Скандал в деле Хорошавина: судят чекиста, разоблачившего итальянскую мафию

Его обвиняют в обещании посредничества во взятке

27 ноября 2016 в 20:25, просмотров: 24325

У стен «Матросской Тишины» стоит красивая женщина в черном. Ее можно увидеть здесь и ранним утром, и поздним вечером. Она рассказывает, точнее, поет, про своего мужа — полковника ФСБ России Владимира Заречнева. Женщина даже сняла клип, где падает на снег, плачет и заламывает руки, молясь за своего супруга-чекиста.

Сам Заречнев тоже почти киноактер: документальный фильм про его внедрение в итальянскую мафию используется в качестве обучающего пособия для молодых сотрудников ФСБ. Именно об этой спецоперации как об одной из главных заслуг докладывал в начале 90‑х лично министр госбезопасности РФ на заседании тогда еще Верховного Совета.

Но былые заслуги перед страной не спасли Заречнева: его арестовали вслед за экс-губернатором Сахалина Александром Хорошавиным, вменив редкую статью — обещание посредничества во взятке. Даже сидит орденоносный полковник ФСБ в одном изоляторе вместе с Хорошавиным (только в разных камерах). И если судьба бывшего главы региона пока под вопросом, то дело Заречнева уже начал рассматривать Московский военный гарнизонный суд.

Как переплелись судьбы чекиста и губернатора — в расследовании «МК».

Скандал в деле Хорошавина: судят чекиста, разоблачившего итальянскую мафию
Полковник ФСБ и его супруга.

Фальшивые миллионы итальянской мафии

61-летний Владимир Заречнев в СИЗО 99/1 («кремлевский централ») ровно два года. Арестовали его уже после задержания губернатора Сахалина Александра Хорошавина и его команды. И хоть у всех у них разные обвинения, историю Заречнева связывают напрямую с делом Хорошавина. Но об этом чуть ниже.

Заречнева с самого начала бросились защищать ветераны МУРа и спецслужб. Причем так, что даже оплачивают ипотеку, которую полковник взял до ареста. Поясняют просто: дескать, считают его живой легендой.

— Когда я работал в МУРе, мы проводили несколько спецопераций с КГБ, — рассказывает председатель правления межрегиональной общественной организации ветеранов оперативных служб Алексей Дарков. — Я был со стороны МУРа, а Заречнев — со стороны КГБ. Сколько мы с ним крупных партий оружия изъяли! Помню, в одном случае нашли в доме в районе Садового кольца гранатомет «Муха», несколько автоматов и 22 кг аммонита — этого было достаточно, чтобы вся Петровка, 38, взлетела на воздух. Благодаря ему задержали в Москве стюарда международных рейсов, который провез через «Шереметьево» 55 «стволов». Таможенники его знали, потому, ничего не подозревая, помогли ему сумку на тележку поднять — тяжесть была такая, что потом мы вдвоем с напарником ее еле тащили. Когда КГБ развалился, Владимир пару лет был не у дел. Но и тогда он помогал нам. Ему было просто интересно с нами: сыщик у него «в крови сидел». В 1994 году мы поехали на задержание вора в законе Павла Захарова по кличке Цируль, который курировал метадоновый канал поставки в Россию. Владимир — с нами. Операция проходила в Жостове, где у вора был особняк. Он был вооружен, под наркотиками — у него даже в вене был катетер, чтобы вливать туда зелье. Владимир нам тогда сильно помог, вора мы вместе привезли в Москву. Правда, мы не смогли доказать убийство вора в законе по кличке Вася Очко в Ялте — тогда Украина уже не входила в состав СССР, и была разобщенность между спецслужбами двух стран. А Захаров, к сведению, умер потом в «Лефортово».

Но в самой знаковой (причем в масштабах всей страны) спецоперации Заречнев участвовал один.

