Клады находят ненужными

За последние 20 лет Россия ни разу не выкупила для музеев сокровищ, найденных ее гражданами

30 марта 2012 в 19:35, просмотров: 10985

По России поплыли серебряные и золотые миражи — найденная в нарышкинском особняке в Петербурге потайная комната, забитая мешками с драгоценными антикварными изделиями, всколыхнула воображение граждан. Люди пытаются «измерить» чужую удачу: кто и сколько получит за эти сокровища? Корреспондент «МК» пообщался с теми, кто имеет отношение к профессиональному кладоискательству, но даже с их помощью не удалось обнаружить тех, кому в наше время удалось подзаработать за счет ценностей, найденных и сданных в официальные инстанции.

Клады находят ненужными
На чаше фамильный герб Нарышкиных. По одной из версий, фамилия Нарышкиных произошла из Чехии. А золотая решетка на красном фоне —  герб  города Эгера в Чехии. Согласно более достоверным сведениям, родоначальник по прозвищу Нарышко выехал в Москву из Крыма в 1465 году. Фото предоставлено компанией «Интарсия».

А могут ли претендовать на какие-то «дивиденды» с этой находки нынешние наследники Нарышкиных?

По мнению юриста Александра Прудникова, специализирующегося в том числе и на «проблемах кладов», этот вопрос нуждается в дополнительном исследовании всех конкретных обстоятельств. А вот владелец кладоискательской конторы Владимир Порываев высказался более категорично: «Закон о национализации, изданный большевиками после революции, фактически перекрыл наследникам прежних российских богачей все пути к получению каких-либо компенсаций за ценности, принадлежавшие их предкам... Возможно, есть какая-то зацепка с возвратом орденов — было бы справедливо вернуть награды прадедов их потомкам».

Что касается вознаграждения за случившуюся в Петербурге супернаходку, казалось бы, тут все ясно. В соответствии со статьей 233 Гражданского кодекса право на клад имеют собственник того объекта, где найдены сокровища, и те, кто их обнаружил. Если находка признана исторической или художественной ценностью, то она должна быть передана в музей, а упомянутым выше «виновникам торжества» выплачивается денежный эквивалент. (В советские времена действовала более драконовская мера: нашедшему государство отстегивало только 25%.)

Все серебро в отличном состоянии, вероятно, потому, что было обернуто тряпками, пропитанными уксусной эссенцией, запах которой еще сохранился. Фото предоставлено компанией «Интарсия».

— В данном случае предметы обнаружены явно высокохудожественные, поэтому речь может идти именно о выплате их стоимости, — поясняет Александр Прудников. — На половину этой очень внушительной суммы может претендовать собственник особняка (скорее всего здание находится в муниципальном ведении), а другая половина может пополнить бюджет сотрудников компании, занимающейся в доме реставрационными работами, во время которых и была сделана сенсационная находка. Учитывая, что эти серебряные предметы, видимо, будут переданы в один из государственных музеев, деньги на соответствующие выплаты должны быть выделены из госбюджета.

Тут сразу вспоминается классика советского кино. «Я сдал найденный мною клад государству и на полученные за это деньги купил автомобиль „Москвич“ последней модели!» Это реплика одного из героев знаменитой комедии «Бриллиантовая рука». Однако эпизод с киношным Шефом оказался фактически единственным примером столь эффективного взаимодействия счастливчика, обнаружившего потаенные сокровища, и государственных структур. В реальности случаев, когда кладоискатель сдал свои ценные находки государству и получил за это причитающуюся ему долю в рублях, никто из моих собеседников, увлекающихся поиском кладов, припомнить так и не смог.

Фото предоставлено компанией «Интарсия».

— По крайней мере в последние десять-двадцать лет о подобном слышать не доводилось. Все кладоискатели стараются максимально не афишировать свои поиски и обнаруженные при этом ценные вещи. Может быть, кто-то и пытался сдавать найденное, но это в большинстве своем наверняка люди, случайно наткнувшиеся на клад.

Все-таки корреспонденту «МК» удалось поговорить с одним из тех «профи», кто предпринял попытку поступить строго по закону.

— Года два назад в лесу я нашел россыпь серебряных «чешуек» — старинных русских монет, — рассказал искатель, назвавшийся Павлом. — Вернувшись в Москву, отправился в свое районное отделение милиции, чтобы сдать находку («чешуйки»-то — это же явно музейный уровень!). Дежурный сотрудник удивился: «Вы у нас такой первый». Их оставили для проведения экспертизы с целью определения исторической ценности. По прошествии месяца или двух все монетки мне в милиции вернули без всяких комментариев... У меня создалось впечатление, что никакого их обследования никто и не проводил: лишняя канитель...

Фото предоставлено компанией «Интарсия».

Лишь в более отдаленной истории Москвы довелось найти «легализованные» случаи обнаружения людьми кладов. «Расплата» за это счастье была непредсказуемой.

