Российские ученые выступили на конференции Интерпола с уникальным докладом

Все — на пальцах

24.07.2014 в 18:02, просмотров: 15527

В июне этого года в Лионе, в штаб-квартире Интерпола, прошла восьмая, очередная конференция по дактилоскопии. Российскую науку там представляли Сергей  и Алексей Самищенко. Сергей Степанович Самищенко — едва ли не самый авторитетный отечественный специалист в области дактилоскопии, кандидат медицинских наук, доктор юридических наук, автор «Атласа необычных папиллярных узоров». Алексей Самищенко — аспирант Московского государственного университета приборостроения и информатики.

Российские ученые выступили на конференции Интерпола с уникальным докладом
Сергей Степанович и Алексей Самищенко. Фото из личного архива

В конференции приняли участие представители 50 стран. Доклады были посвящены разным аспектам дактилоскопии от автоматизации дактилоскопического учета до технических вопросов выявления следов рук. Примечательно, что значительную часть участников конференции представляли руководители экспертных подразделений полиции, эксперты и представители фирм, производящих криминалистическую технику. То есть наука, как всегда, оказалась в меньшинстве.

Доклад Сергея и Алексея Самищенко назывался «Распределение узоров на пальцах рук — новые данные». Тема: изучение распределения основных типов папиллярных узоров на пальцах рук. Впервые в мире такие исследования были проведены на массиве около 3 миллионов дактилокарт, что позволило получить статистически достоверную информацию.

В докладе комбинации узоров на пальцах по традиции названы дактилоскопическими формулами.

Итак, существует четыре типа узоров: завитковые, ульнарные петли, радиальные петли и дуги.

Чисто математически четыре типа узоров на 10 пальцах могут составить 1 млн 48 тысяч 576 комбинаций.

А после обработки карт выяснилось, что формул обнаружено только 32 342 — остальные варианты не встретились.

Все формулы авторы доклада свели в единый список и распределили по частоте встречаемости.

На первом месте, как и ожидалось, оказалась самая распространенная формула: десять ульнарных петлевых узоров.

Половина исследованных граждан имели 77 первых по частоте встречаемости формул. А вот у 90 процентов граждан была выявлена тысяча самых распространенных формул, что бесспорно отражает какую-то ранее неизвестную биологическую закономерность. Невозможно даже представить себе, что человечество узнает о себе, когда эта закономерность будет установлена.

Ученые уже высказывали предположения о том, что дактилоскопические формулы напрямую связаны с адаптационными возможностями человека, однако до последнего времени это оставалось лишь гипотезой. Теперь же стало ясно, обладатели каких формул лучше адаптируются в социальной среде. Впервые определены количественные и качественные характеристики практически всех дактилоскопических формул. Таким образом, исследователи установили нормальное популяционное распределение узоров на пальцах на статистически достоверном материале.

Это дает возможность сравнивать формулы любой группы людей — гениев, идиотов, ученых, космонавтов, музыкантов, спортсменов и т.п. — с популяционной нормой. И, соответственно, выявлять и устанавливать отличия формул, что может стать научным основанием для дактилоскопического прогнозирования в различных сферах деятельности человека.

* * *

Ученые обратились к исследованию папиллярных узоров на ладонях рук и стопах ног в конце XIX века. Однако применять эти знания начали лишь с наступлением ХХ века, когда их стали использовать для регистрации преступников, а позднее — в антропологии и медицине. Наибольший социальный эффект дала дактилоскопическая регистрация преступников. Фактически это был первый метод, который позволял однозначно идентифицировать личность человека, поскольку за более чем столетнюю историю дактилоскопии установлено, что двух одинаковых узоров у разных людей на пальцах рук не может быть даже теоретически. Это подтверждается исследованием однояйцовых близнецов, генетические коды которых совершенно идентичны. Так вот: у них наблюдается почти полное сходство узоров на пальцах рук по так называемым общим признакам, а вот частные признаки сугубо индивидуальные, поскольку они формируются во время эмбрионального развития.

Другим интересным направлением являются дерматоглифические исследования в антропологии и медицине. Эти исследования показали генетическую взаимосвязь разных групп населения планеты. Изучались, например, отпечатки ладоней литовцев, русских и эстонцев. Дерматоглифические исследования показали, что генетически литовцы и русские значительно ближе друг к другу, нежели эстонцы и русские.

Установлена взаимосвязь дерматоглифических признаков и некоторых заболеваний — в первую очередь это болезни генетического и психогенного происхождения. Выяснилось, например, что при болезни Дауна имеются четко выраженные изменения в строении узоров.

