Богатая борьба с бедностью

Чем меньше денег на социалку — тем больше на армию и госзакупки, то есть на распил

24 мая 2012 в 16:36, просмотров: 16954

В прощальном интервью российским телеканалам бывший президент Медведев в приоритетные задачи своего премьерства вставил дежурную мантру о борьбе с бедностью. «У нас бедность большая, к сожалению, — посетовал нынешний премьер. — Да, мы увеличили доходы, у нас многие категории существенно выросли в доходах, но, к сожалению, уровень бедности остается значимым, его нужно максимально снизить». А 8 мая, выступая в Госдуме, Медведев и вовсе произнес неправдоподобное: «За последние годы мы последовательно наращиваем инвестиции в человеческий капитал, занимаемся комплексной модернизацией социальной сферы, национальных систем образования и здравоохранения».

Богатая борьба с бедностью
фото: Геннадий Черкасов

Бедность — понятие многогранное. В рамках газетной колонки все детали мы осветить не сможем, а потому заостримся на таких неудобных для власти вопросах, как потребительская корзина и прожиточный минимум. Тем более что на их базе эта самая бедность и определяется.

Однако прежде зададим неудобный вопрос премьеру Медведеву: что же вам мешало бороться с бедностью во время исполнения президентских полномочий? Злобный премьер Путин? Скряжистый Минфин? Некомпетентное Минздравсоцразвития? Действующая сегодня нищенская потребительская корзина была утверждена еще в 2006 г. Несмотря на то что по закону она подлежит пересмотру раз в пять лет, 8 декабря 2010 г. Федеральным законом № 332-ФЗ вы, будучи президентом, продлили ее действие на 2011–2012 гг. Тем самым законсервировав нищету. Не для того ли, чтобы впоследствии разглагольствовать об уменьшении бедности?

Неужели бывший президент, а ныне премьер в 2010 г. всерьез верил в то, что трудоспособный человек в день может питаться 102 граммами мясопродуктов, 61 граммом сахара и кондитерских изделий и 13 граммами соли, чая и специй? Или работяга должен есть в основном хлеб и макароны, коих в потребительской корзине в пересчете на дневное потребление предусмотрено аж 366 граммов? Притом что совокупная величина прожиточного минимума одного работника (определяемого исходя из стоимости потребительской корзины) в IV квартале прошлого года составила всего 6710 руб.

А что, съел хлебушка с макарошками — и пошел воплощать модернизацию.

О непродовольственных товарах и услугах даже вспоминать не будем. Во-первых, эта тема многократно обмусолена. А во-вторых, две пары обуви и одна шапка на год, а также от 101 до 137 руб. в месяц (в зависимости от категории населения) на услуги культуры ничего, кроме злобной оторопи, вызвать не могут.

О пенсионерах разговор особый. В прошлогоднем IV квартале величина прожиточного минимума для пожилых составила целых 4902 руб. Причем стоимость минимального набора продуктов питания была оценена в 2004 руб.! Если кто-то полагает, что среднестатистический российский пенсионер может питаться на 65–67 руб. в день — Бог ему судья. Пусть на собственных родителях эксперимент поставит.

Что, кризис был, помешал исполнению закона? Да кризис задел Россию по касательной, к тому же в конце 2010 г. никаким кризисом и не пахло! Тем не менее президент решил не пересматривать нормативы потребительской корзины, а значит, не увеличивать стипендии, пособия, доплаты, другие преференции малоимущим. И одновременно с повышением зарплат некоторым категориям бюджетников на всех углах трубить, что бедность в России снижается.

Ой ли? В IV квартале 2011 г. минимальный размер стипендии студентам-очникам федеральных государственных вузов составил 1100 руб., или 16,4% от прожиточного минимума трудоспособного населения; учащихся федеральных государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования — 400 руб., или 6,0%; а ежемесячное пособие по уходу за первым ребенком в возрасте до 1,5 года — 2194 руб., или 32,7%. От официального, рассчитываемого вздорным Росстатом, нищенского уровня потребления.

Такой вот на деле была государственная забота о повышении престижа образования и о молодых семьях. А заодно и борьба с бедностью.

