От Хорошавина до Гайзера: Новый год в тюрьме встречают весело

Заключенные и сотрудники ФСИН поведали о чудесах, которые случаются даже в СИЗО

31 декабря 2015 в 11:13, просмотров: 12253

Губернатор Сахалина Хорошавин, бизнесмен Полонский, глава Коми Гайзер, студентка Караулова, экс-главный тюремщик Реймер, бывший глава ГУЭБиПК Сугробов - все эти люди будут праздновать Новый год в СИЗО. Ни наличие баснословных счетов в офшорах, ни бывшая власть, ни влиятельные друзья, ни родные не способны дать им то, что будет на новый год в любой простой семье.

И все же Новый год - время чудес, разве нет? Мы собрали новогодние истории от конвоиров, тюремщиков, бывших и нынешних арестантов и узнали рецепты тюремного новогоднего стола.

Новый год не сдержать ни судебным вердиктом, ни решетками. А значит, все заключенные России (коих почти 700 тысяч) тоже будут его праздновать. С той только разницей, что загадают они одно-единственное желание - освободиться.

А взрывы салютов на улице, доносящиеся до камер, будут эхом отдаваться в глубине сердца, заставляя думать о доме, семье… И сложнее всего арестантам будет не выдавать сокамерникам нахлынувшие чувства, оберегая от заразной тоски...

От Хорошавина до Гайзера: Новый год в тюрьме встречают весело

Рассказ конвоира: «Новый год мы встретили в суде – я, мужик, адвокат и судья»

- Я вез мужчину средних лет в суд, - говорит сотрудник московского конвойного полка полиции Александр. - Было 31 декабря. Всего в этот день мы развезли человек 300. Жуткие пробки по всей Москве, мы двигались со скоростью черепахи. Я злился как никогда. Жена оборвала все телефоны. Я обещал, что вернусь хотя бы к проводам строго года, то есть к 22.00. Но шел уже одиннадцатый час.

Наконец мы в суде. Все происходят мучительно долго. Я готов был убить этого мужика (его лицо было мне знакомо – видел по телевизору, но всяких известных арестантов мы возим каждый день, так что привыкаешь).

Он, кажется, верил, что судья сейчас его отпустит. Скажет, мол, будешь под подпиской или домашним арестом. Новый год же вот-вот!

Судья была женщиной средних лет, c совершенно каменным лицом. Она будто не слышала ничего из тех аргументов, что приводил этот мужик и его адвокат. Стрелки приближались к полуночи. Я не верил своим глазам! Почему она не спешит домой? У нее что – нет не только сердца, но и дома

Новый год мы встретили в суде – я, мужик, адвокат и судья. Ровно в 00.15 она зачитала постановление – взять под стражу. Везти мужика надо было в «Матросскую тишину». Это еще минут 40 как минимум, плюс там «разгрузка», которая займет не меньше часа-двух.

Мне уже было все равно. «Пошли, что ли?» - сказал я заключенному. А он неожиданно так спокойно и радостно: «С Новым годом вас!».

Посмотрел я на него, и что-то перевернулось. Я подумал, если вот он находит в себе силы празднику радоваться, то что же я? Я вот на свободе, у меня дома стол накрыт, жена ждет. «С Новым годом! Дай Бог он будет не самым плохим!» - сказал я ему. И потом когда высаживал из конвойной машины, пока никто не видел - обнял его.

Новый год в камерах "Матросской тишины"

Рассказ тюремщика: «Один заключенный оделся Дедом Морозом, кошку нарядили Снегурочкой»

- Новый год за решеткой совершенно такой же день, как обычно, с той только разницей, что отбой не в 22.00, а после полуночи. Заключенным дается возможность послушать поздравление президента и бой курантов.

