В СИЗО «Матросская тишина» установлены новые рекорды по голодовке

Правда, результатов в расследовании дел арестантов это не принесло

14 февраля 2016 в 16:05, просмотров: 4485

Печальная участь постигла двух заключенных «Матросской тишины», продержавшихся на голодовке 30 и 35 дней соответственно. Один из арестантов сошел с ума и был помещен в психбольницу, второй в тяжелом состоянии попал в отделение интенсивной терапии.

В СИЗО «Матросская тишина» установлены новые рекорды по голодовке
фото: Михаил Ковалев

Как стало известно «МК», обычно заключенные голодают максимум неделю. До сих пор больше всех продержалась Надежда Савченко и «узник» Болотной Сергей Кривов (они тоже находились в этом СИЗО). Арестанты голодали больше двух месяцев, но позволяли себе вливать в кровь глюкозу и поддерживающие жизнь препараты. Нынешние голодающие «Матросской тишины» - Ильдар Шарафутдинов и Дмитрий Колесников - отказались от глюкозы. Оба протестовали против действий следователей.

Шарафутдинов (его подозревают в грабеже) в какой-то момент стал бредить, утверждать, что уже и президент волнуется, что он так долго голодает. Мужчину пришлось госпитализировать в психбольницу «Бутырки». Колесников (парень подозревается в убийстве тёщи, сотрудницы Роснефти и её троих детей, но вины своей не признает) потерял больше 15 килограмм веса и не смог даже вставать с кровати. В итоге его госпитализировали в отделение интенсивной терапии больницы.

Примечательно, что никто из надзирающих органов не провел беседу с этими голодающими, никакой реакции от силовых ведомств не поступило. С учетом этого правозащитники разработали проект документа, который обяжет руководство СИЗО, где есть голодающие, не просто извещать об этом факте МВД РФ, прокуратуру, СК, но и получать мотивированные ответы от них (в частности — будут ли выполнены требования заключенного, а если не будут, то по какой причине).

Комментарии члена ОНК Москвы Максима Пешкова:

- Голодовка - не самый лучший способ добиваться изменения процессуальных решений. Но к сожалению, в случае безысходности обвиняемые прибегают к ней, как к инструменту привлечения внимания к нарушениям, допущенными по его делу. Однако сегодня никакой реакции на это не бывает. Более того, некоторые следователи заявляют заключенному: «Умрешь, нам будет проще дело закрыть». Мы настаиваем, чтобы при объявлении голодовки прокурор, надзирающий за ходом расследования дела, проводил ревизию принятых процессуальных решений и подтверждал законность (или незаконность) их принятия следователем.



Партнеры