В последнее время в дактилоскопии и дерматоглифике развивается прогнозирование на основе строения папиллярных узоров. В основе этих исследований лежит гипотеза о четко выраженной взаимосвязи узоров на отдельных пальцах рук с участками головного мозга.

Практически однозначно установлено, что расположение более сложных узоров на правой руке по сравнению с левой означает, что у человека ведущее полушарие мозга левое, и, соответственно, наоборот. При этом известно, что левое полушарие в большей степени отвечает за аналитическую работу мозга, а правое — за чувственные познания действительности. То есть человек с правополушарным мышлением сначала почувствует закономерность и только потом найдет ее объяснение, а человек аналитического склада, то есть левополушарный, сначала проанализирует явление, а потом выведет искомую закономерность.

Например, у Альберта Эйнштейна дактилоскопическая формула правополушарная — когда на левой руке находятся более сложные узоры, чем на правой. Его формула является наиболее часто встречающейся из всех правополушарных формул. Вот и разберись тут: встречается часто, а гений — один на все времена.

Все наиболее часто встречающиеся формулы состоят преимущественно из ульнарных петель и завитков. Однако есть формулы, состоящие из тех же узоров, но встречаются они крайне редко, а некоторые — уникальные. Скажем, если на большом пальце правой руки завиток, а на левой руке — петля, такие формулы встречаются часто. А если завиток и петлю на больших пальцах поменять местами, то формула становится крайне редкой. Например, такое сочетание узоров было у серийного маньяка Чикатило.

* * *

Сергей и Алексей Самищенко впервые изучили 800 тысяч дактилокарт людей, осужденных за хранение и распространение наркотиков. Эту выборку исследователи условно назвали «наркоманы».

Оказалось, что там содержится 3814 формул, которые не встречаются в основном списке формул.

Из них 622 формулы встречаются 2 и более раз.

А 95% формул с преимущественным расположением завитковых узоров на левой руке в базе «наркоманы» встречаются чаще, чем в базе нормального распределения дактоформул. Отсюда можно сделать вывод, что у части людей существует природная предрасположенность к наркомании — и ее можно определить по дактилоскопической формуле. Особенно эффективна такая диагностика в ситуациях с подростками. На языке ученых это называется «первичная манифестация наркомании». Если у подростка, впервые замеченного в употреблении наркотиков, дактилоскопическая формула соответствует формулам группы риска, то вероятность того, что он станет наркоманом, намного выше, чем у тех, кто не имеет таких формул.

Сравнительные исследования дактилоскопических формул очень перспективны и для работы с детьми.

Дело в том, что психология ребенка в большей степени, чем у взрослого, зависит от врожденных свойств высшей нервной деятельности. Важнейшей сферой этой деятельности является мышление. А по мнению большинства ученых, именно оно напрямую связано с особенностями папиллярных узоров. Анализ этих узоров в детском возрасте позволит разработать индивидуальные рекомендации по воспитанию и обучению конкретного ребенка. Но для этого нужно провести колоссальную аналитическую работу, ключевым моментом которой является сравнение психики различных групп детей и их дерматоглифических особенностей.

И есть еще одна сфера нашей жизни, где возможности дактилоскопии и дерматоглифики трудно переоценить. Речь идет о криминалистике. Используя возможности исследований папиллярных узоров, можно получить дополнительную информацию о преступнике или жертве преступления. Сергей и Алексей Самищенко на основе проведенных ими исследований создали программу, которая позволяет установить частоту встречаемости различных сочетаний папиллярных узоров человека, обнаруженных на месте происшествия. Очевидно, что такие данные позволяют существенно сузить круг проверяемых лиц. Допустим, на месте преступления обнаружены отпечатки нескольких пальцев, а в базе данных человека с такими отпечатками не оказалось. В этом случае установление частоты встречаемости узоров и вычисление наиболее вероятной дактилоскопической формулы позволят спрогнозировать некоторые психологические характеристики разыскиваемого человека.

Установлено, что у 70 процентов убийц-маньяков — редкие или необычные дактилоскопические формулы. Такая информация может быть использована в расследовании уголовных дел. На причастность к серии убийств обычно проверяется множество людей. Теперь ясно, что анализ отпечатков пальцев подозреваемых позволит выделить среди них тех, кто с большей вероятностью может оказаться преступником. Важность подобной информации невозможно переоценить: это именно тот случай, когда промедление смерти подобно.