Сотрудники очень не любят дежурить в новогоднюю ночь. Многие напиваются, буянят. У нас было несколько очень неприятных инцидентов в Новый год… Ну, например, на следующее утро поверяющие обнаружили в коридорах пустые бутылки из-под шампанского и водки. Однажды выяснилось, что надзиратель в новогоднюю ночь зашел в камеру и пил (а потом пел песни и танцевал) там вместе с заключенными. За что потом был, конечно же, уволен.

Для самих заключенных такой сотрудник, конечно, находка – хоть какая-то радость в праздник. А в целом новогодние дни ассоциируются с отсутствием писем (цензоры не работают), передач и свиданий, возможности заказать что-то в интернет магазине.

Однажды на Новый год выпала моя смена. И вот захожу я с проверкой в одну проблемную камеру (она большая, на 40 заключенных, и там все с рецидивом). И вот там они из листков бумаги сделали огромные буквы и выложили слово «Новый год», нашли где-то искусственную елку, нарядили ее, один заключенный переоделся Дедом Морозом, кошку нарядили Снегурочкой.

Я как увидел – то ли плакать, то ли смеяться. Ну, думаю, всех вас ждет карцер теперь. А потом повернул голову и обомлел. На противоположной стене заключенные нарисовали красивейшую икону Божьей Матери и у ее ног себя, молящихся. И подпись: «Храни наших матерей, жен и детей».

Такая благодать меня при виде этой иконы охватила! Словами не описать. Стоял я как завороженный, ни слова не промолвил. И зэки молчали. Я потом оглядел каждого и будто увидел всю их жизнь, всю его боль, все мечты и надежды. Стал после этого каждый будто родной. Мне в ту новогоднюю ночь казалось, что Бог явил мне чудо своей любви.

Рассказ Ивана Миронова: «Майор ждал, когда мы его попросим не выключать телевизор»

Иван Миронов - бывший заключенный, ныне писатель и адвокат. Был арестован по подозрению в попытке убийства глав РАО ЭС Анатолия Чубайса, оправдан.

- Я помню свой Новый год в СИЗО до мелочей. В предпоследний день уходящего года была смена старлея. Ему лет тридцать пять. Всегда искренне вежлив, всегда с участием и сочувствием относившийся к арестантам. Служба вертухаем ему явно претила, он всегда неловко улыбался, словно извиняясь за свои шевроны. Зэки его любили, за глаза не поносили и оберегали от хамства.

На вечернюю проверку старлей вошел в хату с пушистой сосновой лапой. Его лицо предвкушало удовольствие от произведенного сюрприза. “С наступающим вас Новым годом!”– четко, громко, по-офицерски поздравил, вручив лапник.

Мы поблагодарили, заставив старлея пожалеть, что не притащил елку. Дабы продлить неотвратимое увядание, лапник опустили в бутылку с водой, которая обновлялась каждый час. Вместо игрушек решили украсить карамелью в ярких фантиках, но пестрые бумажки лишь скрадывали живую красоту.

Тридцать первого с утра мы принялись за генеральную уборку и помывочные процедуры. К вечеру хата блистала, застиранные футболки сменились модным новьем, воздух разряжал французский афтершейв. Дело оставалось за «поляной» и выпивкой. Праздничный стол, самодельный, из полочек, был накрыт «скатертью» - глянцевым журнальным разворотом с рекламой какого-то тихоокеанского курорта.

Новогоднее меню состояло из рыбной и колбасной нарезки, сырной тарелки и аккуратно расчлененных фруктов. Не хватало только традиционных фужеров с игристым янтарем. Но и здесь новогодний антураж был соблюден неукоснительно. Из пустых пластиковых бутылок мы вырезали новогодний “хрусталь”, а вместо шампанского своего часа в холодильнике дожидался двухлитровый «Буратино».

Итак, все было готово - оставалось под бой курантов загадать одно на всех желание: домой.

Вскоре пришла проверка. Майор был явно нетрезв. Он видел с душою накрытый стол, “изящные бокалы” c «Буратино», он не мог про себя не отметить наш безукоризненный внешний вид, веселые лица без тени тюремной скуки и горчинки самопального хмеля.

