохранялась небольшая популяция высоких рыжеволосых палеоевропейцев с примесью кроманьонцев — народ гуанчи. Однако к настоящему моменту она исчезла.

Наследниками палеоевропейцев можно считать скандинавов, а также ирландцев. У последних черты палеоевропейцев проявлены в большей степени, чем у кого бы то ни было среди современных народов. Кроме того, древний тип европейца сохранился у кавказских и балканских народов (например у осетин, черногорцев). В некоторых племенах афганских пуштунов также заметны признаки их предков-палеоевропейцев: люди там светлокожие, голубоглазые, светловолосые. У народа минаро, локально проживающего ныне в Тибете, также представлен этот тип. Таким образом, ареал наследников палеоевропейцев сегодня разорван. Их можно увидеть лишь в изолированных местностях — в горных, островных убежищах.

— Напрашивается вопрос: а что же дальше? Мы-то куда идем — те семь уже теперь миллиардов, которые живут ныне на шарике?

— Популяция людей в целом, как и конкретный человек в своей жизни, переживает разные периоды: становление, расцвет, стагнацию и гибель. А потому не стоит кичиться достижениями цивилизации! Индивидуально люди понемногу деградируют, если посмотреть на наше народонаселение в целом. Еще неизвестно, как поведет себя интеллектуал, оказавшись один на необитаемом острове. Возможно, через пару-тройку лет его трудно будет отличить от примитивного дикаря! Могут деградировать в биологическом плане целые большие группы людей, оказавшись в условиях геологической изоляции. Я уже приводил подобный пример — тасманцы. Другой пример: эскимосы приобрели некоторые биологические черты, воспринимаемые учеными как признаки регресса, всего за пару последних тысячелетий. Однако дело даже не в конкретных примерах групповой или индивидуальной деградации. Наша человеческая популяция, если смотреть в целом, находится в апогее своего развития. Этим нивелируются «минусовые» индивидуальные изменения. Когда нынешнее человечество приблизится к той роковой черте, которая будет означать приближающийся распад популяции, то негативные изменения у отдельных индивидов начнут проявляться куда более отчетливо. Очевидно, что итог развития цивилизации заключается в понимании самой сущности человека и человечества в целом. Вероятно, это понимание можно сохранить даже после гибели материального тела и перехода очередной популяции хомо сапиенсов на Земле в иные, нематериальные сферы.

КОММЕНТАРИЙ

Лев ФИЛОНОВ, профессор, руководитель секции психологической антропологии при Российском психологическом обществе:

— Есть такое хорошее высказывание: мощность каждой теории оценивается тем, насколько она задержала дальнейший прогресс науки. Рассуждения Александра Белова противоречат общепринятому классическому эволюционному учению Дарвина, но при этом московский ученый объясняет многие из накопившихся за последнее время открытий, сделанных при раскопках. Замечательно подобраны, систематизированы факты. Конечно, многое из того, о чем говорит Белов, кажется неясным, удивительным и даже порой противоречивым. Однако само публичное высказывание таких мыслей о прошлом и будущем человечества стимулирует ученых, открывает перед ними новые перспективы и подсказывает возможные («нестандартные» с точки зрения теории Дарвина) ответы.



Партнеры