А вы крепки задним умом?

Директор центра колопроктологии Юрий Шелыгин: «Можно заставить людей проходить обязательный осмотр у проктолога при трудоустройстве так же, как сейчас флюорографию»

12 июля 2012 в 20:18, просмотров: 5480

Когда он говорит: «Геморроя в России стало много», то выражается отнюдь не фигурально. И ему можно верить на все сто, потому как он — главный колопроктолог страны.

Его идею сделать тот самый «анализ в коробочке» обязательным не так давно обсуждали в Госдуме. Решения, правда, пока не приняли.

Действительно ли у россиян сегодня серьезные проблемы с их «пятой точкой»? Кто чаще всего становится пациентом проктологов? Какие «сокровища» достают сегодня оттуда? Как сделать искусственный анус? На все эти деликатные темы — наш разговор с директором Государственного научного центра колопроктологии, д.м.н., главным колопроктологом Минздрава РФ, профессором Юрием Шелыгиным.

А вы крепки задним умом?

Без «коробочки» на работу не пустят

— Юрий Анатольевич, верно, что сейчас чуть ли не у каждого второго мужчины деликатные проблемы, требующие лечения у проктолога?

— А почему вы решили, что этими недугами чаще подвержены мужчины? Ничего подобного. У женщин даже выше риски. У них ведь есть болезни, связанные с особенностями анатомии и физиологии. Геморрой у них часто возникает не только от запоров и сидячего образа жизни, но еще и после родов.

— Злокачественных новообразований кишечника стало больше?

— Да, и мы с сожалением констатируем, что рак толстой кишки вышел, по сути, на второе место среди онкологических заболеваний. Причем это произошло за очень короткий срок.

— И в чем причина?

— Уверен, что в особенностях питания. За рубежом в сельском хозяйстве давно применяют гормоны, антибиотики и т.д. До тех пор, пока Россия практически не закупала импортных продуктов, мы резко отличались по заболеваемости от европейских стран. А теперь она у нас такая же, как у них.

— Может, отказаться вовсе от импортного мяса и овощей?

— Тогда мы просто не выживем. В крайности впадать не надо. К тому же и в нашем сельском хозяйстве теперь, увы, стали использовать те же технологии. Так что остается только профилактика. Рак толстой кишки проходит стадию доброкачественного полипа. И если ее выявить, то можно предотвратить развитие злокачественной опухоли. Но люди не бегут со всех ног на обследование. Даже безобидный и бесплатный анализ кала на скрытую кровь вызывает у них неприятие. Ну никак не хотят отдавать на обследование свое «драгоценное содержимое». А уж на колоноскопию и вовсе не идут.

— А как заставить людей нести те самые «спичечные коробки»?

— Я предлагаю пойти по примеру некоторых европейских стран. В Германии если человек не прошел такого обследования и потом заболел, то тогда это не подпадает под страховой случай и лечиться он будет за собственный счет. Очень эффективная мера, потому как терапия достаточно дорогостоящая. Можно заставить людей проходить обязательный осмотр у проктолога при трудоустройстве так же, как сейчас флюорографию. Мы вместе с академиком Валерием Чиссовым в прошлом году выступали в Госдуме с предложением включить программу раннего выявления рака толстой кишки в национальные проекты.

Кстати, в советские годы в закрытом медуправлении ЦК КПСС (тогда его называли 4-м) практиковали следующее: без обследования, включающего колоноскопию, работника не отпускали в отпуск. И это срабатывало. И у пациентов 4-го медуправления практически не диагностировали рака толстой кишки. Но, конечно же, спасение утопающих в первую очередь дело рук самих утопающих. Люди должны понимать, что после 50 раз в пять лет обязательно нужно обследовать толстую кишку. А если в семье наследственный рак или у кого-то полипы были, то регулярно сдавать анализы надо гораздо раньше.

— На сегодняшний день каждый человек может прийти в свою поликлинику и бесплатно сдать кал и сделать колоноскопию?