— Итальянская мафия решила забросить на территорию постсоветского пространства фальшивые доллары, — рассказывает глава подразделения УКГБ по Москве и Московской области Михаил Поляков. — Они «пробивали» рынок. По агентурным данным, первый транш должен был составить 10 миллионов долларов. В те годы — а шел 1992‑й — баснословные деньги. Потом суммы должны были быть еще больше. Если бы все удалось, то экономика страны рухнула бы окончательно. Итальянцы нашли рынок сбыта фальшивок: отдельные персонажи готовы были покупать каждые 100 «левых» долларов за половину стоимости настоящих, то есть по 50. Деньги печатались в Италии, а перевозили их в Москву в легковых автомобилях, в схронах. Когда к нам поступили агентурные данные, первые 10 миллионов уже были ввезены. Владимир Семенович получил приказ — обезвредить. Для этого он под видом покупателя фальшивок внедрился в итальянскую мафию. Риск для жизни был огромнейший. По нашим данным, у итальянцев было серьезное прикрытие — им помогали итальянские спецслужбы.

— А еще их прикрывали донецкие бандиты, — говорит один из непосредственных участников операции, бывший сотрудник КГБ и действующий сотрудник спецслужб Александр. — Это мы поняли из их телефонных переговоров. Сами фальшивки перевозились через Украину, так что итальянцам нужна была поддержка местного криминала. В телефонных переговорах речь шла о вооруженной поддержке. В общем, Владимир выступил в роли криминального авторитета, которому нужно 500 тысяч долларов для оплаты труда рабочих на стройках Москвы. Я был якобы его бухгалтером. Встречи с итальянцами проходили в гостинице «Космос». Владимир в основном ходил на них один. Он купил первую маленькую партию, буквально несколько десятков купюр по 100 и 50 долларов, сделал вид, что изучил их качество и остался доволен. Они убедились в серьезности наших намерений и назначили время и дату основной сделки.

Мы, конечно, контролировали весь ход операции, была наружка и все прочее, но, помню, был момент, когда мы потеряли объект — то есть Заречнева — из виду. Больше двух часов не знали, где он. Заречнев сработал просто блестяще, благодаря ему мы всех задержали 6 декабря. Все проходило на стоянке рядом с гостиницей «Украина», — добавляет Александр. — Помню красивый черный чемодан, в котором они принесли полмиллиона фальшивых долларов... Мы объективно понимали, что за всей «сделкой» наблюдают спецслужбы Италии и вооруженные донецкие бандиты.

Как проходило само задержание, участники молчат. И в ответ на вопрос, лилась ли кровь, просто кивают головой.

Итальянцев осудили, дали им по 7–9 лет, и они свой срок отбыли «от звонка до звонка» в российских тюрьмах. А спустя три месяца после задержания «макаронников» в России пришла новость: в Швейцарии схватили представителей итальянских спецслужб, которые признались, что были авторами идеи с фальшивыми долларами.

— Заречневу дали премию, — говорит Александр. — Но ее хватило только на выпить и закусить. Мы тогда мало совсем получали, могли себе позволить джинсы и простой свитер. А во время спецоперации Владимир ходил на встречи с итальянцами одетый по последней моде — костюмы от «Версаче», ботинки «Роберто Кавалли». Вещи, которые были на нем, — из «оперативного гардероба». И вот мы шутили, что купить что-то подобное на премию не могли. Но зато Владимиру дали орден!

Орден «За личное мужество» Заречневу вручал лично председатель КГБ. А потом министр безопасности РФ Виктор Баранников, отчитываясь за операцию Заречнева в Верховном Совете, назвал ее уникальной. Сохранилась даже архивная видеозапись этого выступления. О самой спецоперации сняли документальный фильм, который видел практически каждый чекист.

— Это обучающее пособие по внедрению в иностранную мафию и работе в ней фактически без прикрытия, — говорит источник в ФСБ. — В свободном доступе фильма нет. Там раскрываются многие особенности такой работы. Причем почти все это сейчас используется сотрудниками, несмотря на то что с момента спецоперации Заречнева прошло почти четверть века. И когда мы узнали, что легендарного для нас чекиста-разведчика посадили, мы даже не поверили.

Арестом удивлены были даже многие правоохранители: орденоносный Заречнев, человек уже немолодой, у него проблемы со здоровьем (отсутствует селезенка и т.д.). Какая надобность была сразу помещать его в СИЗО? Тем более что статья УК более чем странная — даже не «посредничество во взятке», а только «обещание посредничества во взятке».

Сплетни про главного чекиста Сахалина

После того как развалилось КГБ, Заречнев несколько лет поработал в разведке. А потом ушел оттуда и создал международный общественный фонд «Правопорядок-центр». Как гласит устав, организация занимается оказанием помощи семьям сотрудников правоохранительных органов, погибших при исполнении служебного долга.

