Консервативная столица России

В Новосибирске борются не с оперой, а с прогрессом

30 марта 2015 в 19:51, просмотров: 13083
Консервативная столица России
фото: Алексей Меринов

Государство победило Театр. По решению министра культуры Владимира Мединского отправили в отставку директора Новосибирского театра оперы и балета Бориса Мездрича. Для тех, кто следил за историей противостояния православной церкви и постановщиков оперы «Тангейзер», эта новость могла стать поводом для удивления. Ведь 10 марта новосибирский суд вынес решение о прекращении административного дела против постановщика оперы и директора театра по причине «отсутствия состава преступления». Тем не менее, заступившись за оскорбленных православных во главе с митрополитом Новосибирским и Бердским Тихоном, министр показал, что решение суда ничтожно, а конечное слово остается за начальником.

Напомню суть истории. Новосибирский митрополит, не посмотрев лично постановку известной оперы середины XIX века в современной интерпретации режиссера Тимофея Кулябина, потребовал от прокуратуры наказать постановщика и дирекцию театра за «использование церковной символики не по назначению». Прокуратура месяц изучала все материалы, тщательно подшивая к делу заключения различных православных экспертов и странным образом игнорируя мнения театральных критиков, деятелей искусства. Очевидно, что художественное качество постановки не имело никакого значения для обвинителей.

Вместе со столичным депутатом Госдумы Николаем Валуевым православные активисты, а также представители ультраправых организаций потребовали от руководства страны разобраться со смутьянами и прочими представителями «пятой колонны». Удивительным образом в то же самое время директора театра уведомили, что руководство страны не желает более его видеть на этом посту.

У новосибирского театра теперь новый руководитель — бизнесмен Владимир Кехман, директор Михайловского театра в Санкт-Петербурге, вовремя высказавшийся против «Тангейзера» и лично Бориса Мездрича: «То, что было сделано в Новосибирском оперном театре, — это кощунство. Я как человек верующий, крещеный, православный, как еврей, воспринимаю это как оскорбление. Это демонстрация внутреннего нечестия в стиле и духе Союза воинствующих безбожников. Не скрою, я разговаривал сегодня с Мездричем, и он мне сказал, что спектакль этот не отдаст и пойдет до конца. Считаю, что он обязан подать в отставку, а спектакль нужно снять с репертуара».

Дальнейшая судьба постановки, интерес к которой новосибирцы доказали кошельком (полный аншлаг на каждом представлении), решена. Новый руководитель с порога заявил о грядущих переменах в театре — первым его решением стала смена названия на «Большой театр Сибири».

Итак, добро пожаловать в новое качество цензуры, для которой любая художественная интерпретация, признанная церковными деятелями нежелательной, наказуема. Боюсь представить, что случится с русской классикой, которая нередко обращалась к церковным образам с, мягко скажем, критической точки зрения. Что станет с произведениями Пушкина, Радищева, Герцена, картинами Перова и Маковского?

Однако, если присмотреться к этой истории с другой стороны, вырисовывается несколько иная картина. Готов поспорить: если бы подобную постановку сделали где-нибудь в Саратове, такого внимания, а главное — сурового решения не было бы. «Тангейзер» погубил город, в котором его решили поставить.

На протяжении всей своей истории Новосибирск являлся символом динамизма, прогресса и созидательной силы, которую российское государство принесло в Сибирь. Основанный в 1893 году, он всего за 70 лет стал городом-миллионником, подвинув на вторую позицию в Книге рекордов Гиннесса американский Чикаго (85 лет). Для сравнения: Нью-Йорку потребовалось для этого 250, Токио — 400, а Москве — 700 лет. В 1950-х годах, задолго до Силиконовой долины в США, в Новосибирске был основан Академгородок. Крупнейший научный центр за Уралом, венец социалистического градопланирования, где концентрация мозгов на квадратный километр выше, чем где бы то ни было в стране, построили всего за два года посреди леса. Десятки крупнейших заводов, сотни предприятий; научные центры, университеты и театр сделали Новосибирск естественным центром притяжения для всей Сибири и ряда регионов соседних стран.

В постсоветский период и вплоть до самого последнего времени Новосибирск оставался особым островком свободы и конструктивного протеста. Традиционно представляя головную боль для «Единой России», Новосибирск был площадкой для политической борьбы, пусть и в рамках вечно сжимающейся политической системы. Да что говорить, если в 2014 году мэром города стал коммунист.