— Теоретически да. Но не во всех поликлиниках есть возможность исследовать кал на скрытую кровь. В таких случаях человека должны направить в другую, где есть такая лаборатория. Бесплатную колоноскопию — осмотр всей толстой кишки — делают тем, у кого в анализе обнаружили скрытую кровь. Это довольно сложная процедура, требующая подготовки пациента (в обеденный перерыв ее не сделаешь). Должен признать, что сейчас во многих регионах есть очереди на колоноскопию. Зато теперь в опытных руках процедура может занять всего 10 минут, и ее можно провести совершенно безболезненно.

Палаты для гомосексуалистов

— Не секрет, что гомосексуалистов в России стало больше. И, наверное, почти все они ваши пациенты?

— Ну, я бы не был столь категоричным. Не обязательно эти люди имеют проблемы со здоровьем, но риски у них действительно выше. И чаще всего речь идет об инфекционных заболеваниях кишечника. Главная беда гомосексуалистов — новообразования как снаружи, так и внутри заднего прохода. Обычно их причиной является вирус папилломы человека.

— Подход к лечению таких пациентов особенный?

— Я бы не сказал. Кстати, сейчас, когда мы спрашиваем, какова сексуальная ориентация, то абсолютное большинство не скрывают ее. Так что проктологи могут одними из первых засвидетельствовать, что изменилась ситуация в обществе.

— Будут ли их помещать в отдельные палаты?

— Я считаю, что в этом нет необходимости. Сейчас люди нетрадиционной ориентации лежат в обычных мужских палатах. Они редко просят перевести их в одноместные (хотя для них есть приоритет). И конфликтов у нас между пациентами на этой почве не было. Но тут надо учесть, что сами они другим больным не рассказывают о себе. А мы, разумеется, храним врачебную тайну и соседям не сообщаем.

— Именно они из тех, у кого приходится извлекать, пардон, посторонние предметы из кишки?

— Вовсе не обязательно. Хотя сегодня ежедневно к проктологам попадают пациенты, которые чего только себе туда не засовывают. Меня до сих пор поражают случаи, когда там оказывается лампочка. Что думают те, кто их засовывает? Ведь это крайне опасно и высоки риски повреждения кишки. Я вообще не рекомендую туда ничего вводить, ну а то, что опасно для здоровья, тем более. У нас сейчас участились случаи разрыва кишки фаллоимитаторами... и ведь не всегда в роли пострадавших бывают мужчины. Недавно была пациента, которая поставила колпачок от дезодоранта на шейку матки. Он простоял у нее там несколько месяцев, и это печально закончилось. Оперировали много часов.

— Девушка была адекватная?

— Вполне. Я с ней беседовал — совершенно нормальная, без каких-то видимых отклонений. Она объяснила все тем, что якобы испытывала более яркие ощущения во время общения со своим бойфрендом. Колпачок она надела сама.

— Может быть, как раз из-за того, что россияне стали искать острых ощущений, работы у проктологов прибавилось?

— И это тоже. Но на первом месте все же проблемы с питанием. И ведь их легко можно решить, если есть, скажем, хлеб с отрубями. Большинство людей все это отлично знает, но почему-то не жалеет свою «пятую точку».

Зубная боль в заднем проходе

— Россияне в последнее время увлеклись такой процедурой, как гидроколонотерапия. Вы одобряете?

— В целом я отношусь к ней отрицательно. Сейчас клиники, где процедуру проводят, называют ее панацей от многих болезней и даже средством от старания. Это не так. Вот они уверяют, что за один раз вымывается десятки килограммов кишечного содержимого. Если бы это было правдой, человек уже находился бы в реанимации. От рака процедура промывания кишки не спасет, и вообще какая бы то ни было польза от нее абсолютно не доказана.

— Но и вреда ведь тоже нет?

— Вред есть. Мы проводили исследования (нам самим было интересно выяснить, как же влияет колонотерапия), и оказалось, что после нее происходят достаточно грубые нарушения в анализах. Изменялось содержание электролитов в кровяном русле. Вымывалась микрофлора. В каких-то ситуациях процедура может проводиться по медицинским показаниям (в случае упорных запоров, например). Но она не должна проводиться в качестве профилактики, бесконтрольно и чуть ли не в переходе.

— А повальное увлечение клизмотерапией тоже опасно?