— В 1997‑м он сказал мне, что восстановился в ФСБ, — вспоминает Дарков. — Показал удостоверение. И его «прикрепили» к его же фонду. То есть внешне ничего не изменилось, он как был президент фонда, так и остался, но на него теперь уже были официально возложены задачи чекиста. Какие именно? Скажем так: по предотвращению проникновения в правоохранительные органы деструктивных элементов.

В феврале 2014 года в московский офис фонда Заречнева пришли двое — бывший сотрудник ФСБ Константин Уваров и его приятель Валерий Михеев. Они сказали, что представляют интересы неких сахалинских бизнесменов и ищут покупателей для акций Корсаковского морского порта. Обещали процент со сделки.

— Фонд по уставу имеет право заниматься коммерческой деятельностью, — продолжает Дарков. — Вообще, вы представляете, что такое работа фонда? Это постоянные мероприятия, встречи, участие в самых разных проектах, поиск денег, отработка грантов и т.д. К Заречневу все время приходили люди. И вот когда среди таких «ходоков» оказались эти двое, он ничуть не насторожился. А они знали про его многочисленные связи и что он на Сахалине собирается филиал открывать, недавно даже сам был там. В общем, Володя нашел покупателей на акции, но когда Уваров и Михеев снова пришли, то сказали: акции — это уже неинтересно, нужно срочно выяснить, отзывается ли лицензия у некоего банка. Сказали, дескать, сотрудники ФСБ создают этому банку проблемы. Заречнев все выяснил и успокоил, сказав, что пока отзыва лицензии не предвидится. Они так обрадовались, что заявили буквально следующее: «Нам выделили 1 миллион долларов, половину мы забираем себя, а половина — в фонд». Деньги так и не были перечислены.

Потом они снова пришли и попросили уже заняться личностью Стручкова — тогда начальника управления ФСБ Сахалинской области. Сказали, что именно он мешает их поручителям (фамилии сахалинских бизнесменов тогда еще не называли) и вообще человек он нехороший, почти что преступник. Рассказали даже истории про то, как главный чекист Сахалина чуть ли не насиловал своих подчиненных-женщин. В общем, «ходоки» просили сместить его с должности. Заречнев сказал, что назначения подобных чиновников являются прерогативой Президента и этим заниматься он не будет. Относительно компромата пояснил: «Приносите все материалы — если он действительно преступник, я передам это в УСБ ФСБ». Они принесли на двух страничках какую-то справку, он посмотрел и сказал: выбросьте это! Понимаете, есть информация, а есть сплетня. Так вот они принесли распечатанные на бумаги сплетни. Никакой цены за смещение Стручкова он им не назначал, ничего не обещал, а вменили ему «Обещание посредничества во взятке».

В конце апреля «ходоки» исчезли. А Заречнева продолжали дергать люди по вопросам акций и банка. В августе один из сотрудников фонда нашел Уварова и Михеева, назначил им встречу, чтобы узнать, чем в итоге кончится дело и будут ли переведены в фонд те самые 500 тысяч. Скорее всего, эта «заинтересованность» в деньгах и стала поводом для появления новой статьи — «Вымогательство».

— Позже Заречнев сам позвонил одному из «поручителей» этих ходоков — Владимиру Гостеву, спросил: они вам-то хоть деньги вернули? — рассказывает свидетель по делу. — Потом еще была встреча, которую назначили они сами, стали говорить, что денег нет. Заречнев просто сказал «нет так нет» и ушел.

Вот, собственно, и вся история. А в октябре Заречневу вменили первую статью «Обещание посредничества во взятке» и сразу арестовали, несмотря на протесты прокурора, в январе во время продления ареста — «Вымогательство», а совсем недавно все переквалифицировали в «Покушение на мошенничество».

«Обещание жениться» в деле Хорошавина

Как связаны дело Заречнева и дело Хорошавина?

Если в двух словах и предельно просто: следствие предполагает, что взятки и губернатору, и чекисту предлагали одни и те же бизнесмены. Типа есть губернатор, который «присматривает» за областью, и есть начальник управления ФСБ, который «присматривает» в том числе за самим губернатором. И вот якобы к Заречневу бизнесмены обратились с просьбой поспособствовать «убрать» главного чекиста, чтобы тот не мешал главному топ-менеджеру региона.