В культурном смысле, пожалуй, нигде больше в России, кроме столиц, нельзя было найти столько ярких инициатив, которые задавали тон и для региона, и для страны в целом. Колоритная, ни на что не похожая «Монстрация», проходящая сегодня в десятках городов России и как минимум в пяти других государствах, зародилась в 2004 году именно в Новосибирске. Сегодня, конечно, это сложно себе представить, но еще несколько лет назад в Новосибирске в первые дни мая на «Монстрацию» выходило в три раза больше граждан, чем на марши КПРФ и «Единой России» вместе взятых.

Напугал власть Новосибирск впервые в 2011 году, когда одновременно с Москвой и Питером там против фальсификаций на выборах в Государственную думу вышли протестовать более 10 тысяч человек. Для российского областного центра, пусть и такого крупного, как Новосибирск, — это нонсенс. И нонсенс крайне опасный, потому что неожиданный. Допускать «произвол», в смысле — формирование функционирующей оппозиции, которая способна требовать от власти диалога и ответа на вопросы, тем более так далеко от Москвы, — непозволительная роскошь в нашем суперцентрализованном, простите, федеративном государстве. Если вы мыслите в категориях «любое проявление несогласия и креатива потенциально опасно для государства», то вполне логично задавить все это на стадии зарождения. Тем более, как мы с вами прекрасно знаем, угроза Майдана, который злые украинцы и их кураторы из США хотят распространить на всю Россию, нависла грозно и, видимо, надолго.

Известно, что лучшая оборона — это нападение. И для борьбы с «революционной скверной» лучшего города, чем Новосибирск, придумать нельзя (столицы не в счет). Ведь, наверное, это отнюдь не совпадение, что единственный депутат Госдумы, осмелившийся проголосовать против присоединения Крыма, и по совместительству активный оппозиционер — Илья Пономарев — из Новосибирска.

Кроме того, Новосибирск уже не раз прославился «склонностью к сепаратизму». В августе 2014 года здесь попытались провести «митинг за федерализацию Сибири», а затем — шествие «за незыблемость конституционного строя», на которых, копируя риторику ДНР и ЛНР, требовали от Москвы больше свободы и полномочий, реализации конституционных прав для регионов. А ранее, в 2013 году, в Новосибирске проходили митинги «Хватит кормить Москву». Конечно, в реальности ни о каком сепаратизме здесь и речи идти не может, зато какой информационный повод: власти успешно остановили попытку «организации Майдана в сердце России».

После «борьбы с Майданом» в Новосибирске началась «борьба с воинствующими атеистами», которые через свое «зловонное» искусство старались разрушить страну изнутри. Сначала не дали Мэрилину Мэнсону провести в городе концерт (кто не знает, Мэнсон — «агент ЦРУ по дестабилизации православного сознания»), а теперь успешно завершили спецоперацию по превращению Новосибирска в консервативную столицу России.

Мне как человеку, родившемуся и выросшему в Новосибирске, отчетливо видны изменения, которые происходят там последние несколько лет. История «Тангейзера» — это даже не история победы средневекового мракобесия в России XXI века; это история вполне системного, целевого уничтожения в России свободомыслия и инициативности. Этот прецедент должны усвоить все — художники, артисты и другие нетрадиционалистские элементы страны: даже решение суда, даже поддержка десятка ведущих деятелей культуры и десятки тысяч подписей в поддержку не спасут вас, если вы идете против той «новой России», которую сейчас строят. России, где нет альтернативной точки зрения не то что в политике, но даже в искусстве. А если вы все же осмелитесь отстаивать иную точку зрения, вас непременно накажут.

Государство победило не только Театр — и даже не сколько Театр, сколько саму возможность прогресса. Новосибирск имел все предпосылки для того, чтобы стать городом, способным тянуть Россию вперед. Теперь этот потенциал будет постепенно пропадать — вместе с тем как лучшие умы, самые прогрессивные граждане, включая перспективных ученых, станут покидать столицу Сибири.

Религиозный тоталитаризм несовместим с прогрессом. Ни в каких других центрах науки и образования такая ситуация просто немыслима: Силиконовая долина, Милтон Кейнс, Мей-ла-Гренобль, Даедук, Гуандун не работают без закона и светской власти. Наше государство, идя рука об руку с не производящими ничего полезного для общества мракобесами, лишает Россию шансов на развитие на годы вперед.



Партнеры