Чаплин обиделся на то, что неверующих отказались признать людьми второго сорта

Общественная палата забраковала закон об оскорблении религиозных чувств, признав его экстремистским

4 октября 2012 в 19:59, просмотров: 28254

«В Госдуме собралась ватага абсолютно невежественных и агрессивных людей. Принимаемые ими законы вызывают оторопь», — эта реплика адвоката Генри Резника оказалась далеко не самой резкой во время обсуждения Общественной палатой законопроекта «О внесении изменений в Уголовный кодекс и отдельные законодательные акты в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан».

Чаплин обиделся на то, что неверующих отказались признать людьми второго сорта
фото: Александр Астафьев
Всеволод Чаплин

За законопроект во время обсуждения в ОП высказался только Отец Всеволод Чаплин (если не считать активистов молодежных кремлевских организаций, которые ему тупо поддакивали). Остальные были просто в шоке от внесенной в Думу законодательной инициативы, и Чаплина буквально заклевали. Несколько раз он заявлял, что покидает заседание, но оставался и испил эту чашу до дна. Его было жаль. Однако — и поделом.

«В нынешнем виде законопроект разжигает рознь между разными конфессиями, верующими и неверующими, — констатировал член ОП Николай Сванидзе. — Этот закон раскалывает общество на людей высшего сорта (иудеев, православных христиан, мусульман, буддистов, — прим. М. З.) и — худшего сорта (неверующие, неправославные христиане, представители других конфессий, — прим. М. З.)».

Дело в том, что закон выделяет традиционные для России конфессии и защищает только их. Они — первые, все остальные — вторые.

Первые получают право преследовать вторых. Да и друг друга, заодно. Вот идет человек по рынку и видит свинину на прилавке. Это оскорбляет его религиозные чувства и он, если верить букве законопроекта, может добиться посадки продавца на 5 лет.

Есть в бумаге и просто несуразности. Скажем, запрещается осквернять и уничтожать любую мировоззренческую символику (а не только привилегированных конфессий). «Например, на доме у ветерана Великой Отечественной кто-то нарисовал свастику, которая является мировоззренческой символикой, — говорит Сванидзе. — Он ее, естественно, закрасил, замазал. То есть уничтожил. И должен заплатить за это штраф в 300 тысяч рублей или отправляться в тюрьму».

Адвокат, член общественного совета Госдумы по делам религиозных организаций Анатолий Пчелинцев всю жизнь защищал права верующих, но и он законопроектом возмущен: «Сегодня в нашем законодательстве достаточно правовых средств, чтобы бороться с оскорблением святынь и религиозных чувств. В Госдуме, видимо, этого не знают. Зачем вносить закон, от которого не будет никакого толку, кроме напряжения в обществе? Зачем нарушать нормы Конституции, согласно которым перед законом равны все, и у представителей традиционных конфессий нет преимуществ перед остальными людьми? Но самое странное: я вхожу в профильный совет Госдумы. Нас, экспертов, никто не собирал, не спрашивал нашего мнения об этом законе. Естественно, мы бы его «зарубили».

«Меня беспокоит не только этот законопроект, но все законы, которые принимает Госдума последнего созыва, — заметила Людмила Алексеева.- Они все направлены на ужесточение наказаний до такой степени, что их невозможно исполнить. Ну кому по силам заплатить штраф в 300 тысяч или миллион рублей»?

По ее словам, закон написан размыто. «Вот что такое „оскорбление религиозных чувств“? С точки зрения православного пройти мимо храма и не перекреститься — это оскорбление. Закон позволяет привлекать к уголовной ответственности почти всех, кто ходит по центру Москвы, где много храмов».

Модератор заседания, замсекретаря ОП Михаил Островский подвел итог обсуждения: предложить Госдуме отклонить этот закон. Но поскольку в обществе растет напряжение и межконфессиональное непонимание: «Предлагаю выработать общественный договор между властью, верующими всех без исключения конфессий и неверующими о том, как себя вести, чтобы не оскорблять чувства друг друга».

Предположительно, разработкой этого документа займется специально для этого созданная комиссия Общественной палаты.



Партнеры