Прокурор попросил для Евгении Васильевой 8 лет условно

Почему улыбалась Евгения Васильева

23 апреля 2015 в 19:49, просмотров: 40057

Прения сторон по громкому уголовному делу Оборонсервиса о хищениях имущества 
Минобороны, которые в четверг состоялись в Пресненском районном суде, закончились... шоком. Гособвинение сочло вину всех фигурантов этого дела — а им во главе с бывшей начальницей Департамента имущественных отношений Минобороны Евгенией Васильевой — вменяется хищение более 3 млрд рублей при продаже недвижимости — полностью доказанной. Несмотря на это, для всех них были запрошены условные сроки наказания.

Прокурор попросил для Евгении Васильевой 8 лет условно
фото: Наталия Губернаторова

Еще до начала прений — одной из заключительных стадий процесса — у здания суда выстроились журналисты, в ожидании главной фигурантка дела Евгении Васильевой. Экс-глава Департамента имущественных отношений военного ведомства (ДИО) приехала в суд, немного опоздав. На этот раз она выглядела строго-официально — в длинном черном пальто, черном брючном костюме, в белоснежной рубашке и галстуке. В зал она зашла бодро и даже улыбнулась.

Как будто знала...

Журналистов, которых из-за большого интереса к процессу, оказалось слишком много, попросили пройти в зал трансляции.

Первым взял слово военный прокурор Юрий Хализов, который еще раз рассказал суть обвинений. По его словам, Васильева использовала свое служебное положение, также воспользовалась реформами в Минобороны и ввела в заблуждение министра обороны для достижения своих преступных целей. Всего речь военного прокурора длилась не более 30 минут. За это время он рассказал, как была построена и действовала система по хищению денежных средств в Минобороны. По его мнению, Васильева управляла своими подчиненными, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй». Таким образом, многие вовлеченные в ее преступный план даже не догадывались, с какой целью их используют. Он также отметил, что в период совершения преступления Васильевой в Минобороны пытались избавиться от убыточных активов и выйти на самоокупаемость.

— Эта идея была благой, — сказал прокурор, добавив при этом, что действия непосредственно подсудимых были направлены на хищение и получение личной выгоды.

Он также еще раз перечислил обвинения, которые вменяются Васильевой.

— Вина доказана по всем эпизодам предъявленного обвинения, — заключил прокурор.

Сторона обвинения заранее договорилась разделить свои речи так, чтобы не повторяться и не утомиться. И следующим слово взяла прокурор Вера Пашковская. Она пояснила суду, что было собрано и проанализировано огромное количество документов и других доказательств. Пашковская также пояснила, что «Васильева создала такую систему, при которой могла осуществлять контроль на всех стадиях». После чего гособвинитель перешла к детальному анализу ролей, которые были распределены между обвиняемыми.

Что касается роли экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, то один из гособвинителей по этому поводу уточнил следующее:

— Васильева ввела Сердюкова в заблуждение относительно права… распоряжения участком в Краснодарском крае, где располагалась база отдыха.

По словам прокурора, в результате этого министр подписал приказ о передаче права собственности на участок, хотя он уже не имел отношения к министерству обороны.

Выступление прокуроров в прениях длилось целый день и от перечисления всех прегрешений, совершенных бывшей чиновницей, которая, к слову, своей вины не признает, все уже порядком устали, дожидаясь, чем же все это закончится.

В конце концов гособвинение заявило, что суд должен приговорить Евгению Васильеву к восьми годам лишения свободы. Именно такое наказание будет соразмерно содеянному — настаивали прокуроры. Кроме того, с Васильевой нужно взыскать 1 млн рублей и лишить ее ордена Почета...

Присутствующие в зале журналисты тут же начали отзваниваться и отписываться в свои издания, и в зале, где находилась пресса, образовалось оживление, за которым многие, кто спешил сообщить новость первыми, даже не поняли, насколько они поторопились.

А в это время прокурор, которая запрашивала сроки наказания, заявила, что к подсудимым можно применить статью 73 УПК — то есть сроки считать условными, да еще и дать им пять лет испытательного срока.

Сказать, что все наблюдатели, поняв то, что произошло, оторопели, — не сказать ничего.

Какие сроки запросила прокуратура для остальных «подельников» Васильевой, в общем-то, теперь совсем не важно. Ясно одно: все они отделались лишь легким испугом.

Не понятно только одно: как все, что произошло в суде в четверг, соотносится с тем, например, что другая фигурантка этого же уголовного дела Динара Билялова, которая пошла на сделку со следствием, во всем призналась и помогала расследовать дело, получила в свое время 4,5 года реального срока?



Партнеры