Еще один важный момент. На расходы по обязательным платежам и сборам (в первую очередь ЖКХ и транспорт) правящий тандем в структуре прожиточного минимума и только для трудоспособного населения зарезервировал в 2010 г. целый 691 руб. Для пенсионеров в соответствующей графе стоит жирный прочерк. Видимо, в Кремле и Белом доме подумали, что пенсионеры либо за квартиру не платят, либо живут на улице.

На недавней встрече с «едросовским» активом бывший президент заявил: «...я никогда по своим убеждениям не был либералом. По своим убеждениям, да, я человек с консервативными ценностями, это так». Сдается, что Медведев лукавил. За президентские четыре года, по крайней мере в социальной политике, глава государства твердо придерживался либерально-гайдаровских убеждений. Их смысл прост: чем меньше денег на прожорливую социалку — тем больше средств на армию, безопасность и госзакупки, то есть на распил.

То, что в 2010 г. из 5 трлн. «госзакупочных» рублей триллион банально украли (по неофициальным данным — 3,5 триллиона, но тогда Медведев озвучивать эту цифру постеснялся), наверху, похоже, никого не волнует. Но пересчитать потребительскую корзину, повысить прожиточный минимум, увеличить федеральные и региональные стипендии, выплаты и субсидии — ни-ни. Бюджет не резиновый, на всех оглоедов денег не хватит! А ведь речь шла всего о нескольких десятках миллиардов рублей. На всю страну.

Так кого же в России следует считать реальными бедняками? (Не воспринимать же всерьез властное представление прожиточного минимума как черты бедности, а не нищеты.) Согласно предварительным росстатовским данным, в конце 2011 г. с доходами ниже прожиточного минимума нищенствовали 12,8% населения страны, или 18,1 млн. россиян. Давайте посчитаем количество не только нищих, но и бедных, а для ориентира возьмем европейскую методику определения бедности. Ведь мы же стремимся в Европу, не так ли?

Европейская статистическая комиссия (Евростат) оценивает уровень бедности в странах ЕС по предельно простому алгоритму. Порогом бедности считается величина, равная половине медианного дохода (это доход, при котором одна половина населения имеет доходы ниже данной величины, а другая половина — выше). Те, кто располагает доходами ниже половины медианного, признаются малоимущими и подпадают под систему социальной защиты.

По итогам 2011 г., в России величина среднедушевых доходов населения составила 24 304,6 рубля, а медианный доход был равен 15 483,9 рубля. Берем половину от этой суммы и получаем 7742 рубля. Не средние 6209 рублей, как у Росстата, а 7742 рубля. Разница — почти на четверть, точнее, на 24,7%. Получается, что бедных в России — 18,8% населения, или 26,9 млн. человек. Без малого каждый пятый.

В ближайшие месяцы правительству, если его таки возглавляет не либерал-монетарист, а проевропейски настроенный консерватор, стремящийся к построению социально ориентированной рыночной экономики, предстоит осуществить несколько несложных движений.

Прежде всего, уже с осени этого года повысить уровень стипендий, пособий, доплат к пенсиям до уровня прожиточного минимума, действие которого, надеюсь, ограничится нынешним годом. Мы знаем, что суммы пенсионных прибавок зависят от региональных прожиточных минимумов. Территориям нужно предложить новую методику расчета.

Для этого поручить профильным ведомствам к 2013 г. переработать структуру потребительской корзины и пересчитать ее стоимость по стране в целом. Существующую продуктовую корзину, разработанную в свое время в Институте питания РАМН, выбросить на помойку, а ее авторов уволить за профнепригодность. Если своих мозгов не хватит (гайдаровский геноцид социальной науки дает о себе знать), воспользоваться зарубежным опытом, в крайнем случае — привлечь иностранных специалистов.

Наконец, членам правительства, ответственным за экономику и социальную сферу, популярно объяснить, что повышение государственных выплат вызовет расширение текущего потребления на внутреннем рынке, а не отток капиталов в олигархические офшоры. Рост потребления, то есть спроса, подвигнет производителей и торговлю к расширению предложения, а значит, к развитию малого и среднего бизнеса, увеличению налоговых поступлений и, в конечном итоге, к снижению уровня бедности. О чем так мечтает нынешний премьер.

Где деньги взять? Только не из нефти, боже упаси! Вы акцизы на алкоголь и табак повышать собираетесь? Вот дополнительные доходы и направьте на социалку.

А то «у нас бедность большая, к сожалению».




Партнеры