Почему руководитель Союза журналистов Казахстана оказался за решеткой

Арестован? Значит, точно преступник!

3 марта 2016 в 18:57, просмотров: 5956

В состоянии глубокого шока вот уже который день пребывает журналистское сообщество Казахстана. Один из самых авторитетных людей в мире республиканских СМИ, многолетний председатель Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев был в конце зимы внезапно арестован Национальным бюро по противодействию коррупции. Но еще более шокирующими, чем сам факт ареста, являются его обстоятельства. «Борцы с коррупцией» во всеуслышание объявили журналиста «преступником» уже в момент его задержания. Мысль о том, что подобный ярлык к человеку можно приклеивать только после решения суда, в голову им, видимо, не пришла.

Почему руководитель Союза журналистов Казахстана оказался за решеткой
Сейтказы Матаев.

Я общался с Сейтказы Матаевым всего несколько раз в жизни. И было это очень давно: в период, когда в начале 90‑х он в течение нескольких лет работал пресс-секретарем президента Нурсултана Назарбаева. Но я следил за дальнейшей карьерой Матаева, знал о его репутации человека, который никогда не играл в политические игры, но зато всегда был готов помочь своим попавшим в беду коллегам-журналистам.

А журналисты в Казахстане «попадают в беду», к сожалению, очень и очень часто. Назарбаевский Казахстан — это, конечно, никакая не «жестокая диктатура», как это иногда пишут в западных СМИ. Но политические нравы здесь были и остаются очень суровыми. Если журналист осмеливается написать что-то «обидное» про какого-нибудь начальника, то на голову «писаки» с немалой долей вероятности могут обрушиться суровые репрессии.

Возьмем, например, один из последних «интересных» случаев. Как подтвердили правоохранительные органы, в феврале 2015 года в резиденции акима (губернатора) Павлодарской области была изнасилована девушка. Как вы думаете, кто после этого оказался за решеткой? Вовсе не друг сына губернатора, который столь «вольно» обошелся с молодой особой. Дело об изнасиловании было закрыто «за примирением сторон». А в тюрьму сел редактор местной газеты Ярослав Голышкин, который занимался журналистским расследованием происшествия. Его обвинили в «попытке шантажа» губернатора области и осудили на восемь лет колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Я не знаю, пытался ли Сейтказы Матаев помочь Ярославу Голышкину. Но я знаю, что, будучи «своим человеком» и для журналистского сообщества, и для властных структур, Матаев не раз играл роль посредника, сглаживателя конфликтов, можно даже сказать, покровителя своих коллег. И вот теперь помощь требуется ему самому. В конце февраля Сейтказы Матаев был арестован. В посвященном этому аресту официальном заявлении Бюро по противодействию коррупции содержится в том числе и такая фраза: «Совершенные Матаевым коррупционные и экономические преступления являются тяжкими».

Осознав, что оно совершило промах в духе бериевской юстиции, Бюро по противодействию коррупции попыталось было отыграть назад. Но то, в какой манере это было сделано, лишь усилило подозрения по поводу добросовестности и компетентности «борцов с коррупцией». «Почему ваше ведомство в пресс-релизе нарушило презумпцию невиновности?» — поинтересовалось местное интернет-СМИ Ratel.kz у зампреда Нацбюро по противодействию коррупции Талгата Татубаева.

Вот ответ чиновника: «В пресс-релизе говорится, что Сейтказы Матаев подозревается в тяжких преступлениях, мы не хотели никого этим обидеть. Мы нарушили бы презумпцию невиновности, если бы сказали, что он совершил эти преступления. А мы всего лишь объяснили, что статьи, которые инкриминируются г-ну Матаеву, являются тяжкими». Прочитав это «честное-честное заявление», я подумал: может быть, мне и половине казахстанских журналистов действительно что-то померещилось? Но нет, в заявлении на сайте антикоррупционного бюро по-прежнему можно прочитать скандальную фразу про «преступления Матаева».

В отличие от «честных профессионалов» из казахстанского Бюро по противодействию коррупции я не собираюсь предвосхищать решение суда и делать безапелляционные выводы о виновности или невиновности Сейтказы Матаева. Я собираюсь говорить лишь о фактах. А факты таковы: подавляющая часть казахстанского журналистского сообщества не верит в официальную версию дела Матаева.

Во что тогда верят местные журналисты? Самая распространенная версия — попытка рейдерского захвата собственности. Союзу журналистов Казахстана принадлежат очень привлекательные здания в центре Алма-Аты и в центре нынешней столицы республики — Астаны. Возможно, на них нашелся влиятельный желающий. Есть еще версия о попытке запугивания журналистского сообщества со стороны отдельных элементов политической элиты республики. Возможно, кто-то из клановых лидеров уже готовится к уходу президента Назарбаева и стремится заранее согнуть в бараний рог СМИ республики.

В любом случае я твердо убежден: Нурсултану Назарбаеву стоит лично разобраться во всех перипетиях дела своего бывшего пресс-секретаря. В последнее время в Казахстане обозначилась очень тревожная тенденция. Пока президент не стукнет кулаком по столу, и пальцем не пошевельнут, чтобы исправить прямо-таки вопиющие безобразия.

Например, недавно президенту пришлось жестко высказаться на тему языковой дискриминации русскоязычных граждан со стороны чрезмерно ретивых госслужащих: «Если гражданин обратился на русском, значит, ответ должен быть предоставлен на русском! Того, кто отвечает на казахском тому, кто спрашивает на русском, уволить показательно!». Прекрасно, что Назарбаев сделал такое заявление. Тем самым Нурсултан Абишевич еще раз подтвердил свой статус гаранта межнационального мира в республике. Но почему проблема не была решена на более низких уровнях?

А тем временем давление общественности в деле Матаева сделало свое дело. Руководителю Союза журналистов Казахстана изменили меру пресечения на домашний арест. Перенесший гипертонический криз Сейтказы Матаев лежит сейчас в больнице — лежит и ждет свершения правосудия. Хочется верить, что не напрасно.



Партнеры