* * *

История учения о папиллярных узорах пальцев рук начинается с исследований итальянского физиолога и анатома Марчелло Мальпиги (1628–1694) и выдающегося чешского физиолога Яна Пуркинье (1787–1869). Мальпиги называют дедом дактилоскопии, а Пуркинье — ее законным отцом.

В 1906 году инспектор Главного тюремного управления России Н.Ф.Лучинский и чиновник этого управления А.Ф.Штакельберг приехали в Германию для знакомства с немецкой системой дактилоскопической регистрации преступников. Эта командировка убедила чиновников в явных преимуществах дактилоскопии перед всеми известными в то время системами, в первую очередь для борьбы с бродяжничеством и установлением личности преступников. И Министерство юстиции приняло решение об учреждении в России Дактилоскопического бюро.

В декабре 1906 года были утверждены «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков». Согласно этим правилам, обязательной дактилоскопии подлежали подозреваемые в преступлениях, которые наказывались лишением всех прав состояния, каторжными работами, а также бродяги.

В интересной работе Шамиля Хазиева «История дактилоскопии в России в 1867–1994 годах» приводится красноречивая история. В Дактилоскопическом бюро обратили внимание на то, что в представленных из Зерентуйской тюрьмы дактилокартах очень много карт, составленных на разных арестантов, но с одинаковыми отпечатками пальцев. Вскоре выяснилось, что начальник тюрьмы не смог лично присутствовать при дактилоскопировании всех заключенных. И он поручил эту работу своему помощнику, при этом разрешив взять в качестве ассистента некоего ссыльно-каторжного, который утверждал, что имеет навыки дактилоскопирования со времен пребывания в Московской пересыльной тюрьме. Во время дактилоскопирования помощник начальника тюрьмы был отозван для приемки провианта. А арестант, желая изготовить побольше дактилокарт, простодушно заполнил множество документов, используя отпечатки одного и то же человека…

* * *

А в российском суде дактилоскопическая экспертиза впервые была представлена в 1912 году, в Санкт-Петербурге, в деле об убийстве провизора Харламовской аптеки.

Судебный следователь доставил в Департамент полиции кусок разбитого стекла от двери аптеки. На нем обнаружили несколько следов пальцев рук. Следователь сделал дактилокарты подозреваемых в убийстве сторожа аптеки Шунько, его знакомого крестьянина Алексеева и крестьянина Н. Он попросил установить, чьи пальцы оставили след на стекле. В Департаменте полиции сличили фотоснимок большого пальца Алексеева с отпечатком на стекле, и стало очевидно, что отпечаток соответствует фотоснимку.

В суде начальник отдела Департамента полиции В.И.Лебедев, который был известным до революции специалистом в области следов рук, рассказал присяжным о дактилоскопии, а заключение проиллюстрировал чертежами, таблицами папиллярных узоров и увеличенными фотографиями.

Присяжные основательно изучили заключение эксперта и задали В.И.Лебедеву много вопросов. Они с лупой считали соединения линий, измеряли расстояние между узорами.

Шунько и Алексеева признали виновными в убийстве и приговорили к каторжным работам. В газетах тотчас появились статьи, в которых говорилось, что наверняка произошла судебная ошибка, поскольку приговор был основан на заключении никому дотоле не ведомой дактилоскопической экспертизы. Но вскоре Алексеев сознался в убийстве провизора. На сей раз журналисты написали о том, что в суде победила наука.

У дактилоскопии — раздела криминалистики, изучающего строение кожных узоров человека с целью идентификации личности по следам на месте происшествия, — есть родная сестра, дерматоглифика. Это раздел морфологии человека, изучающий кожный рельеф ладоней и подошвенных поверхностей стопы человека. Папиллярные линии и узоры закладываются у человека на третьем месяце развития зародыша, не изменяются с возрастом — и многие их особенности передаются по наследству. По этой причине данные дерматоглифики используются криминалистами, судебными медиками — при установлении родства и в случаях спорного отцовства, а также в клинической медицине при раннем диагностировании хромосомных заболеваний.

Дерматоглифика — древняя наука. Индийцы, китайцы, египтяне и жители Вавилона использовали отпечатки пальцев в качестве личной подписи. Со временем на основе науки об узорах возникла оккультная наука хиромантия, то есть гадание по руке. Стоит отметить, что оно не высосано из пальца (смешная игра слов, имея в виду дактилоскопию), а так или иначе — имеет под собой некие объективные основания.

А вот дактилоскопия — вовсе не гадание. Это наука ХХI века. И каждое новое открытие в этой области будет ставить и новые вопросы, работа над которыми приведет человечество к невозможным прежде знаниям.



Партнеры