Застрахованы от людей

Как компании нарушают закон, чтобы не помогать туристам, попавшим в беду

18 июня 2014 в 18:13, просмотров: 9117
Застрахованы от людей
Фото из личного архива.

Вначале — об Ангелине и Кристине Афанасьевых. Читатели нашей газеты очень помогли семье с двумя детьми-инвалидами! Наконец-то куплен прекрасный массажный стол, и детям начали делать реабилитационные процедуры. Кроме денег очень помогает участие незнакомых людей и готовность хоть немного облегчить невыносимо сложную жизнь маленькой семьи. Это лекарство никогда не подводит.

■ ■ ■

29 декабря 2012 года 27-летний Александр Гаврилов прилетел в Хургаду. Вместе с приятелем Алексеем Ткаченко он решил встретить Новый год на берегу Красного моря.

Утром 2 января 2013 года друзья позавтракали и пошли на море, но был сильный ветер, и купание запретили. Тогда приятели направились к бассейну, расположенному на территории гостиницы. Они взяли по бокалу пива, Александр сделал несколько глотков и прыгнул в воду.

По словам Ткаченко, он сразу понял, что что-то случилось, потому что Александр не вынырнул, а на воде появилась кровь. Не теряя времени, он сам прыгнул в бассейн и вытащил товарища на бортик. Стало понятно, что Гаврилов ударился о дно бассейна: у него была разбита голова, и он не чувствовал рук и ног.

Работники отеля вызвали врача. Через полтора часа Александра доставили в местный госпиталь, где сделали рентген, КТ и МРТ. Выяснилось, что у него тяжелая позвоночно-спинальная травма: перелом С4-С5 позвонков с компрессией спинного мозга, развитием тетраплегии (с потерей двигательных функций и чувствительности рук и ног) и т.д.

Оказалось, что Александр нетранспортабелен. Вечером из Каира прилетел нейрохирург, который сказал, что завтра он будет делать операцию. Но на следующий день он не появился. Операцию перенесли еще на день. Но тут у Александра поднялась температура, и операцию снова пришлось отложить. Поэтому сделали ее только 5 января.

Госпиталь в Хургаде. Фото из личного архива.

■ ■ ■

В подобных случаях главное — не упустить время. Операцию необходимо делать без промедления. Врачи считают, что на это есть не более суток, иначе наступают необратимые последствия: паралич конечностей.

Спрашивается, почему операция была сделана с таким катастрофическим опозданием? Ведь на время поездки Александр Гаврилов был застрахован в компании «Альянс» по полису путешественника на 30 тысяч долларов. В эту сумму были включены все медицинские и медико-транспортные расходы.

Сразу после происшествия врачи клиники связались со страховой компанией. А там ответили, что платить за операцию и лечение Гаврилова не будут, потому что тест на алкоголь дал положительный результат.

Один день пребывания в клинике стоил тысячу долларов. За первые два дня заплатил его друг, Алексей Ткаченко, а больше денег у него не было. В это время родители Гаврилова лихорадочно собирали деньги по родственникам и знакомым. Отец Александра, Сергей Михайлович Гаврилов, работал водителем, а мама Любовь Дмитриевна — кассир на железной дороге.

Нужно было собрать без малого тридцать тысяч долларов — сумма для Гавриловых запредельная. Платить пришлось частями. К тому же возникли непредвиденные проблемы с переводом денег, потому что были праздники и банки не работали. Пришлось даже обращаться к российскому консулу в Каире. И только после того, как он гарантировал перевод денег, Александру наконец сделали операцию. Но было уже поздно.

Родители Александра поехать в Египет не могли: у них никогда не было загранпаспорта. Поэтому в Хургаду прилетел его двоюродный брат. А 13 января лечащий врач сказал, что Гаврилова можно перевозить в Россию, но только в медицинском модуле и прямым рейсом. Медицинский модуль — это специальное транспортировочное оборудование, которое помещается в самолет вместо десяти пассажирских кресел.

Решение этого вопроса оказалось дополнительной пыткой. В одной авиакомпании был модуль, но не было билетов. В другой были билеты, но не оказалось модуля. Наконец вопрос был решен. И когда Гавриловы, собрав 400 тысяч рублей, уже ехали покупать билеты, им позвонили из областного минздрава и сказали: завтра совещание, где будет согласован вопрос о покупке билетов за счет бюджета. Гавриловы от забронированных билетов отказались.