— Когда люди это делают как своего рода «фитнес» — пару раз в неделю, — это неправильно. Клизму стоит делать только в случае, если у человека запоры и не удается эвакуировать кишечное содержимое с помощью подбора диеты и слабительных. Смысла в клизмотерапии в других случаях нет. И вообще лучше выпить сок, да еще удовольствие при этом получить, чем вливать в себя литрами воду.

— Доктора, которые пропагандируют промывание, уверяют, что в кишечнике кто только не живет...

— Не надо пугаться, никаких «ужастиков» там нет. Гельминты, камни действительно бывают, но промывание от них не избавит. Это просто невозможно.

— Но в «закоулках» скапливаются волосы, косточки от фруктов и прочие отходы...

— Нет там никаких закоулков и потайных мест. (Смеется.) И вообще, скапливаться что бы то ни было может только в том случае, если нарушается транзит. Недавно я смотрел пожилую пациентку, которая боялась ходить по-большому и задерживала процесс, отчего образовался огромный камень 10 см в диаметре. Чтобы его удалить, пришлось дробить под наркозом на мелкие части и извлекать их по одному. Вот сами подумаете — в этом случае помогла бы клизма? А ведь часто приходится даже удалять камень вместе с участком кишки. Другой случай — попал к нам бледный, худющий юноша. Он не мог нормально учиться, все время чувствовал слабость. Невооруженным глазом было понятно, что у него проблемы с кишечником и сильнейшая интоксикация. Доктор пальпировал его живот и сразу определил камень, который, как потом выяснилось, весил 1,5 килограмма. Но у него была аномалия развития — недостаточно нервных сплетений в одном из отделов толстой кишки. Как правило, эти больные оперируется в детском возрасте, но бывают скрытые формы.

— Юрий Анатольевич, геморроя много?

— Очень. По статистике, он есть у каждого пятого россиянина. Причем теперь геморрой появляется даже у подростков. Но самое важное здесь, что сейчас можно разработать индивидуальную программу лечения для конкретного человека. И геморрой не требует теперь обязательного оперативного лечения. Если возьмем ситуацию, когда нужно удалять геморроидальные узлы, — это очень болезненная процедура, раны долго заживают. А сейчас мы можем с помощью УЗИ выявить артерии, которые питают узел, и прошить их. Есть другие методики, о которых люди, к сожалению, не знают, и боятся идти к проктологу на прием. А ведь геморрой чем опасен — у человека падает гемоглобин. Эта болезнь не случайно в переводе с греческого означает «истечение крови». Не надо терпеть и трещины (их называют зубной болью в заднем проходе). На нынешнем этапе мы можем вылечить все. Заверяю вас, что колопроктология в России — продвинутая специальность и находится на таком же уровне, как в ведущих странах мира. Нет ни одной новейшей методики, которую бы не применяли у нас и применяли где-то. Мы стали делать трансорганные операции на толстой кишке. В прошлом году первая такая операция была проведена 54-летней пациентке со злокачественной опухолью. Врачи нашего центра использовали технологию, особенность которой заключается в отсутствии разрезов и проколов на брюшной стенке. Операция выполняется через естественные отверстия организма. Кстати, она заняла всего 3 часа, и уже на следующий день пациентка самостоятельно вставала с постели и чувствовала себя настолько хорошо, что была готова отправиться домой.

— Тогда, наверное, и пересадку кишечника делаете?

— Пересадку прямой кишки еще никто в мире не сделал. Только в эксперименте на свиньях. Самое сложное — чтобы сфинктер заработал. Если приходится удалять сфинктер (обычно по поводу злокачественных новообразований), мы пытаемся делать пластические операции молодым людям. При повреждениях сфинктера производим пластику с помощью пересадки скелетных мышц бедра или ягодичных мышц. Пока получается не самый совершенный механизм, но что поделаешь. Мы разработали наружный стимулятор с тем, чтобы тренировать эти мышцы с помощью специальных разрядов электрического тока. Если при тяжелых воспалительных заболеваниях удаляем всю толстую кишку, то сшиваем между собой две петли тонкой кишки и образовавшийся резервуар подшиваем к заднему проходу.




Партнеры