В карельском "Артеке" ребят учат жизни без курева, пива и матерщины

Спецкор «МК» побывала в лагере

05.09.2014 в 16:50, просмотров: 3342

Можно сколько угодно упрекать «поколение пепси» в пофигизме, говорить, что дети растут рафинированными и апатичными, что они только и делают, что сидят в чатах, и все живое им заменяет компьютерная мышь. 

А можно без нотаций и нудных наставлений дать детям и подросткам возможность проявить свои лучшие качества в условиях, связанных с риском, как это делают в лагере «Большое приключение», который создали известные российские путешественники Дмитрий и Матвей Шпаро. 

Спецкор «МК» побывала в карельском «Артеке», который в этом году отмечает 15-летний юбилей.

В карельском
фото: Светлана Самоделова
В гости к ребятам приехал бессменный напарник Матвея Шпаро по полярным путешествиям Борис Смолин.

Станция Сегежа. 22 часа поездом от Москвы. Экзотика начинается на перроне. Нашу детскую группу ждет видавший виды «пазик», за рулем которого сидит... Тамара, крепкая женщина, затянутая в камуфляж. Спустя два часа мы дружно аплодируем ей за виртуозное вождение по карельскому бездорожью.

«Свобода!» — кричит лопоухий мальчишка, выскакивая на лагерную поляну. Под растянутым куполом парашюта устроена своеобразная кают-компания. Вокруг костра в несколько рядов стоят низкие скамейки, сооруженные из распиленных вдоль бревен. Здесь и начинается инструктаж по технике безопасности, затем ребят ведут показывать хозяйство лагеря. Палатки стоят на деревянных поддонах прямо на берегу озера Мергубское. Самые юные туристы располагаются в бревенчатых домиках. Кругом сосново-еловый лес. Красота!

На вопрос инструктора, чего они ждут от «Большого приключения», слышим: «В городе скучно, хотим экшена!», «Предки достали, а тут тишина», «Приехали испытать себя, струсим или нет на порогах?».

Инструктор прячет улыбку в кулак. Он знает, что будут комары и мошка, дождь, холод и ветер, духота в палатке и тяжелая физическая работа, ссадины и синяки. Но это все впереди... А пока на ребят надевают альпинистское снаряжение. Их ждет веревочный курс. Упражнения на специальном оборудовании из бревен и тросов придется выполнять командой на высоте от 1,5 до 10 метров над землей. В ход идут веревки, карабины, обвязки и руки друга. В одиночку забраться на параллельно висящие над землей бревна невозможно. Преодолеешь свои страхи — окажешься на вершине. Ребята это сравнивают с покорением горы.

Цель занятий: создать из разрозненной группы команду. В поход, где будут мощные пороги и перекаты, должен отправиться сплоченный коллектив.

За несколько дней, проведенных в лагере, мы не видели праздношатающихся детей, настолько плотно составлен у них график занятий. Заканчивается мастер-класс по разведению костра, начинаются занятия по оказанию первой медицинской помощи. Следом ребят учат готовить, собирать катамаран... Потом — добро пожаловать на велодром.

После двухдневной подготовки ребята идут в учебно-тренировочный поход с ночевкой, а следом — в многодневный: пеший, водный, велосипедный или смешанный. Для юных туристов разработано 20 различных по сложности программ на 10, 14, 21 и 28 дней. В этом году добавился тур для юных рыболовов.

Группы в поход провожают всем лагерем. При этом на сосне можно увидеть объявление: «Внимание! Всем группам, идущим по реке Няугу, — на правом берегу видели медведицу с медвежонком! Будьте осторожны!»

«Клево!» — говорят, перемигиваясь, подростки. А потом пишут в журнале группы, который ведут весь поход: «Толком не проснулись, но встали. Завтрак сильно задержался. Дежурные накануне не позаботились о дровах... Правда, после информации о том, что комары не присутствуют в задымленном месте, дрова были всегда». «Замерз как собака, и у меня сильно затекла нога. Комары достали! Хочу теплую ванну и Интернет!» «Жили как на необитаемом острове. Прошли порог сначала передом, потом задом, потом... боком. Интересно, как выглядит катамаран с висящими на нем шестью людьми? Может, как копченая рыба на палке? Или как котлы над костром?..»

Обнимашки на лапу

Изюминка лагеря «Большое приключение» — пешие и лыжные походы с хаски.

