Мигранты бегут из России

Поуехали тут!

7 декабря 2015 в 16:39, просмотров: 67532

Количество мигрантов в России убывает: по официальным данным ФМС в 2015 году в страну въехало на 600 000 человек меньше, чем в 2014. Мы попытались разобраться в реальном положении дел с мигрантами в стране

Мигранты бегут из России
фото: Наталья Мущинкина

По официальным данным, их больше 17 миллионов: на рынках и на улицах, на заводах и стройках, в общежитиях и «резиновых» квартирах, в метро и собственных подъездах.

Миграционная политика нашей страны похожа на ветреную барышню: с одной стороны, присутствие приезжих экономически выгодно и они желанные гости, а с другой — бедные родственники, которым создали множество препятствий для пересечения границы и осуществления попытки хоть как-то задержаться в России. При этом самым действенным механизмом выдворения нежеланных гостей стала не усердная работа УФМС, а кризис и подскочившие до небес цены. В итоге число гастарбайтеров в полном смысле этого слова уменьшилось, а их портрет в целом улучшился, в том числе и за счет выходцев с Украины...

На самом деле точную цифру узнать сложно: официальные источники утверждают, что за семь месяцев этого года границу РФ пересекло на 600 тысяч человек меньше, чем за 2014 год. Такой расклад вызывает сомнения: по подсчетам УФМС, в нашу страну с начала конфликта на Украине перебралось почти два с половиной миллиона человек. Как в таких условиях можно говорить о сокращении численности мигрантов? Но эксперты уверяют, что верить этим данным особо не стоит: в разное время на всеобщее обозрение выбрасывают удобные числа. Нужно, чтобы их было меньше, — пожалуйста, больше — не вопрос. Попробуем разобраться, как на самом деле выглядит изменчивая реальность.

На минутку представьте себя на месте мигранта-2015. Вы приехали в Москву и всеми силами стараетесь легально удержаться.

Из всех кругов ада, которые проходят приезжие, регистрация — первый. В России применяется адресная система учета: по приезде в чужую страну переселенец должен зарегистрироваться по какому-либо адресу. Хорошо, если у мигранта здесь есть бабушки-дедушки или иные родственники, готовые записать человека на свою жилплощадь, что чаще всего и бывает с украинцами. Во всех остальных случаях голь на выдумку хитра. Можно снять квартиру, но, по опросам москвичей, еще в 2013 году 87% из них не готовы поставить гостя на миграционный учет в своем жилье.

Истории про резиновые квартиры с десятками жильцов не сходят с полос газет до сих пор. Как они выглядят — рассказывать не надо. Со временем ситуация не изменилась, изменились скорее собственники жилплощади. Если раньше это были россияне, то со временем мигранты взяли ситуацию в свои руки и сами начали сдавать жилье. У дверей московского филиала миграционного центра в деревне Сахарово мы встретили Эмиля из Азербайджана. Год назад он приехал в Подмосковье, после перевез жену с дочкой.

— Сосед из моего села снял трехкомнатную квартиру в Железнодорожном через посредника за 30 тысяч, — рассказал мужчина, — сам жил с женой и двумя детьми, две комнаты сдавал. Я там жил, отдавал 5 тысяч. Нас там десять человек ютилось. Но потом с работой более-менее стало, сам снял небольшую квартиру, перевез жену...

С другой стороны, как рассказал нам гендиректор оценочной компании «Справедливая стоимость» Вадим Ткаченко, за определенный период времени выросло целое поколение достаточно состоятельных выходцев из Средней Азии, которые смогли, например, получить жилье в дар от спутниц или спутников своей жизни. Теперь им есть куда привезти свою большую семью. По словам эксперта, «однушки» с 10 родственниками — довольно частое явление.

Когда стало ясно, что с миллионами мигрантов, ютящихся в крохотных московских квартирах, нужно что-то делать, тут же нашлась альтернатива. В 2008 году приезжим разрешили вставать на учет по месту работы, в том числе в нежилых помещениях. К ним относятся бывшие, снятые с балансов предприятий общежития, подвальные помещения, заброшенные строения и прочие приспособленные помещения. В этом случае на попятную шли сами арендодатели, которые скрывали факт аренды, присваивая себе оплату за жилье, и селили в небольших помещениях огромное число людей. Но и это послабление отменили с 2014 года: в силу вступил запрет на передачу муниципального пустующего жилья.

Великий и могучий

Даже если вы каким-то чудом смогли снять квартиру, плотность заселения которой меньше, чем десять человек на квадратный метр, то это только начало.

