Зачем Штирлицу розовые щеки

Теленеделя с Александром Мельманом

19.12.2013 в 18:03, просмотров: 5470

Моя любимая «Культура», ты одурела! Ты просто сошла с ума. «Культура», на которой идут блестящие просветительские программы «Игра в бисер», «Белая студия», «Наблюдатель», «Тем временем», «Линия жизни», великолепный Анатолий Смелянский, «Большая опера», да и вообще все лучшие оперы мира, а также кино и театр, на этот раз, по-моему, сильно прокололась.

Зачем Штирлицу розовые щеки

Сейчас в дневном эфире показывают сериал «Семнадцать мгновений весны». Они так и пишут — «сериал». Только что его опять показали на канале ТВЦ. Ну и замечательно, ведь это можно смотреть хоть тысячу раз подряд!

Только есть одно «но»: «Мгновения» идут в цвете. Да, тот самый раскрашенный вариант, который когда-то додумались соорудить на канале «Россия». Потратили огромные деньги, называлась сумма порядка двух миллионов долларов. И, кроме того, тогда каждую серию сократили примерно минут на пятнадцать. 52 минуты — формат, с которым сегодня не поспоришь.

Налицо вандализм, мне так кажется. Хоть плачь, хоть смейся, но смотреть невозможно. Цветной гламурный Штирлиц ровно с таким же Мюллером и Гитлером. Впрочем, об этом уже как-то «Большая разница» все сказала. «Штирлиц шел по коридору на встречу с Мюллером. Он не знал, что в Москве русские делают цветное кино. Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу». «Все так непрофессионально, невозможно работать», — подумал Мюллер в сапогах — одном зеленом, другом желтом». Обхохочешься!

Может, я сейчас выскажу что-то непотребное, но, думаю, для России «Семнадцать мгновений весны» являются не меньшим национальным достоянием, чем храм Христа Спасителя. Достоянием культуры прежде всего. «Кощунницам», осквернившим храм, дали двушечку. А этим кощунникам, осквернившим фильм, — тоже двушечку, только в миллионах.

Да, когда они кромсали Тихонова и Броневого, то, скорее всего, не пели «Богородица, Путина прогони». Поэтому эти люди в шоколаде, а не на зоне.

Казалось, что такое никогда больше не повторится. Показали один раз, поняли, что ошиблись, и хватит. Да, бабки вложили, ну, так хотели как лучше. Чтобы молодежь посмотрела. Только молодежь даже не обратила внимания, у нее свои Брэды Питты для этого найдутся.

Штирлиц был одет исключительно в черно-белое, потому что цвет здесь имеет значение. Черно-белое — стиль, форма, переходящая в смысл, содержание.

Сейчас «кощунниц» должны вроде бы отпустить по амнистии. Тогда на нарах освободится сразу два места. Господа, сделавшие нам розовощеких Плейшнера с пастором Шлагом, не хотите ли поменяться местами с девочками?

Врет, как Райкин

Совершенно случайно наткнулся на программу «Повтори!». Я уже писал, что мне не нравится этот пародийный формат, уж очень он не вяжется с Первым. Когда-то гендиректор Эрнст во всеуслышание заявил прямо на церемонии ТЭФИ: «Мы трахнем старый юмор». Однако «Повтори!» как раз очень смахивает именно на него. Один в один.

Я увидел пародиста Михаила Грушевского, которому досталось изображать… «Горбачева, Горбачева», — мечтательно взывал Михаил. Да, лет 25 назад он вышел в люди именно на генсеке ЦК КПСС. А кто тогда не топтался на генсеке?! Но на самом деле Грушевскому достался Аркадий Райкин.

Михаил очень старался. Пыжился, пыхтел. Выводил райкинские интонации уж как мог. И народ смеялся. Правда, совсем не в тех местах, когда тот же монолог читал Аркадий Исаакович. Потому что из Грушевского получился совсем не Райкин, а нечто «кривое» и «зеркальное».

Жюри в лице Геннадия Хазанова и Светланы Крючковой как могло успокаивало конкурсанта, ни за что не хотело обидеть. И только Сергей Безруков не постеснялся: «Мне не хватило интонации, обаяния, да и самого Аркадия Исааковича».

На самом деле Грушевский хороший человек и преданный болельщик ЦСКА. Но пародист он… Мне тоже не хочется его обижать. Просто он замахнулся на святое, хотя очень этого не хотел. Так как умный и все понимает. Изображая Райкина, он показал полную несостоятельность нынешних юмористов по сравнению с теми, что были когда-то.

Конечно, Райкин у нас один. Он так вживался в свою роль, так заставлял людей сначала хохотать, но потом обязательно задуматься над произнесенным текстом, как никто другой. Только время изменилось. Сейчас в основном все так просто и рассчитано на зрителя-дурака. Анекдот про тещу, потом еще что-нибудь про секс, два притопа, три прихлопа, и зал твой — гогочет от души. Грушевский — его герой. А Райкин им уже непонятен. Впрочем, его и не повторишь. Только Хазанов когда-то мог. А теперь он сидит в жюри программы «Повтори!» и благородно старается не обижать современный юмор.

«Мордашка»

Я смотрел в глаза Дмитрия Харатьяна и видел там такую бездну жалости к самому себе! До недавнего времени у него было аж две программы — «Куб» и «Самый лучший муж». Казалось бы, живи и радуйся на Первом. Но глаза Харатьяна почему-то всегда были очень грустными.

Они как бы говорили всем нам: «А что я тут делаю? Чем вообще занимаюсь? Что за фигня, этот странный огромный прозрачный куб, ну прямо как чемодан на Красной площади. А «Самый лучший муж»? Зачем я на это согласился? И кто эти девочки с мальчиками, годящиеся мне в младшие дети? А, это мужья и жены, блин! Собирают носки, загоняют гусей в сетки, едят торт с килькой на скорость… А я еще должен улыбаться, делать хорошую мину. Да провались оно все пропадом!»

Вот и провалилось, отменили передачи. Куда теперь засунут Харатьяна? Ведь такая милая «мордашка», моложавая. Он еще понадобится, конечно. Но глаза-то опять выдадут, ничего не скроют.

Умные говорящие глаза человека, работающего исключительно за деньги. Он что, таким обаятельным блондином до 70 лет скакать будет? Неужели другого Харатьяна больше нет? А ведь он большой, глубокий, неординарный артист, дорогие друзья. Посмотрите «Кризис среднего возраста» режиссера Гарика Сукачева. Харатьян там просто прекрасен.

Но кризис среднего возраста у него давно прошел. А значит, мы вновь увидим светлого мальчика с грустными глазами, которому на его шестом десятке опять придется улыбаться до ушей, когда кто-то будет собирать свои ароматные носки.



Партнеры