В распоряжении ребят — 60 собак уникальной северной породы. Акела, Пират, Вьюга, Буцефал, Кроха, Квитка… Маски на мордах, стоячие уши, крепкое телосложение — были бы вылитые волки, если бы не розовые носы и магические иссиня-голубые глаза, прозрачные, как льдинки.

Хаски появились в детском лагере не случайно. Это чуть ли не единственная порода собак, которые не укусят человека ни при каких обстоятельствах. Хаски жили у чукчей в снеговых домах, согревая своими телами детей. Отсюда и их дружелюбный нрав. К тому же хаски очень чистоплотны и не пахнут псиной.

— Дети их обожают: обнимают, целуют, утыкаются в них носами. Хорошо, что мы постоянно травим собакам глистов, — говорит, улыбаясь, кинолог Анна Золотина, которая, кстати, немало походила на яхте в качестве вахтенного матроса по Атлантике и Арктике. — У хаски нет привязанности к какому-то одному человеку. Дети заходят после похода к ним в вольер, а те радуются им, будто всю жизнь прожили с ними.

Собачьи ошейники и лапы хаски частенько бывают украшены цветными нитками, которые в лагере называют обнимашками. По существующей традиции каждый участник похода получает 20 таких ниток и может подойти к кому хочет, привязать ему нитку, обнять и сказать какие-то добрые слова.

Но, несмотря на добродушные морды, хаски очень близки по натуре к волкам.

— Они бегают как волки — след в след, выстраивают цепочкой следы, общаются с помощью воя. У них развит охотничий инстинкт. Эти бестии не упустят случая, чтобы задавить мелкое животное. Однажды я шла с Райдом, он нырнул в метровый сугроб, через секунду вылетел с мышью в пасти и выплюнул.

Удивляться нечему. Чукчи с весны по осень отпускали собак на волю, они жили исключительно на подножном корму: что поймаешь, то и съешь!

В лагере серебристые красавцы питаются сухим кормом. Отправляясь в поход, дети берут рюкзаки, собаки несут на спине специальные сумочки со своими мисками и металлическим тросом, с помощью которого их за ошейники цепляют к деревьям.

— Дети сами себе выбирают в поход собаку, а бывает, что собака выбирает себе проводника, — говорит Анна Золотина. — Ребенок заходит в вольер, одна хаски на него меньше внимания обращает, а вторая начинает прямо виться у ног, ребенок восклицает: «Это моя собака! Она полюбила меня сразу!» Но часто бывает, что маленькие дети хотят взять в поход большую собаку, например, того же Гектора, тут уж я говорю: «Ну если только верхом!» С такой громадиной 8–9-летним туристам не справиться. В этом случае выбор детей мы все-таки корректируем.

В карельском лесу с хаски на поводке дети открывают для себя другой, ранее неведомый мир.

— Впечатлений у юных туристов, конечно, выше крыши! Хаски — собаки-холерики, темперамент у них бешеный. Они очень азартные, бежать и тянуть у них такой же инстинкт, как есть и спать. Когда дети надевают на них поводок, они орут от нетерпения, ребятня невольно заражается от них энергией. Потом делятся взахлеб впечатлениями: «Моя хаски купаться не хотела, только пила и лапки мочила, а Гектор падал в каждую встречную лужу и лежа полз по ней».

Кинолог предупреждает ребят, что хаски тонко чувствуют настроение человека, с ними надо разговаривать. Эти собаки не лают, в зависимости от настроения издают различные глухие звуки, а также воют.

— У их воя десятки оттенков, — говорит Анна Золотина. — С утра, когда наедятся, они поют «песни сытости». Совершенно другая интонация звучит в голосе, когда они скучают и хотят пообщаться. Когда дети уходят с собаками в поход, а другие остаются, хаски начинают выть истерично. Та же Кроха у нас буквально кричит: «О-е-е-е-ей!» У каждой собаки свой тембр, своя тональность.

Уезжая из лагеря, дети прибегают попрощаться со своими питомцами. Бывает, что льют горькие слезы, до того им не хочется расставаться с обретенным четвероногим другом.

— Один подросток приезжает в лагерь к Крохе уже в третий раз. Ему сейчас 16 лет, на следующий год он собирается приехать в «Большое приключение» на все лето, чтобы работать в вольере уже как волонтер.

С окончанием лета сезон не заканчивается. Лагерь работает круглогодично. В зимних лыжных походах группу сопровождает собачья упряжка. Ребята по очереди пробуют себя в роли каюра и всякий раз поражаются выносливости и смекалке хаски. Такая вот «четвероногая» программа.

