«Неуд» за активность

Вузы выстраивают вертикали власти и избавляются от общественников

4 марта 2012 в 17:28, просмотров: 3426

Как стало известно «МК», на филфаке Санкт-Петербургского госуниверситета готовится отчисление председателя петербургского отделения Российского студенческого союза (РСС) Виктора Воробьева. Официальная причина — академическая неуспеваемость. Истинная же, как считают в РСС, далека от академического поля. Руководству вуза якобы не нравится антикоррупционная деятельность молодого человека.

«Неуд» за активность

До четвертого, предвыпускного курса у бакалавра-слависта филфака СПбГУ Вити Воробьева все было в порядке. Учился он в основном на «четверки» и «пятерки», хвостов не имел. И вдруг удар: под занавес, в зимнюю сессию сразу два «неуда». А когда один из них — по словацкому языку — не удалось пересдать с двух положенных попыток, стало понятно: отчисляют.

В принципе отчисление студента, не одолевшего вузовской программы, что называется, дело житейское. Но в случае с Воробьевым есть две особенности, резко выделяющие его из ряда прочих. Во-первых, из вуза изгоняется выпускник. А так у нас не делают. Во-вторых, Воробьев не полный академический лузер, а студент с более чем приличной успеваемостью. Даже сейчас, в разгар отчисления, в учебной части университета его охарактеризовали «МК» как «среднего студента». Таких, как известно, также не отчисляют. Значит, ищи другую причину. И председатель РСС Артем Хромов ее нашел. Это общественная деятельность Воробьева:

— Мы считаем, что давление, оказанное на него в течение сессии, угрозы отчисления во время обучения, а затем и его исключение имеют причины, лежащие вне поля сугубо академических вопросов. Виктор принимает активное участие в защите прав и интересов учащихся, в борьбе с коррупцией в сфере образования. Незаконная сдача посторонним людям площадей в общежитиях СПбГУ, незаконный перевод учащихся вузов на платное отделение, распил бюджетных средств вузов, вымогательство взяток — все это проблемы, с которыми он активно боролся. Мы считаем, что решение аттестационной комиссии СПбГУ является ангажированным, необъективным и подлежит отмене. В этой связи нами направлены жалобы ректору СПбГУ и в надзорные органы.

Аналогично оценивает ситуацию и сам Виктор Воробьев:

— С принятием закона об особом статусе СПбГУ в вузе поменялся механизм принятия решений. Новый устав передал полномочия демократически избранных деканов и ученых советов факультетов ректору и назначаемым им проректорам. Они теперь и решают все. Администрация покончила с коллегиальными решениями и выстраивает в университете жесткую вертикаль власти.

Вопрос о всевластии администрации, как убедились студенты СПбГУ, не праздный. Из лучших общежитий вуза, рассказал Воробьев «МК», «незаконно сделали гостиницу: на места на Васильевском острове заселили людей, не имеющих отношения к университету, а студентов выкинули в Петергоф — два часа в один конец. Да еще взвинтили оплату: 3–3,5 тыс. рублей в месяц, хотя по закону она не должна превышать 5% от стипендии. Мы занялись этим делом и своего добились: чужих с наших мест убрали, а цены снизились.

Эти и другие моральные и материальные потери «министров-администраторов», по мнению студенческого активиста, ему сейчас и аукнулись. Однако руководство вуза придерживается иной версии.

— На данный момент студент 4-го курса филологического факультета СПбГУ Виктор Воробьев не является отчисленным, — заверил «МК» куратор филфака, проректор университета Сергей Богданов. — От него поступила жалоба на «давление» преподавателей и «необъективное, предвзятое отношение» при проведении промежуточной аттестации. По этой жалобе в вузе начата проверка: идет сбор пояснительных записок, проверяются все факты, интерпретируемые студентом как нарушения. А до тех пор он остается нашим студентом и, кстати, председателем студенческого совета филологического факультета. Пока могу сказать одно: попытки искать мотивы отчисления в общественной деятельности, а не в академических проблемах несостоятельны. Воробьев работает председателем студсовета с мая 2011 года. И с тех пор не только относительно успешно сдал летнюю сессию, но был избран, притом единогласно, в ученый совет факультета, что лишь расширило возможности для общественной работы. Причина в другом. За целый семестр Воробьев посетил занятия по словацкому языку всего один раз. А этого явно недостаточно! При этом проблемы с посещаемостью были у него и раньше — на 1-м курсе. И наверстывать упущенное тогда, кстати, помогали ему те самые преподаватели.

На сегодняшний день, по словам Богданова, «ситуация выглядит так. На первую сдачу данного экзамена в ходе зимней сессии Воробьев не явился, объяснив это своей недостаточной подготовленностью. По итогам второй и третьей попыток пересдачи он получил неудовлетворительные оценки, что и поставило вопрос о его отчислении. Сейчас мы проверяем правильность процедуры экзаменов, а также справедливость обвинения преподавателей в «необъективности» и «оказании давления». Кстати, провал Виктора на комиссии по словацкому языку избавил его от необходимости сдавать комиссии экзамен по теоретической грамматике английского языка (два предыдущих экзамена Виктор сдать не смог, видимо, опять же из-за пропущенных лекций).

Звучит вроде убедительно. Но как быть с тем фактом, что половина пропусков объясняется не прогулами студента, а отменой занятий по словацкому; а другая часть — его участием в заседаниях того самого ученого совета? Или с утверждением Воробьева, что ему «чуть ли не за год до нынешнего „неуда“ говорили на кафедре, ссылаясь на указания „сверху“: не прекратишь эту свою деятельность — отчислят»?

На самом деле, заявил «МК» глава независимого профсоюза СПбГУ, замдекана по учебной работе журфака Сергей Самолетов, «то, что случилось с Виктором, — в чистом виде сведение счетов. Его пытаются удалить за его активную позицию: сначала — в конфликте вокруг университетских столовых, в 2010 году отданных руководством вуза на аутсортинг и в результате этого непродуманного решения вдвое повысивших цены и ухудшивших качество еды. (Кстати, именно тогда для защиты интересов студентов и возник студсовет, позже возглавленный Виктором). Затем были другие конфликты — университет-то за последние 4 года фактически превратился в руины. А последней каплей, переполнившей чашу терпения ректората, стал запрос в президентскую администрацию о правомочности отказа ректора декларировать свои доходы». (Напомним, что ректор СПбГУ подкрепил право не оглашать своих доходов разрешением, данным ректорам Петром I.).

Впрочем, Воробьев — не единственный «диссидент», наказанный за критику руководства университета, отметил Самолетов: «Ранее была уволена декан журфака Марина Шишкина. Причем уволена совершенно незаконно, что подтвердило решение суда. Крайне жестко, с помощью полиции, в университете пресекаются и пикеты студентов: в ряде случаев ребят буквально скручивали и доставляли в отделения. Вот и на последний, проведенный, кстати, в поддержку Воробьева 27 февраля, явился не ректор, а подразделение полиции. Представьте: 16 силовиков на пятерых студентов. Это типичный стиль общения руководства нашего вуза со студенчеством». На очереди, похоже, и сам Самолетов: «Все три года своего существования наш профсоюз находится в жесткой оппозиции к администрации. Мой договор на должность замдекана заканчивается 31 октября 2012 года. Думаю, он продлен не будет — и из университета мне придется уйти. Но не из нашего профсоюза! Его главой я обязательно останусь, благо законом это разрешено!»

«МК» будет внимательно следить за развитием событий.




Партнеры