Мухамеда Мера сделали ягненком

Специальный корреспондент «МК» выяснил, как трагедия в Тулузе расколола французское общество

28 марта 2012 в 20:07, просмотров: 1915

Сегодня проблема миграции во Франции — одна из основных, и так же, как и в России, о ней не принято говорить вслух. Но после того как Мухамед Мера перестрелял семь человек и ранил еще пятерых — поднять вопрос все-таки пришлось, и теперь это самая обсуждаемая тема во Франции. Есть официальная позиция, завязанная на предвыборную борьбу. Но есть и позиция коренных французов, и позиция иммигрантов. Корреспондент «МК» пообщался и с теми, и с другими непосредственно в Тулузе.

Мухамеда Мера сделали ягненком

Тулуза — мрачная и траурная, несмотря на южное весеннее солнце. На улице Жюль-Далу возле входа в еврейскую школу «Озар ха-Тора» (в переводе на русский это означает «сокровище Торы») — горы цветов в память о погибших и дежурит полицейский наряд. Люди приходят сюда просто постоять и молча почтить память погибших. Оказалось, что таких школ по всей Франции порядка двадцати, все они возникли после 1945 года — и периодически были объектами нападения. Убитых учителя и троих школьников похоронили в Израиле, так как у них было израильское гражданство. Их убийцу, Мухамеда Мера, также похоронили на исторической родине — в Алжире.

Квартал, где проживал Мухамед Мера, в основном населяют арабы-иммигранты. Похожие на советские пятиэтажки дома заселены мусульманами, и соседи «тулузского стрелка» не могут сказать о нем ничего плохого.

— Он был веселым парнем, его тут все знали, и ничего плохого сказать о нем не можем. Он обычный молодой человек. Вообще с трудом верится, что он мог такое совершить, — говорит соседка Мера по подъезду. — Он не пил спиртного, но любил полихачить на мотороллере и ходил в ночные клубы.

Прихожане мечети эль-Хусейн в квартале Бассокамбо на севере Тулузы, которую посещал Мухамед Мера, говорят, что он не был регулярным прихожанином и никогда не высказывал радикальных идей.

— Из Мухамеда сделали ягненка к выборам, — говорит мне один из прихожан — Амин. — Откуда весь мир узнал, что Мухамед мстил за палестинских детей, за участие Франции в афганской войне, за решение французских властей о запрете ношения в стране никаба? Все со слов министра внутренних дел мсье Геана! Ни аудиозаписей переговоров с Мера, которые обязательно записывают, ни каких-либо других доказательств нам не представили. А почему мы должны в это верить? Уже известна как минимум одна несостыковка в этой версии — Мухамед не мог быть в 2007 году в Афганистане или Пакистане, потому что он сидел в тюрьме тут, во Франции. Вся эта история не такая простая, как кажется на первый взгляд...

Тем не менее расследование продолжается, сейчас в тюрьме находится старший брат «тулузского стрелка» — в его машине полицейские обнаружили частицы взрывчатки.

За комментарием «МК» обратился к полковнику спецназа ГРУ, принимавшему участие в силовых операциях в Афганистане, Таджикистане и Чечне. Попросив не называть его имя, он рассказал:

— Мера мог быть информатором французских спецслужб. Таких примеров при работе с подобной публикой огромное количество. Все дело в их ментальности, это я еще в Афганистане понял, что такого понятия, как «предательство», у них не существует, по крайней мере оно оправдывается: с кем тебе выгодно, с тем и заключай союз. Так вот Мера мог давать информацию французам, являясь, по их мнению, их агентом, а на деле преследовать свои цели или цели своей организации. Конечно, не так просто взять живым террориста, который твердо намерен умереть с оружием в руках. Для этого он должен быть контужен или усыплен газом. И в тулузской истории мне совершенно понятна медлительность «райдовцев» — его до последнего надеялись взять живым, в противном случае размазали бы по стенам чем-нибудь взрывающимся типа ручной гранаты, штурмового заряда или выстрела гранатомета. Наши на Северном Кавказе именно так и делают в последнее время...



Партнеры