«Ребенок — тоже человек!»

За разговорами я не сразу замечаю рыжего мальчишку, с которым мы в одном поезде ехали в лагерь. В вагоне 13-летний Вова, грызя чипсы, слушал Децла. Из наушников доносился речитатив: «Секты, коммунисты, фанатики, фашисты, сексуальные меньшинства, скинхеды, нацисты запутывают нас, свои диктуя манифесты, но они не знают, что мы из другого теста!» Теперь он, открыв рот, смотрит на кота Кошечкина, который на сосне охотится на… белку.

Матерый усатый-полосатый — местная знаменитость.

— Его котенком принесли в лагерь из соседнего поселка Тикша, — рассказывает заместитель лагеря по безопасности, руководитель зимних программ Кирилл Вшивцев. — Тогда как раз был чемпионат мира по хоккею, на воротах стоял вратарь Василий Кошечкин, былинный великан, два метра ростом, 47-й размер ноги. В честь него и назвали кота.

Примечательно, что Кошечкин никогда не видел сородичей, вырос в соседстве с шестью десятками хаски и потому ощущает себя… собакой.

— Питается Кошечкин собачьим кормом, прекрасно знает время кормежки собак, вовремя прибегает к вольеру, лавирует между будками, дразнит собак. Иногда демонстративно садится перед громадным Гермесом спиной, собака скалится, роет землю лапами, а Кошечкин и ухом не ведет, сидит спокойно, вылизывается. Этот хитрюга знает все безопасные «островки» в вольере.

Отобедав, 4-летний котяра нередко охотится на мышей, белок и птиц.

Так же, как бешеной кобыле, Кошечкину «семь верст не крюк». Без труда он отыскивает сотрудников лагеря, которые уходят на рыбалку за несколько километров от лагеря.

— У нас кошка дома не выходит из квартиры. А у Кошечкина — настоящая жизнь! Как и у меня теперь! — признается 14-летний Вадик. — Я целый день провожу в лесу, на озере, у меня тут прорезался нюх, я открыл для себя много новых запахов! Увидел, что у зеленого цвета может быть множество оттенков! Понял, что могу быть смелым. Тут считаются со мной, прислушиваются к моему мнению, ребенок ведь тоже человек!

«Гнездо Петра»

— Успех «Большого приключения» определяют: программа лагеря, карельская природа и люди, которые здесь работают, — говорит инструктор, заслуженный путешественник России, руководитель конной кругосветной экспедиции Петр Плонин. — Каждый из 60 сотрудников сам горит и зажигает ребят.

Петр Федорович в лагере во всех смыслах на высоте. Дом его сооружен на деревьях. Поднимаемся по шаткой деревянной лестнице на высоту 5 метров, откидываем люк, выходим на площадку. Весь лагерь из «гнезда Петра» — как на ладони.

Петр перебирает книги на полке. Выуживает томик с надписью «О чем лают собаки?». Утром он ведет группу ребят из Екатеринбурга в пеший поход с хаски. Петр идет со своим любимцем Арчи, которому уже 7 лет. Все знают: если Петр Федорович в лагере, никто Арчи не берет.

Спрашиваю: какие перемены происходят с ребятами в походе? Инструктор уверен, что детям свойственно взрослеть скачками, а поход вообще как подкидная доска.

— В городе ребята лишены возможности принимать самостоятельные решения, за них все решают взрослые. А в походе все по-другому, тут приходится брать ответственность на себя, заботиться о тех, кто рядом. Терпеть холод и боль, форсировать препятствия. Дети потом говорят: это и есть настоящая жизнь.

Замечает перемены и инструктор Роман, который приезжает в лагерь на два летних месяца, а в остальное время преподает в Самарском государственном техническом университете:

— Меня поразило, насколько дети сначала подражали героям мультиков и компьютерных игр, придумывали даже для себя специальные роли. А в условиях дикой природы абстрактные истины стали конкретными, ребята испытывали реальные эмоции, и «шелуха» в виде игры в мультяшных героев отпала, выдуманная жизнь стала настоящей.

