«Меня обещали прирезать, если не замолчу»

Жертва подростков-садистов из Калининградской области дала интервью «МК»

10 апреля 2012 в 19:37, просмотров: 12351

Общественный резонанс вокруг истории с жутким избиением Лены Сухоруковой из города Гусева Калининградской области, кажется, возымел действие. Сейчас против обидчиков девочки возбудили уголовное дело. Лене дали путевку в санаторий и пообещали оказать психологическую помощь.

«Меня обещали прирезать, если не замолчу»
Лена (справа) не может понять, как Аня согласилась участвовать в ее избиении. Ведь раньше девочки общались.

Но как все это пережила сама девочка? И какого наказания она хочет для мучителей? Обо всем этом Лена согласилась рассказать «МК».

— В тот день за мной зашел Толик со своим другом Денисом (тем самым, который снимал шокирующее видео на мобильник и комментировал за кадром: «Не избей ее до смерти». — «МК») и пригласил меня прогуляться в лес, — рассказывает Лена. — Я ничего не заподозрила, ведь с Толиком мы дружили. А оказывается, Денис заранее знал, что на этот день запланирована расправа надо мной, и специально подговорил Толика вызвать меня на прогулку. Мы посидели с ребятами на том пустыре, а потом подошли Даша с Аней...

— А с девочками ты дружила?

— С Дашей я общалась прошлым летом, мы вместе гуляли. Но потом родители мне запретили, сказали, что такая подруга мне не подходит. Она уроки прогуливала, курила, из дома убегала постоянно. С Аней мы иногда общались, когда я приезжала погостить к бабушке. Она, наоборот, всегда была отличницей, хорошей девчонкой. По крайней мере, никто не слышал, чтобы она кого-нибудь избивала. Не то что Даша.

— Почему же тогда она согласилась участвовать во всем этом?

— Ее Даша настроила против меня. Она говорила Ане, что я ее плохими словами обзываю, вот, видимо, Аня и решила разобраться за компанию.

— В лесу вы поругались? Из-за чего они тебя бить начали?

— Нет, они, как только подошли, сразу стали меня оскорблять, матом обзывать, особенно Даша орала. А потом схватили меня за волосы, повалили, начали трепать. Я вырвалась и хотела убежать, но они меня догнали. Повалили опять, стали бить. Я закрыла голову руками, просила отпустить меня домой. Потом мне стало так больно, что я уже говорить не могла, только кричала...

— Они тебя долго били?

— Долго, минут 20–25.

— А почему твой друг Толик за тебя не заступился?

— Это неправда, только благодаря ему я и смогла убежать. Толик пытался отбить меня, но ничего не получалось. В итоге он толкнул Дашу, она упала. В этот момент я встала и побежала домой.

На этом моменте Лена начинает всхлипывать, трубку берет ее бабушка.

— Леночка домой не прибежала, а просто приползла. Вся в крови, лица почти не было видно — сплошная гематома. Хорошо, что она закрывалась руками, иначе бы сотрясения мозга не избежать. Я даже не знаю, как она до дома дошла. Видимо, была в шоковом состоянии. Она еще долго ничего не могла сказать, только плакала, — говорит Зоя Маковская.

Родители Лены сразу же вызвали полицию, написали заявление на подростков, потом отвезли девочку в больницу. У Лены обнаружили ушиб грудной клетки, многочисленные гематомы и ссадины, была отбита почка.

— По всему телу у внучки были синяки, да они до сих пор не прошли, — говорит Зоя Владимировна.

Через несколько дней пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Собственно, этот отказ и всколыхнул спокойный Гусев, заставил людей выйти на улицы города с требованием наказать мучителей девочки.

— Лен, а за все это время кто-нибудь из участников избиения пытался оказать тебе помощь, извиниться?

— Еще в первые дни пришли Даша с мамой, умоляли их простить, но я не смогла. Еще Денис приходил... А потом Дашина мама приходила к моему папе и предлагала деньги, чтобы замять случившееся. Мы, естественно, не согласились.

— А говорят, Даша тебе угрожала?

— Да, она через Дениса передавала, что прирежет меня, если я и дальше не замолчу.

Школьники говорят, что и раньше Даша распускала руки, а в учебном заведении ее многие боялись.

— После того как девочки выложили ролики со своими публичными извинениями, многие СМИ написали, что ты простила Аню. Это действительно так?

— Чушь пишут. Я никого не простила, хотя мне и показалось, что Аня искренне раскаивалась. Но я просто не могу все забыть. А Даша и вовсе, как мне показалось, в телекамеру говорила то, чему ее научила мама.

— А могут они что-нибудь сделать, чтобы ты их простила?

— Нет.

— То есть ты хочешь, чтобы их наказали. А как?

— Не знаю, главное, чтобы это им было уроком. Ведь иначе они поймут свою безнаказанность, и потом уже другая девочка попадет в мою ситуацию. Я хочу, чтобы их увезли в другой город, чтобы они рядом не находились. Ведь недавно мне знакомые из Дашиной школы рассказали, что она в туалете прижала еще какую-то девочку. Не хочу, чтобы с ней повторилось то же, что и со мной...

В школе, где учится зачинщица драки, ребята признаются: Лена не первая, кого побила Даша. Девочка она, мягко говоря, не робкого десятка. Впрочем, до педагогов поведение восьмиклассницы не доходило. Ребята просто боялись пожаловаться: вдруг отомстит. Да и таких серьезных последствий эти разборки не имели.

— В основном ее все ребята из параллели и младших классов побаивались, — признает одна из школьниц. — Поскандалить она любит, бывало, и била, не только девочек, но и парней. За что может побить? Да за все. За оскорбление в ее адрес, за сплетни. За то, что кто-то хочет увести у нее парня. Бывали и конфликты из серии «неправильно посмотрела». Иногда она могла выпить и пойти разбираться с кем-нибудь. Но все эти драки не выходили за рамки подростковых склок, — уверяет девушка.

— Нет, серьезно она никого не била. По крайней мере, в тех случаях, которые известны мне. Повалить могла, пару ударов нанести, для нее это как развлечение, что ли, было. Но чтобы так жестоко избить человека — это впервые. Иначе бы вся школа уже знала.

Еще одна школьница вспоминает, что однажды Даша накинулась и на ее знакомую.

— Якобы она увела у Дашиной подруги парня, та и решила вступиться. Но несильно — девочка даже родителям не рассказала. А вообще Даша очень вспыльчивая. Если ей что-то не так скажешь, она уже злится. Начинает обзывать, припугивать, поэтому с ней никто в конфликты старался не вступать.

Официальную информацию о других жертвах Дашиной жестокости нам получить так и не удалось. В правоохранительных органах объясняют, что любые сведения можно будет оглашать только после предварительного расследования. Лену же сейчас родные тоже стараются оградить от этой истории.

— После пикетов и волны в СМИ нам выделили путевку в санаторий, чтобы Лена подлечилась, — рассказывает бабушка девочки. — Сейчас идем в больницу оформлять документы. Обещали психолога, хотя до этого, несмотря на требования ее крестной, никакой психологической помощи девочке не было оказано. Не знаю, как дальше повернется дело, но спасибо всем тем, кто нам помогал добиться справедливости.

 

Читайте также Девочки-садистки из Гусева отделаются легко?



Партнеры