Дом, который построил лорд

Приют для покалеченных солдат нуждается в помощи

21 марта 2012 в 08:16, просмотров: 4998

Московский приют для инвалидов — участников войн и локальных конфликтов балансирует на грани финансового краха. Только усилиями рядовых благотворителей удается спасать его от черствости и равнодушия государственных чиновников.

Дом, который построил лорд
фото: Геннадий Черкасов

Справка МК Справка "МК"

Лорд Леонард Чешир в годы Второй мировой войны участвовал в знаменитых воздушных налетах на гитлеровскую Германию и командовал эскадрильей тяжелых бомбардировщиков. Эти ребята на своих огромных неповоротливых машинах служили легкой мишенью для вражеских зениток, а потому имели заслуженную репутацию отчаянных смельчаков и сорвиголов. А командир эскадрильи Чешир оказался еще и везунчиком — совершив сто вылетов под обстрелом противника, он остался жив и был удостоен креста Королевы Виктории. Но судьбе было угодно, чтобы однажды бравый пилот оказался на госпитальной койке с тяжелым ранением. Здесь он увидел одну из самых мрачных и неприглядных сторон войны — мучения тех, кто стал инвалидом. И сразу же по окончании войны Чешир организует строительство домов для покалеченных солдат. Сначала в Великобритании, а затем по всему миру. На сегодняшний день в 58 странах мира действует 440 Домов Чешира. Московский, единственный в России и последний в жизни лорда, за 20 лет своей деятельности оказал помощь 1500 инвалидам вооруженных конфликтов. Здесь покалеченным солдатам предоставляются условия для получения высшего образования и возвращения к полноценной мирной жизни.

История этого скромного особняка в подмосковном Солнцево, словно зеркало, отражает все противоречия и парадоксы современной российской действительности. Дом построен в 1991-м на английские деньги и формально принадлежит гражданам Великобритании, что само по себе уже не может не вызывать подозрений у чиновников. Да и благотворительный характер деятельности у искушенных в актуальных проблемах внутренней и внешней политики граждан вызывает противоречивые ассоциации. В кабинете директора этого странного заведения на самом видном месте красуется портрет английского лорда. Лорда Леонарда Чешира — ныне покойного хозяина и основателя этого дома. С тех пор как странный англичанин приехал в Подмосковье в 1991-м и построил этот скромный, но уютный приют на 20 мест, вокруг особняка не раз бушевали самые настоящие войны.

История борьбы бессменного руководителя московского Дома Чешира генерал-майора в отставке Юрия Наумана с претендентами на лакомый кусочек земли могла бы занять многие страницы. С первых же дней существования приюта для инвалидов войны, а именно ради них и затевал свой проект Леонард Чешир, его пытались взять под контроль самые разные структуры. Охотников за привлекательным земельным участком не останавливало даже то, что в стенах дома получают шанс на нормальную мирную жизнь люди, серьезно покалеченные войной. Такие, как Василий Федоркин, лишившийся зрения после ранения, полученного в 1986-м в Афганистане. Благодаря Дому Чешира он обрел семью, которая недавно пополнилась сыном. Трудно сказать, как сложилась бы судьба Максима Бойкова, потерявшего на Северном Кавказе обе ноги. Сейчас в комнате Максима царит семейный уют и порядок, какой может навести только женская рука. Супруга, которую он встретил в Москве, получает дополнительное образование. Не отстает и сам Максим. Как и многие другие постояльцы дома, он учится в Академии труда и социальных отношений — единственном столичном вузе, который откликнулся на просьбы Юрия Ивановича помочь ребятам с приобретением мирных специальностей.

Удивительно, но многим в современной России трудно поверить, что помощь искалеченным войной людям может осуществляться «просто так», бескорыстно, бесплатно и только ради того, чтобы помочь им найти место в жизни. Юрий Иванович перебирает на столе стопки документов — печальную летопись многолетней борьбы с государственными деятелями за существование Дома Чешира. Чиновники не раз пытались отнять собственность приюта. И это при том, что в других странах подобные заведения не просто пользуются льготами, но и находятся на полном государственном обеспечении.