Те, кто приехал не к бабушке на пироги, а намерен в России поправить свое материальное положение, приступают к поиску работы. Поэтому следующим шагом является получение патента, для которого необходимо сдать экзамен. С 1 января этого года мигранты, по идее, должны были стать грамотными: для успешной сдачи экзамена нужно знать русский язык, основные исторические вехи развития нашей страны, а также основы законодательства.

— Тесты, которые сдают мигранты, различаются по уровням сложности, — рассказал руководитель центра исследований и разработок Школы образовательной подготовки мигрантов Александр Коновалов. — Самый легкий сдают для получения патента. Для его прохождения мигранту нужно знать всего 800 слов — это уровень троечника по английскому языку.

Александр говорит, что приезжий прежде всего должен решать свои бытовые вопросы: как купить еду в магазине, заполнить заявление на работу или сделать фото в ателье. А для этого элементарного уровня как раз достаточно.

— Процент несдавших невелик, — уверяет Коновалов. — Например, на одном из экзаменов в начале ноября из 17 человек не сдало только трое. Сложность вызывают в основном разделы по истории и законодательству. В целом поток сдающих сейчас меньше, чем в начале года.

Поток снизился по нескольким причинам. Во-первых, к концу года уже закончились квоты для приезжих. При наличии квот число сдающих было на порядок выше — по 70 человек в день. Во-вторых, из-за повышения стоимости жизни в Москве многие мигранты из Средней Азии предпочли вернуться домой.

Как же получается: экзамен по русскому языку есть, а в переходах и на рынках мы все равно слышим иностранную речь с южным колоритом? Опять же надо понимать, что такое 800 слов. Но это только одна сторона медали.

«Если условия тестирования вас не устраивают или вы хотите как можно скорее получить гражданство, — не стесняясь, рассуждают на одном из сайтов юридической (!) помощи, — то вы можете купить сертификат по русскому языку для иностранных граждан на нашем сайте. Стоимость сертификата составляет 6000 рублей».

— К нам приходили люди с грустными историями, — продолжает Коновалов. — Они пытались обойти систему: находили сайты, где им предлагали гарантированно сделать сертификат без их присутствия. Нужно было только перевести деньги. Как только они это делали, сайт исчезал и деньги с ним.

фото: Геннадий Черкасов

Шесть тысяч рублей — это, видимо, плата за нежелание лишний раз поработать головой. В реальности цены за экзамен несколько иные: при сдаче на патент на общих основаниях придется выложить 4900 рублей, жителям Донецка и Луганска — 2500. Если же у граждан Украины есть аттестат с оценкой по русскому языку, полученный до 1 сентября 1991 года, то заплатить придется всего 1200 рублей.

— Выходцев из Украины сейчас много, все больше едут из западной части страны. Объясняют просто: мы не хотим воевать, это не наша война. Готовы работать где угодно, хоть на Чукотке, лишь бы не брать в руки оружие, — рассуждает Коновалов.

Вообще, на таком экзамене украинцы явно в лучшем положении: русский они знают практически как родной. При нас за парту сели две девушки из Незалежной. Они работают в московском банке и знают русский прекрасно, поэтому проблем со сдачей на вид на жительство у них явно не будет.

Не болей, мигрант!

И вот вы уже легальный мигрант с официальным сертификатом по русскому языку. Теперь можно и патент покупать для официального устройства на работу. Однако не торопитесь: для получения заветного патента кроме сертификата о знании языка нужно еще несколько документов. Это полис добровольного медицинского страхования «мигрант-4» и две медицинские справки о вашем здоровье.

Здесь все совсем просто: объявлений об оформлении таких справок «быстро и недорого» сотни и в метро, и в электричках, и на улицах. Порядка 80% справок, как показывает статистика, являются поддельными или купленными. Звоним в одну из таких фирм.

— Мы делаем сразу весь пакет документов для патента, — рассказывает вежливый мужской голос. — Стоить будет все сразу 16 000 рублей. Справку и полис ДМС мы делаем сами, все это в сумму входит, врачей вы в глаза не увидите.

При этом в саму справку входят не такие уж и ненужные анализы: на сифилис, СПИД, туберкулез, ЗППП, а также заключение нарколога-психиатра. Чтобы исключить оформление «левых» справок, власти пришли к решению: для патента будут принимать только те медицинские справки, которые выданы в специальном медицинском блоке для обследования мигрантов в Сахарове. Справки из других учреждений при оформлении теперь приниматься не будут. Таким образом пытаются достигнуть стопроцентной легальности медицинских документов, но, как видно из всевозможных объявлений, до этого еще как до второго пришествия.