По версии следствия, дело было так: компания «Энергострой» занималась мошенничествами, являясь подрядчиком при строительстве блока Южно-Сахалинской ТЭЦ. Уличило ее местное управление ФСБ. И вот чтобы помешать расследованию, представители компании попытались снять с поста главу УФСБ, генерала Игоря Стручкова, с помощью Заречнева. Выяснилось также, что при заключении контракта на строительство блока Южно-Сахалинской ТЭЦ якобы получили «откаты» высокопоставленные чиновники, включая губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина. В итоге арестованы были все. Но если Хорошавину предъявили получение взятки, то Заречневу, повторю, — «Обещание посредничества во взяточничестве».

— Это очень чуднАя статья в УК (ч. 5 ст. 291.1), она появилась не так давно в рамках ужесточения наказания за коррупцию, — говорит Дарков. — Она полностью противоречит концепции добровольного отказа от намерения совершить преступные действия. Она подразумевает, что человек должен следить за каждым словом, за каждой мыслью! Как можно судить за мысль?

Следствие, видимо, учло это мнение защитников Заречнева и именно потому 27 января 2016 года переквалифицировало статью на «Покушение на мошенничество». Потерпевших в деле Заречнева нет. Бизнесмен Гостев тоже сидит в СИЗО, настаивает на своей невиновности: дескать, если идея дать взятку Заречневу у него и была, то он от нее отказался.

И дело Хорошавина, и дело Заречнева ведет один и тот же следователь СКР — генерал-майор Сергей Чернышев.

— Дело странное и мутное, — вздыхают коллеги чекиста Заречнева. — Вроде как все строится на показаниях известного бизнесмена Николая Крана. Якобы это он и его друг Владимир Гостев подсылали других к Заречневу и Хорошавину с «непристойными» предложениями. Но Кран скоропостижно скончался… Что будет теперь? Никто не знает.

«Плач Ярославны» в «кремлевском централе»

«Молюсь, чтоб все твои враги пошли ко дну. Молюсь за воина и за святую Русь. Ведь ты спасал людей так много раз...».

Ради мужа Юлия сняла целый клип-молитву.

Песню с такими словами написала жена Заречнева, Юлия. Даже сняла клип, в котором она сама плачет, молится и в буквальном смысле слова катается по снегу. Песня стала своего рода гимном всего «кремлевского централа», точнее, жен и матерей тех военных, которые там сидят.

— Когда Владимира посадили, я 10 дней читала Библию, молитвы, — рассказывает Юлия. — И после этого родилась песня. Я пою о том, что наши мужья-воины были оклеветаны. Но правда восторжествует, и они отомстят за наши слезы.

Юля рассказывает, как познакомилась с Владимиром в 2006 году на одном из благотворительных проектов его фонда. Они тогда вместе ездили по воинским частям, встречались с семьями погибших (Юля выступала как концертмейстер, продюсер).

— Потом он признался, что женщин никогда не брал в такие поездки, — говорит она. — С ними много мороки. Им ведь нужны комфортные, а не походные условия. А меня он взял, потому что во мне увидел больше бойца, чем девушку. Ну а потом я была покорена им, его характером, прямотой, душевностью. Несмотря на большую разницу в возрасте — мне 38, — мы влюбились друг в друга, поженились.

Юля все время плачет, когда только начинает говорить о муже. И хоть прошло уже два года с момента его ареста, привыкнуть к этому никак не может.

— То, что сейчас происходит, очень тяжело для меня. В СК запугивали, что все ордена и звания Владимира отберут. Негласно говорили, что он вообще сядет на 10 лет и ждать его смысла не имеет. Не каждая женщина может выдержать такое серьезное испытание. Обидно, что мой муж помогал всем нуждающимся сотрудникам ФСБ, а когда с ним беда — никто из этого ведомства вроде как не услышал и не увидел — помогают только те, что из других спецслужб.

В недрах того самого ведомства от Заречнева как будто бы открещиваются. Был человек — и нет его. Был легендой — и все забыли. Как так произошло? Чекисты в оправдание говорят: мол, времена сейчас такие — каждый сам за себя…





Партнеры