Он видел праздник, ему недоступный, даже с его двумя полосками и звездой. Он ерзал глазами, убегая от наших, в которых боялся увидеть жалость за очередной отмеренный год его скучной жизни. Но у него еще оставался шанс показать свою власть. Он ждал, когда мы его попросим не выключать телевизор. Неестественно зависнув в молчаливом ожидании, через секунд двадцать майор выдавил: «Телевизор сегодня до часу». И снова тишина. Майор вжал шею и выскочил из камеры.

Разлили «Буратино», выслушали президента, а когда защелкали куранты, вздрогнули… за Новый год, освобождение и близких. Кто-то пытался говорить, но тосты казались такими же бутафорскими, как хрусталь и шампанское. Поймали тишину. По телевизору гуляла Красная площадь, за решеткой взрывались салюты. Слово офицера – кремень! Майор погасил телевизор ровно в час ночи…

А я вспомнил фразу “будущее осуществляется сначала в мечтах, потом в воле, а потом в реальности». И начал мечтать. Сила веры сделал чудо: меня вскоре освободили и полностью оправдали.

Рассказ заключенного Сергея Полонского: «В Камбодже мне передали елку»

-Так уж пришлось, что уже два новых года праздновал в тюрьме. 2013 и 2014-ый. В первый раз - когда задержали из-за инцидента с моряками, второй – по запросу российской стороны.

Тюрьма в Камбодже отличается от российской тем, что там нет странных запретов, что существует у нас. Вот, к примеру, без всяких проблем мне передали большую искусственную елку. Мы нарядили ее с сокамерниками. В саму новогоднюю ночь пели песни под гитару.

Полонский отмечает Новый год в тюрьме в Камбодже

На фото, что нам передали близкие Полонского - его камера в тюрьме в Камбодже в Новый год. Аквариум с рыбками, елка со светящейся гирляндой, огромная удобная кровать вместо нар, гитара и даже планшет. Да уж, это не российская тюрьма.

- Один Новый год мы отмечали на острове, - рассказывает гражданская жена Сергея Ольга Дерипаско, – Заснули в лодке. Просыпается – на часах 23.45! Мы быстрее к берегу, там открыли шампанское, я подсунула Сергею бумажку и ручку, чтобы желание загадал. Потом мы спали и запили шампанским.

Не знаю, что загадал он, но мое точно сбылось. Я пожелала, чтобы он сделал мне предложение. И он сделал это прямо во время суда, из клетки! Это было неожиданно и романтично. Он соорудил кольцо из консервной банки. У меня такое же – сделала по его «рецепту». Новогоднее чудо исполнилось!

Рецепты новогоднего стола российского арестанта

«Селедка под шубой». Традиционное для новогоднего стола блюдо за решеткой сделать не просто, потому что нет необходимых ингредиентов. Вот как выкручиваются арестанты.

Яйца – обычно в камере всегда есть «диетчик», которому полагается вареное яйцо на обед. Яйца он не ест, а собирает для салата к общему новогоднему столу.

Картошка - ее вылавливают из баланды, которых подавали накануне. Эту картошку вымачивают сутки, чтобы она не пахла кислой капустой.

Свекла и морковка - их можно купить в интернет-магазине, но сварить только в электрическом чайнике. За процессом варки нужно все время следить, чтобы чайник не сгорел и не взорвался.

Торт «банан за решеткой». Понадобится 2-3 пачки песочного печенья, 2-3 пачки сливочного масла, банка сметаны, бананы, шоколад.

Печенье перемалывается в муку - для этого берется железная миска и железная кружка, которой толчем. Добавляем масло. Все это перемешивается. Выкладываем слой, смазываем сметаной и затем нарезанные кружочками бананы. Так несколько слоев. Сверху натирается шоколад на пластиковую терку.



Партнеры