— Мой отец был строителем и рассказывал, как однажды — это было, наверное, годах в 1970-х — при прокладке коллектора они с товарищем по бригаде наткнулись в земле на металлическую коробку с золотыми царскими червонцами, — вспоминает москвич Андрей Панюшкин. — Отнесли сперва прорабу, тот отправил «счастливчиков» в милицию. И завертелась канцелярская машина! По прошествии долгого времени их двоих вызвали в директорский кабинет, а там какой-то незнакомый чиновник объявил, что клад официально переходит в собственность государства, а им полагается предусмотренная по закону денежная компенсация — около 9 тысяч рублей на двоих. Но батя даже обрадоваться толком не успел. Деньги заставили передать в Фонд мира! Правда, отца и его товарища потом за такое «правильное» поведение все-таки поощрили: им присвоили звание «Ударник коммунистического труда» и в конце квартала выписали премию — аж по 150 рублей!

 

Наши эксперты:

Михаил ПИОТРОВСКИЙ, директор Эрмитажа:

— Михаил Борисович, ваши эксперты уже привлечены к исследованию клада Нарышкиных?

— Ну, разумеется. Но сколь долго продлится эта работа, пока не могу сказать. Там много уникальных вещей...

— А вы будете добиваться, чтобы клад полностью передали в Эрмитаж?

— Нет, пока так вопрос не ставится — к чему этот меркантилизм? Хотя не исключаю, что какое-то количество вещей может перейти к нам. Это решается в другом месте. Сейчас наше дело помочь: шутка ли — столь масштабный клад, скрытый от глаз более 70 лет, там ордена и медали, серебряная и позолоченная посуда, и не просто так — а с фамильными гербами Нарышкиных!

— И все-таки о ценности: полагаю, старинной серебряной посуды как таковой много...

— Понимаете, любой клад ценен, в первую очередь именно своей совокупностью. То есть находка сама по себе уже является важным культурным событием. Могу привести такой пример. Несколько лет назад так же — в результате строительных работ на фабрике — был обнаружен ставший уже знаменитым клад фабрикантши Марии Ивановны Лихачевой. Блюда, кубки, чайники etc. сильно пострадали и нуждались в кропотливейшей реставрации, которую провели наши специалисты с использованием лазерного метода. Итогом всего стала удивительная выставка и вышедшая книга, то есть клад Лихачевой вошел в историю культуры как самостоятельное событие.

Нашедших наградят в любом случае

Специалисты Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) в пятницу весь день описывали содержимое клада, на который натолкнулись рабочие во время реставрационных работ в особняке Нарышкина. На это уйдет не один день.

Натолкнулись на этот «схрон» случайно. В особняке Нарышкиных на улице Чайковского, 29, где сейчас ведутся реставрационные работы, строители компании «Интарсия» вскрывали перекрытия. И вдруг из-под балки показался ящик. Открыв его, рабочие обомлели.

— Это произошло 27 марта, в конце рабочего дня, — рассказал «МК» директор по связям с общественностью фирмы «Интарсия» Александр Новиков, — реставраторы обнаружили «тайную комнату» во флигеле. Сразу после того как ящики осмотрели, их перенесли в охраняемую комнату. Когда из особняка Нарышкиных позвонили реставраторы, они говорили почти шепотом, — признался Александр Новиков, — никто не мог поверить, что такое открытие возможно. Да и от красоты серебряной посуды у них просто захватило дух.

Оказалось, за стенами небольшого помещения, не указанного ни в одном плане особняка, ящиков с посудой целых сорок. Когда стали разбирать находку, удивились: сервизы полные, как будто их бережно паковали по описи. Было видно, что люди, спрятавшие клад, надеялись когда-нибудь вернуться за своими сокровищами.

Тысячи предметов быта реставраторы разложили в охраняемой комнате на полу. Находки заняли всю площадь 15-метровой комнаты.

Вместе с посудой реставраторов ждал еще один сюрприз. Документы и награды, принадлежавшие ротмистру лейб-гвардии гусарского полка Сергею Сомову. Это увольнительный билет воспитанника Императорского училища правоведения, датированный 28 мая 1908 года, и свидетельство о пожаловании лейб-гвардии гусарского его величества полка поручику Сомову медали «За труды по мобилизации 1914» на ленте ордена Белого Орла, датированное 20 октября 1915 года. Скорее всего, под руководством Сомова, эмигрировавшего впоследствии во Францию, и пряталась эта обширная коллекция фамильного серебра.

Оценить коллекцию пока еще никто не берется. По словам специалистов, это огромная сумма. Лиц же, которые нашли клад непосредственно, несколько. Это не только реставраторы, но и рабочие, трудившиеся на объекте. Но в городском бюджете не заложена статья на выплаты кладоискателям, поэтому, когда они получат причитающееся вознаграждение, пока непонятно.

Руководство реставрационной фирмы заявило, что даже если нашедшие клад рабочие не получат от государства положенного вознаграждения, их премируют за счет фирмы. Предполагается, что, после того как столовое серебро Нарышкиных будет описано, его перевезут в один из питерских музеев. Скорее всего, это будет Павловск. Потом коллекция, возможно, вернется в стены отреставрированного дома Нарышкиных.

 





Партнеры