фото: Иван Скрипалев

В целом патент теперь обходится мигрантам в 14,5 тысячи — если они проживают в Москве, и 35 тысяч — если в Московской области. При этом каждый месяц документ необходимо продлевать за 4 тысячи рублей. Итого легальное проживание обойдется мигранту в 62,5 тысячи рублей за патент в первый год. Не каждый сможет выложить такую сумму, и некоторые мигранты предпочитают платить ежемесячно участковому по 1–2 тысячи рублей.

Пора домой

Естественно, что подобное завышение стоимости оформления патента привело к его непопулярности среди мигрантов. Число приезжих, решивших играть по правилам, уменьшилось на 30% по сравнению с прошлым годом. При этом в Москве количество поставленных на учет этом году иностранных граждан составило почти две тысячи человек.

Но существует и иная тенденция, о которой нам рассказали сами работодатели. С введением ужесточенной системы регистрации некоторые приезжие, занимающиеся простым трудом — уборкой улиц или мойкой, — не выдержали накала страстей и вернулись домой.

— Это только одна из причин, — уточняет Вадим Ткаченко. — Большую лепту в процесс возвращения рабочих на родину внесло падение рубля. Дело в том, что мигранты меняли полученные деньги на доллары. Даже если это, скажем, казах, то он не станет бегать и искать по Москве обменник на тенге, это малоконвертируемая валюта. Все равно все переводили средства в доллары. При этом рубли в пересчете на доллары — это настолько невыгодно, что им проще работать там, у себя дома.

Повлияло на отток мигрантов и столь заметное удорожание жизни в Москве: почти все цены выросли в два с половиной раза.

— Те мигранты, которые смогли закрепиться на работе, например, сторожа, получающие по 30–40 тысяч, и это плата фиксированная, смогли пережить процесс удорожания, — говорит Ткаченко. — Остальные, которые больше занимались сезонной работой, например, стройкой, вынуждены были уехать. Вы пройдитесь по Ярославскому шоссе, там в два раза меньше стоит так называемых гастарбайтеров.

Однако на этом история не заканчивается. Как рассказали нам в Школе образовательной подготовки мигрантов, по известным им данным статистики по Киргизии, возвращение на родину не принесло переселенцам искомой стабильности.

— Мы ждем второй волны приезжих из Средней Азии и Ближнего Востока, — считает Александр Коновалов. — Дело в том, что в их странах цены ниже, но нет никаких гарантий и уверенности в завтрашнем дне. Здесь же, при официальном устройстве, есть и спецодежда, и зарплата, они уверены, что им будет чем накормить ребенка.

Поможем по-братски

Кризисная ситуация в жизни мигрантов началась в декабре прошлого года. Параллельно в России росло число беженцев из соседней Украины.

По данным на 1 февраля 2015 года, из Незалежной в нашу страну переехало более 2,5 миллиона человек, при этом 800 тысяч из них — переселенцы из зоны боевых действий Донбасса и Луганска.

При этом часть украинцев все-таки надеется задержаться подольше. Однако сделать это не так просто. Для получения гордого звания гражданина Российской Федерации необходимо для начала стать обладателем разрешения на временное проживание, а затем вида на жительство. Весь процесс может занять около двух лет. При этом людям надо банально где-то жить и что-то есть. Возникает вопрос: чье место займут два миллиона гостей из братской республики?

— На самом деле на нынешнем положении вещей на трудовом рынке такой приток сильно не отразится, — заявляет Ткаченко. — Украинцы всегда занимали нишу работников более квалифицированных, чем те же самые мигранты из Средней Азии. А сейчас уже существуют данные Минтруда и УФМС о том, что беженцы с Донбасса и Украины в целом не займут позиции, утерянные с уходом гастарбайтеров, и это несмотря на большое количество освободившихся мест. Согласно этим же данным, освободившиеся должности занимают граждане России.

Вадим отметил также, что по Москве ходит негласное правило: брать на рабочие места по уборке территории и на подобные позиции исключительно россиян.

— По моему личному опыту, — продолжает Вадим, — среди компаний, занимающихся клининговыми услугами, бытует мнение, что качество работы выходцев с Украины сильно хромает, к ним много нареканий. С одной стороны, в силу сложившихся обстоятельств они готовы браться за любую работу, но с другой — почему-то не хотят работать.

В этом может крыться психологическая причина: вынужденная миграция, такая же, какая происходит сейчас с беженцами из Сирии, накладывает свой отпечаток. В такой ситуации люди начинают ощущать себя жертвами и больше рассчитывать на льготы и преференции со стороны властей, и это сказывается на качестве работы.