— Кто-то говорит о сложном контингенте, а мне, наоборот, нравится работать с «детьми улиц», с теми, кто стоит на учете в милиции. У них свои виды на жизнь, свои цели, в них чувствуется характер. Эти подростки любители покурить, подраться, но я их ловлю на интересе. Это же здорово — взять порог! Уйти от прижима! Выскочить из бочки! — говорит инструктор Руслан Хрусталев. — В лагере введена трехуровневая система повышения мастерства: программы «первопроходцы», «исследователи», «мастера путешествий». В этом году я водил группу ребят на Кольский полуостров, они приехали в Карелию уже в четвертый раз. Реки серьезные — Винча и Тумча, но я шел и просто отдыхал, они все знали и все умели.

Каша «Особая мергубская с черникой»

В лагере собрана команда единомышленников. Часто те, кто ранее приезжал в лагерь детьми, потом становятся сопровождающими и инструкторами. Мы познакомились с Наташей Борисовой, которая работает на кухне. Девушка закончила экономический университет имени Плеханова, виртуозно играет на виолончели, но, оставив столицу, на все лето приехала работать в лагерь.

— Здесь особая атмосфера, все отношения честнее, искренне, проще, это мои люди, мой мир, — признается Наталья. — В Москве на работе устаешь, а здесь летаешь как на крыльях. Все время на позитиве, все помогают. На следующий год весной пойду на семинар, стану инструктором и буду сама водить группы в походы.

Шеф-повар лагеря Галина Парамонова — вообще уникальная личность, в прошлом учитель географии, альпинистка, за чьими плечами восхождения на Эльбрус, вершины Памиро-Алая, Зеравшанский хребет, экспедиции по поиску снежного человека.

— Единовременно кормим в лагере 270 человек, еще в два раза больше ребят находятся в походах, — говорит Галина. — Стремимся, чтобы дети в лагере оценили здоровое питание. Мы готовим то, что ели наши предки: каши, супы, мясо, рыбу, тушеные овощи, салаты, варим компоты из брусники, черники и шиповника, а не суррогаты, переработанные по десять раз. Мы отошли ото всех «химических» продуктов, которые сейчас так любят дети. К концу похода они сами оценивают, насколько стали румяней, здоровей и энергичней.

Детям, которые уходят в поход, Галина Парамонова рассказывает, как приготовить на раскаленных камнях пресные лепешки.

— Это простое крестьянское блюдо, — говорит шеф-повар. — Требуется замесить тесто на воде, испечь лепешки, смазать их маслом и присыпать хрустящую корочку солью. Дети потом говорят, что не ели ничего вкуснее этих лепешек «с дымком».

Еще каждый ребенок увозит домой фирменный витаминный рецепт Парамоновой «ежики». В ход идут курага, изюм, орехи, мед, лимон, шоколад, сгущенное молоко и тертое печенье. Скатанные шарики украшают кто во что горазд. Ягодой делают глазки, еловыми веточками — ноги, у кого-то на тарелке вырастает целая семья ежиков — с листочком, с шишкой и так далее.

Уезжая из лагеря, ребята с детской непосредственностью делятся в анкете впечатлениями: «Я научился готовить. Дома маме смогу сварить кашу «особую мергубскую с черникой». Да я теперь могу сварить на целый взвод солдат! А командный голос мне пригодится в школе». «Очень полезные умения — перебарывать боль в мышцах и пропускать мимо ушей храп соседей. Всегда пригодится». «Я научилась выживать в грязи, холоде, научилась не мыться несколько дней, ну и более-менее не лениться».

— Да-да, голову в походе мыть было негде, — смеется Света Шуйская. — Погода была прохладная, мы не купались, началась меланхолия. Запах шампуня мерещился повсюду. Кто-то начинал влажными салфетками руки протирать, я, как ищейка, тут же «брала след», принюхивалась, интересовалась: от кого шампунем пахнет?

— Мокрые кроссовки — это тоже здорово! Мы получили контраст ощущений, другие яркие эмоции, — говорит Татьяна Круглик из команды победителей на всероссийской олимпиаде школьников. — Чего стоят пороги Сухой и Кривой на реке Чирка-Кемь! Самым сложным для нас были физические нагрузки, потому что мы привыкли проводить время с книгами. Но никто из «олимпийцев» абсолютно не скучал по компьютерам, потому что было много живого общения. У нас не заканчивались темы для разговоров, не заканчивались песни…

В последний день, когда мы уезжали из лагеря, дождь лил как из ведра. Сидя в палатке, мы слышали, как из многодневного водного похода возвращалась одна из групп. Подходя к лагерю под проливным дождем, они пели гимн России. Каждый мысленно стоял на высшей ступени пьедестала почета.



Партнеры