А на следующий день им снова позвонили из минздрава и сообщили, что денег не будет и помочь могут только врачами.

29 января прошлого года Александра Гаврилова привезли в Россию. Из аэропорта его доставили в больницу города Видное. Оттуда через полтора месяца — в Центр восстановительного лечения в поселке Голубое. Но через пять дней пришлось возвращаться в Видное: открылся свищ.

Лечение не помогло, поэтому в июне ему сделали операцию в МОНИКИ. Потом снова в Голубое. В декабре родители отвезли сына на лечение в Белоруссию.

Все это время Гавриловым помогали родственники, друзья, знакомые и незнакомые люди, узнавшие о несчастье из бегущей строки на местном телевидении. Хорошо еще, что все лечение в 2013 году проводилось бесплатно — по ОМС. Сами осилить даже поездку в Белоруссию, которая стоила 4 тысячи долларов, Гавриловы были не в состоянии.

Сергею Михайловичу Гаврилову пришлось уволиться с работы, чтобы ухаживать за сыном. Поскольку он постоянно переносит и переворачивает сына, он получил травму спины и теперь сам стал инвалидом. Сейчас в семье три инвалида: Александр — инвалид I группы, а у его родителей — III группа.

Доход семьи 48 тысяч рублей.

Все деньги уходят на лечение сына.

Семья в чудовищных долгах.

Гавриловы в отчаянии, которое усугубляется тем, что ни турагентство «Ларуссия Тур», ни туроператор «Лабиринт», ни страховая компания «Альянс» даже не пытались помочь Александру, а просто бросили его на произвол судьбы в чужой стране.

30 апреля 2013 года Гавриловы получили из египетского посольства письмо следующего содержания: «Посольство Арабской Республики Египет свидетельствует Вам свое уважение и в ответ на Ваше заявление просит направить жалобу в Российские компетентные органы на туристическую компанию, через которую Ваш сын поехал в Египет».

Гаврилов обратился в Замоскворецкий суд с иском к страховой компании. Не сам конечно, а через адвоката. Он просит взыскать медицинские и транспортные расходы в связи с полученной в Египте травмой.

Но страховая компания, судя по всему, платить не собирается. Она ссылается на пункт собственных условий страхования, в котором написано: «не признаются страховыми случаями любые расходы, связанные с травмами, полученными при употреблении алкогольсодержащих веществ».

Перед нами капкан. Получается, что человек, съевший во время путешествия коробку конфет с ликером, выпивший стакан кваса или принявший двадцать капель валерьянки, в случае травмы не может рассчитывать на получение страховки.

Но это, как говорится, финт ушами. В соответствии с российскими законами правовое значение имеет не сам по себе факт употребления алкоголя, а наличие или отсутствие состояния опьянения. Всем понятно, что употребление алкоголя далеко не всегда заканчивается опьянением. Поэтому существуют четкие медицинские критерии опьянения: речь идет не о запахе алкоголя, а о его количестве в крови. Самые жесткие нормы действуют в отношении водителей: более 0,35 промилле.

Страховая компания может ввести запрет на рыжие бакенбарды, на ношение шляпок с вуалью или шмыганье носом. Хотите руководствоваться подобными правилами — пожалуйста. Но только у себя дома. А навязывать это клиентам никто права не имеет, потому что ни в одном законе России таких запретов нет. Как нет и закона, запрещающего купание в гостиничном бассейне после употребления спиртного. Понятно, что речь идет исключительно о ситуациях, не нарушающих общественный порядок. А ныряние в бассейн общественный порядок не нарушает.

Вот если бы Гаврилов, будучи пьяным, сел за руль, тогда отказ страховой компании был бы обоснован, поскольку это запрещено законом. Но в том-то и дело, что Александр ничего не нарушил. И именно для таких случаев и предусмотрена страховка.

Верховный суд России неоднократно разъяснял: страховые компании не имеют права по своему усмотрению расширять приведенный в Гражданском кодексе перечень оснований для отказа в выплате страховки.

Ясно, что причиной введения этих незаконных условий является непреодолимое желание не выплачивать страховку. Ведь во время отдыха человеку свойственно получать удовольствие: одни едят мороженое, а другие пьют пиво или «Вдову Клико». Страховщики придумали бесподобный способ надувательства. Успех обеспечен тем, что не каждый пострадавший знает свои права и идет в суд. Получается, что путешественники — это куры, которые несут золотые яйца.

Но только не у всех путешествие заканчивается так, как у Александра Гаврилова.

