Звезда забытого генерала

Для изобретателя противотанковых «ежей» в столице пожалели мемориальной доски

3 мая 2012 в 19:31, просмотров: 6348

...Армада фашистских танков неумолимо наползала на последние рубежи обороны Киева. Казалось, уже никто и ничто не сможет остановить бронированные чудища. Вдруг немецкий офицер на головной машине заметил впереди шеренгу каких-то металлических «каракатиц». Опоры для проволочных заграждений? Незавершенный противотанковый бруствер? В любом случае это, конечно, пустяковое препятствие для тяжелой гусеничной техники! Германский Pz с ходу таранил ощетинившегося концами стальных балок «ежа», однако тот повел себя коварно: вместо того чтобы под ударом покорно сдвинуться в сторону, он, перекатываясь, ушел под брюхо танка и в конце концов, намертво заклинившись там, заставил передок боевой машины приподняться над землей. Многотонная «коробка», всей своей тяжестью повиснув на торчащей вверх балке, попросту наколола сама себя на этот вредоносный «шип», распоров об него днище. Вслед за головным спасовали перед «каракатицами» и другие танки. Простейшая с виду металлическая конструкция оказалась для них непреодолимым препятствием. Так в июле 1941 г. дебютировал на полях сражения новый вид оборонительных сооружений — противотанковые «ежи».

Звезда забытого генерала
фото: Геннадий Черкасов

Танк «Т-34», реактивная установка «Катюша», автомат ППШ, штурмовик «Ил-2»... В ряду самых знаменитых образцов вооружения нашей армии, ставших «классикой» Великой Отечественной войны, по справедливости можно назвать и противотанковые «ежи». Недаром же именно их выбрали в качестве главного символа обороны Москвы авторы мемориального комплекса на Ленинградском шоссе.

В отличие от других «эталонных» армейских изобретений, у каждого из которых есть автор или группа авторов, простенький стальной «еж» долгие годы считался этаким продуктом солдатского творчества — кто-то, где-то, когда-то... Оказалось, однако, что у такой шестиконечной «звездочки» тоже имеется отец-изобретатель. Подробности этой истории выяснились несколько лет назад совершенно случайно.

— Однажды, в поисках каких-то нужных мне в тот момент старых вещей, я решил порыться на антресолях нашей квартиры, куда никто давным-давно не заглядывал, — рассказывает кинорежиссер Владимир Гориккер. — Отодвинув несколько коробок, увидел за ними папки с бумагами. Сразу понял, что это архивы моего отца — генерала, участника войны. На одной из папок была надпись «Противотанковая звездочка Гориккера», а первый же листок, который взял оттуда, оказался актом испытаний противотанкового «ежа» на полигоне под Киевом, датированным 3 июля 1941 г. Потом все эти документы я отнес в Центральный музей Вооруженных сил, для сотрудников которого они стали настоящим сокровищем.

Генерал М.Л.Гориккер.

«Мы запороли два танка!»

Имя Михаила Гориккера долго оставалось в забвении. 19-летним юношей он попал в самое пекло сражений Первой мировой и не спасовал: за проявленную отвагу был награжден двумя Георгиевскими крестами. После революции безоговорочно выбрал «красную» сторону — во время Гражданской войны служил комиссаром полевых госпиталей Юго-Западного фронта, комиссаром командных курсов тяжелой артиллерии... С началом мирного времени был назначен главным инспектором Политуправления РККА по военно-учебным заведениям. Однако «комиссарил» Михаил Львович не очень долго. Он решил получить высшее военное образование и в 1929 г. поступил в качестве обычного слушателя в Военную академию механизации и моторизации. Через 4 года, получив специальность «конструктор боевых машин», свежеиспеченный военный инженер был назначен начальником Московского танково-технического училища, вместе с которым в 1938 г. переехал в Киев. Летом 1940-го М.Гориккер оказался в числе самых первых советских генералов, списки которых были опубликованы сразу после введения новых званий для высшего армейского командования. А еще через год грянула война.

