В Санкт-Петербурге нет ряда лекарств для лечения туберкулеза

Пациенты начали умирать

1 марта 2012 в 21:13, просмотров: 2485

 

 

Два дня назад в Санкт-Петербурге состоялась несанкционированная акция — семеро человек приковали себя цепью к ограде перед зданием городского Комитета здравохранения. В руках они держали плакат: «Если вам чихать на туберкулез, он будет на вас кашлять». Причиной акции послужило то, что уже несколько месяцев в городских больницах нет препаратов для лечения тяжелых форм туберкулеза. Акция побила все рекорды — она продолжалась 40 минут, полиция ею не заинтересовалась, но зато к активистам вышли двое сотрудников комитета. Они признали, что проблема есть, сослались на бюрократические проволочки и заверили, что проблема будет разрешена в течение недели.

29 февраля умерла одна из пациенток. Вторая умирает, ее уже не спасти.

В Санкт-Петербурге нет ряда лекарств для лечения туберкулеза
фото: Анастасия Кузина

— Информация была закрытая, врачи молчали, но сами пациенты говорят, что препаратов не было с сентября прошлого года, — комментирует ситуацию представитель движения «Пациентский контроль» Сергей Головин. — Активно люди стали обращаться в благотворительный фонд «Свеча» с ноября-декабря (этот фонд в том числе занимается помощью людям с туберкулезом). Они звонили и рассказывали, что отсутствуют препараты «второго ряда» в нескольких городских больницах...

— Сейчас умирает женщина, которая еще пару месяцев назад приезжала лечиться амбулаторно, — рассказывает Ольга, которая лечит туберкулез в одной из больниц. Номер она просила не называть, сказала, что ее за это выпишут. — Сегодня ее уже не спасти, время упущено, врачи сказали, что это вопрос нескольких часов. Она умирает именно из-за того, что нет лекарств. Ждали-ждали, уже родственники сами купили, но поздно... Да что там — тут нет элементарно физраствора, уже капельницы не ставят! И когда я сейчас слушаю чиновников, что все есть — меня жуть берет! Они в параллельной вселенной живут! ..Я сейчас шла по отделению, заглянула на пост — там в шкафчике стоят три препарата простейших, «первого ряда». А в моем отделении из 70 человек около 50-ти нуждаются в препаратах «второго ряда». А всего отделений восемь. И практически везде лежат с открытой формой, с устойчивым туберкулезом. Люди ждут операций на легких, а в больничной аптеке пусто! Даже шприцы под учетом. И эта история длится не первый месяц. Год уже точно перебои: два месяца есть препараты — месяц нет. И в диспансерах так же. Врачи пытаются что-то заменять, от этого только хуже. Это же химиотерапия — бьет по всем органам. И туберкулез не лечится, и все органы убиваются. ...Это безумие. Я слушаю чиновников, которые говрят, что лекарства есть, и думаю: «Не дай бог им с этим столкуться». Но они-то в Германию лечиться уедут. Такое ощущение, что проблема туберкулеза в городе замалчивается...

— А вы сами столкнулись с отсутствием лекарств?

— Конечно! Я лечусь уже полтора года, путем долгого подбора мне нашли схему, начало помогать. И только начался прогресс, врач сказал «ура» — и лекарства заканчиваются. Он перевел меня на другой препарат в ожидании, что мои лекарства придут. Я его прямо спросила — чем это чревато? Он сказал — прогрессированием.

— Вы сказали, уже кто-то умер.

— Да, умнейшая женщина, три языка знала. Не надо думать, что с туберкулезом лежат маргиналы. Лежат продавцы магазинов, шеф-повар. Как их не лечить?! В самом расцвете сил не спасают, это же излечимая болезнь!..

В декабре и феврале «Свеча» отправила запросы в Комитет по здравоохранению, а активисты пытались понять — куда подевались лекарства, и были ли они вообще закуплены. Но про аукционы они ничего так и не нашли. И ответов от чиновников фонд «Свеча» не получил. И в конце февраля чаша терпения переполнилась, люди вышли на акцию.

— И что интересно — именно в этот день одна из больниц объявила аукцион на четыре препарата! — говорит Сергей Головин.

— И о чем это говорит?

— Это говорит о том, что лекарств действительно нет. Но аукцион только объявлен, пройдет он где-то через полмесяца, а сами лекарства поступят в начале лета.

— Но чиновники Комитета здраввохранения обещали же все решить за неделю?

— Возможно, лекарства собираются переправить из другого источника...

Справка «МК». Туберкулез со множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ) — это форма туберкулеза, при которой основные препараты для лечения (изониазид и рифампицин) становятся неэффективными, поскольку бактерии туберкулеза приобретают способность сопротивляться. В таких случаях начинается лечение «второй линией», то есть более сильными и дорогостоящими препаратами. Именно они и отсутствуют в настоящее время в Санкт-Петербурге.

В России проблема туберкулеза с МЛУ является крайне актуальной. Наша страна занимает лидирующие позиции по его количеству. А Северо-Западный регион является одним из самых неблагополучных в стране, когда каждый четвертый случай заболевания туберкулезом сопровождается лекарственной устойчивостью. Только по официальным данным Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга заболеваемость всеми формами туберкулеза по Санкт-Петербургу в 2010 году составила 43,0 на 100 тыс. населения, всего было зарегистрировано 1976 больных. Число больных в активной форме с сочетанной ВИЧ-инфекцией на 01 января 2011 года составило 660 человек, что на 110 человек больше, чем было на начало 2010 года.

 



Партнеры