Ситуацию, сложившуюся с гражданами Украины в нашей стране, можно сравнить с процессом импортозамещения. Россияне, привыкшие работать в чистых и уютных офисах, даже при наличии свободных мест в более низких по статусу сферах, не ринутся туда толпой. Не побегут и те, кто в офисах не был и занимается менее престижным, по общему мнению, трудом. Объяснение в принципе простое — «нас к этому приучили». Чтобы соотечественники массово побежали заполнять места, освободившиеся от мигрантов, нужно какое-то сильное социальное потрясение.

— Это, например, война, — предполагает Вадим. — После Великой Отечественной войны люди не гнушались никакой работой. Довести до метлы может и бедность: когда ситуация будет безысходной, тогда, может, положение на рынке в этой области изменится.

Действительно, с Украины сейчас едут в большинстве своем квалифицированные рабочие.

— 80% приезжающих сейчас в Россию — это молодые семьи, с образованием, экономисты или программисты, как мы с мужем, — рассказала нам украинка Дарья. — Остальные — это в основном строители. На работу устроиться легко, потому что все знают русский язык. У моего мужа было около 25 собеседований в сфере IT в Москве, и ему только на трех отказали из-за того, что он украинец.

Дарья отметила, что отсутствие документов не является преградой для работодателя. Если предупредить, что в настоящий момент занимаешься оформлением патента, то без проблем берут на испытательный срок.

При этом, если судить по последним событиям, Россия ужесточает миграционную политику в отношении мигрантов с Украины. С 1 декабря все украинцы, находящиеся на территории России и не определившиеся со статусом, автоматически становятся нелегалами и будут выдворены за территорию страны. Плюс недавно в СМИ прошла информация о закрытии пунктов временного пребывания.

— Пока их никто закрывать не будет, — прокомментировал ситуацию эксперт фонда «Миграция XXI век» Василий Кравцов. — Это было предварительное постановление. Более того, УФМС обратилось в Минфин за дополнительным финансированием подобных пунктов. Да, идет определенное ужесточение законодательства, но вряд ли это скажется на количестве находящихся в России украинских мигрантов. Ситуация будет скорее другой — увеличится число нелегально прибывающих людей. Да, их будут выявлять, закрывать им въезд. Но, учитывая, что у нас граница с Украиной не особо охраняется, это не будет препятствием для возвращения. Учитывая, что на их родине положение ухудшается, они не покинут территорию России.

Любит — не любит

— С этого года политика в отношении мигрантов из Средней Азии ужесточилась так, что хуже уже некуда, — говорит Кравцов. — Приезжий тратит средства на оформление патента, на его продление, на проживание. Чтобы иметь возможность существовать в нашей стране, он, по самым скромным подсчетам, должен получать около 40 тысяч ежемесячно, иначе ему просто невыгодно здесь жить.

При этом, как замечает эксперт, в самой системе выдворения могут быть ошибки. Были случаи, когда людей выселяли по ошибке. Обратиться к адвокату или выписать его из родной страны весьма затруднительно.

Неужели мы настолько в шоколаде, что мигранты экономике уже просто не нужны?

В том-то и дело, — заключает Кравцов, — что нужны. В скором времени количество трудоспособного населения будет уменьшаться, а заменить его некем.

Был шанс легализовать украинцев: они знают русский язык, более квалифицированны. Но по какой-то причине этого не сделали: с 1 декабря их стали также вносить в запретные списки. Остаются так называемые гастарбайтеры, которых выселяют из страны пачками и которым практически невозможно легально устроиться. Кого мы будем звать? Граждан из Европы? Не думаю...

Причина столь нелогичного поведения в том, что само УФМС работает скорее как полицейский орган, следуя букве закона. Как подтверждает эксперт, ведомство не заглядывает вдаль и не берет в расчет экономику... С другой стороны, нелегалы — это тоже отдельный бизнес.

— Если смотреть со стороны властей, то они вроде бы поддерживают своих, русских людей, — рассуждает Ткаченко. — Но при этом понимают, что таджики — это более дешевая и менее привередливая рабочая сила. Поэтому присутствие таких людей, пусть и нелегально, выгодно.

Бизнесменам же, по словам собеседника, удобно платить меньше налогов, меньше тратить на фонд заработной платы, экономить на НДФЛ и социальных отчислениях. И хотя данный вид заработка подпадает и под административную, и даже под уголовную ответственность, никто не боится наказания. На нелегальность работодатели отвечают, скажем так, неофициальным общением с полицией с применением денежных средств. Все, как всегда, упирается в деньги, и такое «ужесточение» можно скорее назвать плачевной стабильностью...



Партнеры