— Первые дни после нападения фашистов на СССР я хорошо помню, — вспоминает Владимир Гориккер. — Отца назначили командовать обороной Киева, к которому приближался враг. Работы было много, но, вернувшись поздно вечером домой, папа, вместо того, чтобы хоть немного отдохнуть, «реквизировал» у меня игрушечные модельки танков, которые раньше сам же подарил, и чуть ли не всю ночь напролет колдовал над ними, переставляя на столе вместе с какими-то конструкциями из спичек, соединенных клеем или пластилином. Мне, пацану, назначение этих штуковин было непонятно. Думал даже, что отец просто таким образом пытается отвлечься, борется с бессонницей... Но однажды он вернулся раньше обычного, буквально сияющий, и чуть ли не с порога квартиры восторженно закричал: «Мы запороли два танка!!!» Вот те на! В семье же знали, как внимательно он относится к сохранению техники, как дает нагоняи даже за мелкие нарушения, которые могут привести к повреждению танков, а тут — не скрывает радости по поводу поломки двух боевых машин... Лишь значительно позднее я понял всю значимость события, которое произошло в тот день на полигоне Сырец Киевского танково-технического училища.

«Лагерь КТТУ — 3 июля 1941 года. АКТ ИСПЫТАНИЯ. ...Комиссия в составе Секретаря ЦК КП/б/У по машиностроению тов. Бибдыченко, зав. отделом Оборонной Промышленности ЦК тов. Ялтановского, секретаря ГПК тов. Шамрило, Начальника Киевского Гарнизона генерал-майора тов. Гориккера... провела испытания противотанкового препятствия — шестиконечной звездочки, изготовленной из рельс утиля по предложению генерал-майора техвойск тов. Гориккера.

Смотрите фоторепортаж по теме: Звезда забытого генерала
19 фото

Испытания производились на учебном поле КТТУ — малом танкодроме... Для испытания на преодоление препятствий выделены от КТТУ 2 танка: БТ-5 и Т-26. Противотанковые препятствия выставлены были в четыре линии...

Легкий танк Т-26 при первом заезде на препятствие был выведен из строя: сорван люк масляного насоса и повреждены маслоподводящие трубки, в результате чего масло из мотора вытекло через 3–5 минут, что привело к вынужденной остановке машины. Танк БТ-5 первоначальную расстановку препятствий преодолел, получив в результате этого дефект в виде помятости днища, что отразилось на его управлении и работе бортовых фрикционов, и танку потребовался двухчасовой ремонт...

Танк... вынужден остановиться, так как клык [одной из звездочек заграждения] попал между гусеницей и ведущим колесом гусеничного хода, а клык звездочки 3-й линии заграждения, уперевшись в днище носовой части танка, приподнял последний на воздух. Данное положение без помощи извне не дает возможности продолжать движение. Остановка же танка на заграждении является наиболее эффективным явлением для расстрела его артиллерией по заранее пристрелянным участкам установленного заграждения...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Комиссия считает, что противотанковые препятствия в виде шестиконечных звездочек являются эффективным противотанковым заграждением...»

— Насколько я знаю, отец еще в довоенное время задумывался о создании действенного барьера для танков. Именно по его инициативе под Москвой, в районе озера Сенеж, оборудовали первый в мире танкодром, где были воссозданы все возможные танковые препятствия. Неоднократно присутствуя на тренировках танкистов, отец убедился: единственное непреодолимое препятствие для боевых гусеничных машин — широкий и глубокий ров с отвесными стенками. Но разве защитишь с помощью такого грандиозного сооружения десятки и сотни километров фронта? Придумать же что-то менее трудоемкое, мобильное до поры до времени не удавалось. Видимо, начавшаяся война сыграла роль своеобразного катализатора: почти сразу же после нападения немцев генерал Гориккер нашел-таки простое и очень эффективное решение давно не дававшей ему покоя технической задачи.