История знает немало примеров, когда правители с легкостью забывают о тех, кто имел несчастье вернуться покалеченным, но живым с очередной войны. Людям, развязывающим войны, зачастую выгоднее возлагать пышные букеты на могилы павших, нежели смотреть в глаза тем, кого называют «инвалидами». Ну а хозяйство генерал-майора Наумана не раз и вовсе становилось объектом неприкрытой агрессии. Еще в 90-х один из заместителей министра соцзащиты РФ возмущался — почему это постояльцы подозрительного дома ничего не платят? А когда буквально чудом удалось привлечь внимание президента Ельцина, и тот распорядился оказывать всестороннюю поддержку, чиновники виртуозно утопили прямое президентское распоряжение в мутном потоке бюрократического делопроизводства. Вместо помощи Дом Чешира вместе с прилегающей территорией едва не был продан без ведома его учредителей и руководства.

Ни для кого не секрет, что полагаться на законопослушность и милосердие российских чиновников зачастую, мягко говоря, наивно. Время показало, что настоящую реальную поддержку могут оказать только братья по оружию. Те, кто не понаслышке знает, что такое война, да и просто неравнодушные люди, которые готовы разделить с подопечными Юрия Ивановича трудный процесс возвращения к мирной жизни. Еще с первых дней существования Дома Чешира, когда прилегающую территорию «украшали» горы мусора высотой с пятиэтажный дом, находились и те, кто видел в этом проекте просто возможность помочь в благородном деле. На первых порах существенную помощь оказали военные строители — очистили и благоустроили территорию. А когда выяснилось, что на строительство ограды не хватает дефицитного в то время металла, в Череповец на переплавку были отправлены 20 списанных танков Т-72...

Сегодня положение Дома Чешира также не назовешь стабильным. Несколько лет назад доходило до того, что постояльцам дома пришлось переходить на двухразовое питание. Деньги на содержание приходится искать постоянно, и Юрий Иванович Науман проявляет чудеса изобретательности.

— Когда-то сибирские дивизии отстояли Москву, — рассказывает он. — Вот и с приходом мэра-сибиряка Собянина мы почувствовали существенное облегчение. Он нам без лишних разговоров выделил десять миллионов рублей в прошлом году. Вот, правда, в нынешнем московские чиновники как будто «очухались» что ли — говорят, что бюджет у нас раздут. Доходит до того, что меня попрекают тем, что мой электрик получает больше, чем я. Ну, а как быть, если он три должности совмещает?

Однажды чиновничий идиотизм, иначе не скажешь, дошел до того, что Науману предъявили совсем уж абсурдную претензию — дескать, почему в Доме Чешира проживают люди без московской прописки?

— И это о ребятах, которые за всю Россию вместе с Москвой кровь проливали, — сетует генерал-майор.

Но, к счастью, в столице живут не только замшелые бюрократы. Немалую поддержку оказали префект Западного округа Алексей Брячихин и ректор Академии труда и социальных отношений Николай Гриценко. В списке жертвователей десятки фамилий. В строке «адрес» чаще всего видна именно Москва. Суммы различные — от ста рублей до сотен тысяч. Да и статус у благотворителей самый разный — пенсионеры, бюджетники, бизнесмены, нефтяники и даже сын генерального прокурора Чайки — Игорь. Последний, как говорят в Доме, узнал о них случайно и предложил свою помощь, когда казалось, что окончательно «сели на мель». В результате Игорь Чайка помог Дому погасить накопившиеся за длительное время долги, в том числе и по зарплате персоналу. Для него, как и для десятков других людей, эта акция не стала разовой. С той поры младший Чайка помогает Дому Чешира уже на регулярной основе. Как отмечает Юрий Науман, многие из тех, кто хоть раз помог Дому, входят в круг его постоянных друзей и принимают участие в его судьбе и дальше. Так, неожиданной для постояльцев Дома стала оперативная реакция Патриарха Кирилла, с благословения которого церковь стала оказывать регулярную помощь.

Жаль только, что государство в этот круг пока не попало, а ведь Дому, где покалеченные солдаты получают возможность учиться, налаживать нормальную жизнь и снова возвращаться в строй, требуется всего 900 тысяч рублей в месяц. Это с учетом зарплаты персонала и расходов на электроэнергию, задолженность за которую у нас прощать не принято.



Партнеры