Как простые американцы становятся египетскими фараонами

К похоронам в США подходят весьма креативно

16 июля 2014 в 12:52, просмотров: 1742

По поверхностному смыслу заголовка может создаться впечатление, что речь ниже пойдет об очередной эпидемии зазнайства американцев. Его у них и так отбавляй. Избранная Богом нация. Второй Рим. (Недаром же разместили свой Конгресс на Капитолии.) Ну, а сейчас захотелось стать и вторым Египтом, приравняв каждого янки к Рамзесу или Тутанхамону. Но нет, мы не о зазнайстве, не о мании величия.

Как простые американцы становятся египетскими фараонами
фото: morguefile .com

В последнее время Америка обрывает телефон Луи Шарбонне. Звонят отовсюду. В основном, директора похоронных домов. Но не только. Так, недавно позвонила одна женщина, которая изъявила желание, чтобы перед схождением в могилу люди увидели ее хлопочущей над кухонной плитой.

Количество звонков резко возросло, когда 12 июня в похоронном доме Шарбонне-Лаба было выставлено тело 53-летней Мириам Барбанк, сидящей за столом с банкой пива «Буш» перед собой в маленькой новоорлеанской корчме, с сигаретой в руках. Так она проводила время большей частью.

История с похоронами Мириам распространилась с быстротой лесного пожара. Из уст в уста и по интернету. Толпы людей штурмовали похоронный дом. Заявки стали поступать аж от похоронных домов Австралии! Эстафету Шарбонне-Лаба подхватил похоронный дом П.Р.Вьювингс в Сан-Хуане. Умершего парамедика выставили за рулем кареты скорой помощи. Другого нарядили под Че Гевару и сунули ему в рот гаванскую сигару.

Скромный могильщик мистер Шарбонне отказывается признать свой приоритет, хотя еще в 1984 году у него хоронили картежника Вилли Стоукса. Он сидел за рулеткой в гробу, похожем на лимузин «Кадиллак Севинг».

То, что сия традиция заквасилась в Новом Орлеане, неудивительно. Этот город всегда вносил фан в похороны. (Джазовая музыка вместо траурной.) Да и похоронный дом мистера Шардонне за 192 года своего существования прославился «поминальными парадами». Он вспоминает: «Буквально на днях у меня здесь играл ансамбль марьячи». Кроме поклонников у Шарбонне появились и завистники. Они обвиняют его в греховности, надругательстве, издевательстве. Но Шарбонне не сдается, тем более что местный священник освящает его практику. И родственники умерших уважают их последнюю волю.

Говорят, что традиции таких похорон перекочевали в Новый Орлеан из Пуэрто-Рико. Первым этому маскараду подвергся 24-летний парень, убитый бандитами. Родственники установили тело погибшего в гостиной. Тело прислонили к стене. Весь тот маскарад назвали «стоящим мертвецом». За ним последовала еще одна жертва бандитов. Ее посадили перед похоронами на мотоцикл. Затем хоронили боксера. Для него соорудили ринг, а самого мертвеца одели как положено, включая боксерские перчатки. Затем пожилую женщину в ее любимом кресле-качалке. «Все это вызвало бум в Пуэрто-Рико, — вспоминает похоронных дел мастер Элзи Родригес. — Люди стали заказывать самые разные похороны, все, что взбредало им в голову. У нас образовалась целая очередь из заказчиков, которые пока еще живы и здоровые».

В Пуэрто-Рико пионером мумификации стал Англе Луис Пантоджас, наследственный похоронщик. Он с 6-летнего возраста наблюдал, как хоронил умерших его отец. «Это не развлечение, не игра, — объясняет госпожа Элзи. — Это помогает семье легче переносить утрату, поскольку она наблюдает умершего в его обычном состоянии, занятии своим любимым делом и выглядящим как живой».

И на Пуэрто-Рико были протесты и интриги. Заводила зависть, ибо подобные похороны давали хорошую прибыль. Минимум 1700 долларов за одни похороны. Дело дошло до суда, в котором приняло участие министерство здравоохранения США. «Высказывались опасения, что начнется конкуренция за более пышные и изощренные сюжеты. К тому же многие заказчики люди преступного мира. У них много шальных денег. Они компрометировали саму идею», — рассказывает Хорге Луго, президент Ассоциации похоронных домов Пуэрто-Рико.

Дошло до того, что подобным макаром стали хоронить и собак. Но эта традиция не прижилась. Затем закон сказал свое слов. Он предписал надежную мумификацию и запретил выставлять тело мумий «в непристойном виде».

Недавно в городе с весьма подходящим названием Механиксбург, штат Огайо, похоронили байкера в прозрачном плексигласовом гробу. Байкер сидит на своем любимом «Харлей-Дэвидсоне». А вот некий Лайонель Батисте отказался лежать в гробу. Дирижер духового оркестра и один из городских щеголей, он, оказывается, не хотел, чтобы люди смотрели на него сверху вниз. Поэтому приходивших проститься с ним он встречал стоя, щеголевато опершись на трость. А совсем недавно хоронили госпожу Микки Ветерлинг, светскую даму и устроительницу общественных вечеринок. По словам ее дочери Нэнси, мать завещала похоронить ее с бокалом шампанского в одной руке и с сигаретой в другой. Причем, ее тело в указанной позе было установлено в фойе исторического театра в Новом Орлеане. Мадам сидела в элегантном кресле.

Читатель, наверное, обратил внимание на то, что среди клиентов «пирамидальных» похоронных домов не было еще и до сих пор нет банкиров и политиков. Оно и понятно. Если их мумифицируют в той любимой ими роли, которую они играли до ухода в ад, то это будет весьма неприглядным зрелищем. Их-то это мало будет волновать. Оттуда не возвращаются. Но каково будет их пока еще живущим коллегам? Тем более, если усопших начнут возить по городам и весям, как царевича Тутанхамона?



Партнеры