■ ■ ■

Семья Гавриловых живет в поселке под Можайском в старом пятиэтажном доме в нескольких шагах от железной дороги. От одного вида этого дома мне стало не по себе. Квартира находится на третьем этаже. Ни лифта, ни пандуса в подъезде нет. Понятно, что государство совершенно не рассчитывает на то, что инвалид I группы 29-летний Александр Гаврилов останется жив. Ведь на пенсию в 9 тысяч рублей человек, наглухо запертый в доме, ни жить, ни существовать не может.

В квартире Гавриловых идеальная чистота и удивительный уют. Не знаю, как это удается, но сразу не поймешь, что там находится тяжелобольной человек.

Александр пал духом. Несмотря на то что у него много друзей, он ничего не хочет и не видит смысла в борьбе с болезнью. Он получил высшее образование, работал, строил планы, путешествовал. А вот жениться и обзавестись детьми не успел.

На следующий день после знакомства с Гавриловыми я начала консультироваться с врачами, чтобы понять, как можно помочь. Выяснилось, что нигде в мире «травма наряльщика» не лечится. Но есть возможность вернуться к активной жизни. Для этого требуются титанические усилия: изнурительные занятия на тренажерах, постоянная тренировка рук и, самое главное, — сопротивление неизбежной депрессии.

Есть немало примеров, когда люди, пережившие такую катастрофу, сумели вернуться к жизни. Но Александру приходится бороться не только с болезнью, но и просто за право существовать. У него нет подходящей коляски, нет нужных тренажеров, и поэтому нет возможности постоянно двигаться вперед. Самим из такой пропасти Гавриловым не выбраться. Они живут в петле долгов, в страхе за жизнь сына и боятся думать о том, что будет завтра.

Немецкая коляска фирмы «Отто Бок» модель А-200 стоит 160 тысяч рублей. Она не только очень маневренная, но и компактная — 57 см в ширину. На ней можно начинать другую жизнь. Но где ее взять?

Для укрепления кистей нужен тренажер «Артромод-Ф». Стоит 275 тысяч рублей. Невыполнимо.

Необходим тренажер «Баланс-тренер». Стоит 352 тысячи 600 рублей. Несбыточная мечта.

Как быть?

Почему такое богатое государство, как Россия, обрекает своих граждан, попавших в беду, на пожизненное заключение в четырех стенах?

Ни один человек сам не может справиться с таким горем. Семья Гавриловых полтора года из последних сил вынуждена бороться не только с болезнью, а еще со страховой компанией и с мертвецким равнодушием системы, безжалостно уничтожающей тех, кто попал в беду.

Гавриловы не жалуются. Они сказали, что никогда не знали, сколько вокруг хороших людей. Но время идет, и силы убывают.

Когда я приехала к Гавриловым, Александр не захотел со мной разговаривать. Поэтому я написала ему письмо. Вот оно.

«Александр, больше всего на свете я не люблю людей, которые произносят бессмысленные слова и дают несбыточные обещания. Поэтому я не буду клясться вам в том, что переверну весь мир и все станет как было. Но я буду искать восточного врачевателя, потому что они знают то, чего не знают западные доктора. Я упрямая. Я верю в то, что найду.

Мне очень хочется когда-нибудь выпить с вами чаю с пирожками и увидеть, как вы улыбаетесь. Возможно, это произойдет нескоро. Ну и что, я подожду. Жизнь стоит того, чтобы сопротивляться даже тогда, когда сопротивление кажется невозможным. Умереть успеем. Нужно постараться обыграть судьбу и сказать себе: я это сделал. И сделать».

А другое письмо — к тем, кто сейчас читает эти строчки.

Семье Гавриловых очень нужна помощь. Без нее они не справятся, а шансы у Александра есть. Построим пандус, купим коляску, и Александр поедет на ней в кругосветное путешествие — сначала вокруг Можайска, далее везде.

Телефон мамы Александра (Любови Дмитреевны Гавриловой) 8-905-700-44-59.

■ ■ ■

Благодарим Юлию Белову, Льва Артёмовича, Сергея, Ольгу Викторовну, Игоря Сергеевича, Наталью, даму с Павелецкой, маму и дочь с Садово-Спасской улицы, Татьяну, Ольгу, Веру Григорьевну, Алексея Анатольевича и всех-всех-всех, кого не сумели назвать.

Звоните нам по телефону 8-926-033-29-85.

E-mail: solominkamk@gmail.com



Партнеры