Это был один из редких случаев, когда изобретение получилось идеальным и в последующем не потребовало доработки. Буквально на следующий день после успешных испытаний на полигоне вышло постановление Государственной комиссии о массовом изготовлении «ежей» и об использовании их для защиты на танкоопасных направлениях. Наркомат обороны принял новый вид мобильных заграждений на вооружение Красной армии. Дебют «противотанковой звездочки» состоялся на подступах к украинской столице: в цехах киевского завода «Большевик» была срочно изготовлена первая партия «ежей» — 700 штук.

Потом счет этим незамысловатым конструкциям пошел на десятки и сотни тысяч. Только на ближних рубежах обороны Москвы было расставлено около 37 500 «ежей». Такими же «шипами» ощетинились Ленинград, Тула, Сталинград... и даже Берлин! Когда весной 1945-го наши войска штурмовали столицу Рейха, то, к своему удивлению, обнаружили заграждения, выстроенные из наших «ежей». Оказалось, что немцы еще в первые годы войны вывезли с захваченных ими рубежей обороны Красной армии несколько тысяч установленных там «противотанковых звездочек».

— Простота «ежей» позволяла делать их буквально на любом заводе, в механических мастерских. Лучшим материалом для них были куски рельсов и двутавров. Однако зачастую изготовители, не понимая конструктивных особенностей такого противотанкового заграждения, допускали ошибки, — рассказывает Владимир Гориккер. — Эти люди руководствовались принципом: чем больше размер — тем лучше. В итоге появлялись «ежи-великаны» по 1,5–2 метра в высоту. Выглядели они внушительно, однако для танков опасности не представляли: их было легко сдвинуть в сторону. Ведь главное коварство придуманного отцом «ежа» — в том, что он мог «закатываться» под вражеский танк, приподнимая его над землей. Но для этого высота такой объемной «звездочки» должна быть около 80 см — чуть меньше расстояния от земли до верхнего края нижнего лобового листа брони танка... Другая тонкость — правильное по геометрии скрепление трех металлических балок, образующих «ежа». Папу — и в период обороны Киева, и позднее, когда его перевели в Москву во вновь созданное Управление автомобильных войск, — довольно часто вызывали, чтобы он проконсультировал специалистов на очередном предприятии, начинающем выпуск «ежей».

1941 г. Противотанковые «ежи» на улицах Харькова.

Александр Македонский против

Сам генерал М.Гориккер никакого патента на свою «объемную звездочку» не получил: не до того было в горячке военных будней. Впоследствии его авторство в создании знаменитого оборонительного элемента «затерялось», так что даже при создании монумента «Ежи» на Ленинградке не было указано имя изобретателя.

Вскоре после того, как обнаружились документальные свидетельства об испытаниях «звездочки Гориккера», возникла идея установить мемориальную доску на доме, где вплоть до смерти своей в 1955 г. жил создатель противотанкового «ежа».

— С таким предложением в 2004 г. выступила префектура Центрального административного округа, — вспоминает Владимир Гориккер. — Меня попросили тогда собрать необходимые документы: послужной список отца, выписку из домовой книги... Из комиссии по увековечению памяти выдающихся событий и деятелей истории и культуры столичного Департамента по культуре пришло письмо: для получения объективной информации об изобретении противотанкового «ежа» они отправили запрос в Институт военной истории. Справка, которую позднее прислали сотрудники этого научного заведения, вызывает глубочайшее недоумение. Ученые мужи сообщили, что, оказывается, приоритет в изобретении противотанковых «ежей» принадлежит... Александру Македонскому, а кроме того, подобные заграждения применялись в самом начале ХХ века, во время русско-японской войны. Но позвольте: какие такие танки могли тогда участвовать в сражениях, если первый в мире образец самоходной бронированной машины появился на поле боя лишь в разгар Первой мировой? Те конструкции, которые имеют в виду авторы справки, — это деревянные «рогатки», связанные из трех колов и предназначенные для защиты от конницы и пехоты; размеры, материал, принцип использования таких заграждений совершенно иной, чем у «звездочек Гориккера». Однако при всей своей абсурдности бумага из Института военной истории возымела действие: на основании ее комиссия решила отклонить предложение об установке мемориальной доски.

В ЦАО на таком отказе и успокоились, но я решил добиваться правды и написал письмо на имя президента. Из его администрации было направлено распоряжение в Минобороны: разобраться. Через некоторое время пришла бумага за подписью заместителя начальника Генштаба («под которым» и находится Институт военной истории), что, мол, прежние выводы ошибочны, генерал М.Гориккер действительно является изобретателем противотанкового «ежа», и высшее военное руководство поддерживает идею установки ему мемориальной доски. Но даже такая «индульгенция» не изменила настроение членов комиссии Департамента по культуре города Москвы. На своем очередном заседании они опять не дали «добро», и опять под тем же предлогом: противотанковые «ежи» изобрел Александр Македонский...

Сейчас в борьбу за увековечивание памяти М.Гориккера включились сотрудники телекомпании, которая сняла документальный фильм о генерале-изобретателе.

— Мы отправили руководству города Москвы ходатайство об установке мемориальной доски создателю противотанкового «ежа», — рассказывает генеральный директор, продюсер Яков Каллер. — И буквально на днях получили ответ. Это явная отписка со ссылкой на предыдущие решения комиссии. И снова поминается Александр Македонский! То есть позднейшую поправку, которую прислали из Генштаба, чиновники «от культуры» попросту игнорируют. А кроме того, нам сообщили, что память М.Гориккера и так уже увековечена: стенды, посвященные ему, есть в нескольких музеях, а на Ленинградском шоссе стоит монумент «Ежи» (составители бумаги забыли только, что фамилии-то генерала — изобретателя этих самых «ежей» — на монументе нет!). Итоговое резюме: «С учетом изложенного полагаем, что оснований для очередного рассмотрения данного вопроса на заседании комиссии не имеется».

Логика у «департаментских» — железная. Руководствуясь ею, можно, сославшись на существование древнеримских метательных аппаратов — баллист, отказать в праве называться изобретателями конструкторам легендарных «Катюш»! Или заявить, что совершенно не нужны мемориальные доски и памятники в честь Сергея Королева, Юрия Гагарина, поскольку возле ВДНХ уже давно стоит монумент покорителям космоса!..

— В итоге на последнее по времени заседание Комиссии по увековечению памяти, которое состоялось 11 апреля, собранные нами документы, касающиеся М.Л.Гориккера, так и не попали, — констатирует редактор телекомпании Татьяна Малахова, — а в телефонном разговоре со мной секретарь комиссии пояснил, что если вопрос по конкретной персоналии уже рассматривался три раза, то в дальнейшем комиссия к нему уже не возвращается.

— В процессе наших «мемориальных» хлопот неоднократно доводилось слышать от разных чиновных людей вопрос: «А кто будет оплачивать изготовление и установку доски?» Мол, город сейчас не выделяет деньги на подобные проекты, — рассказывает Я.Каллер. — Но, думается, это все-таки не главная «загвоздка». По крайней мере, наша телекомпания, например, готова принять участие в финансировании создания такого мемориального знака, думаю, найдутся и другие спонсоры. Мы намерены продолжать борьбу за увековечение памяти изобретателя противотанкового «ежа» генерала Гориккера. Сейчас написали письмо московскому мэру Сергею Собянину и надеемся, что на следующем заседании комиссии Департамента по культуре, которое должно состояться в июне, наше предложение все-таки будет рассмотрено с учетом всех реальных фактов.




Партнеры