Мастер асбурда: прокурор обозначил пробелы в версии Улюкаева

В Замоскворецком суде идут заключительные стадии судебного процесса

5 декабря 2017 в 21:05, просмотров: 3069

Беспрецедентное решение по делу о взятке экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева может уже на следующей неделе вынести Замоскворецкий районный суд. Напомним, что на одном из заключительных этапов судебного разбирательства, 4 декабря, гособвинение запросило для Улюкаева 10 лет колонии особого режима и штраф в пятикратном размере от суммы взятки. 

Мастер асбурда: прокурор обозначил пробелы в версии Улюкаева
фото: Наталия Губернаторова

Напомним, что в понедельник, 4 декабря, в Замоскворецком районном суде начались прения сторон, на которых гособвинение и команда экс-министра еще раз выступили со своими позициями.

Результатом прений стал срок, который для экс-чиновника запросила сторона обвинения. Итак, прокурор попросил суд дать 10 лет колонии строго режима, выписать штраф в размере 500 миллионов рублей (к слову, у экс-министра ранее были арестованы 15 объектов недвижимости и принадлежащие ему средства на сумму не менее 564 миллионов рублей), а также лишить экс-чиновника всех госнаград.

Прокурор Борис Непорожный напомнил фабулу дела и тезисно пояснил, почему считает вину экс-министра «полностью доказанной». Так, например, он пояснил, что Улюкаев, который неоднократно заявлял, что стал жертвой провокации, во время процесса ни разу не сказал, почему глава «Роснефти» Игорь Сечин должен был бы его оговорить.

- Вражды между Сечиным и Улюкаевым не имелось. Сечин неоднократно дарил сувениры, а тот посылал ему открытки, - заявил прокурор.

Также по словам Непорожного, несмотря на то, что разговор Сечина и Улюкаева во время следственного эксперимента на Софийской набережной 14 ноября 2016 года велся в завуалированной форме, оба прекрасно понимали о чем идет речь. По словам прокурора, версия Улюкаева, что якобы разговор шёл о сборе денег на выкуп акций — абсурдна. Ведь приватизация акций, должна была состояться только в декабре. Также не понятно прокурору, почему Улюкаев взяв сумку с вином, так и не поблагодарил Сечина за «подарок». 

- Потому что признал как причитающееся ему, не требующее благодарности, - заявил гособвинитель.

Итак, сторона обвинения запросила срок уточнив, что при этом были учтены корыстные побуждения экс-чиновника. По словам Непорожного, судя по арестованному имуществу, Улюкаев «не испытывал нужды, а просто катался как сыр в масле». Также по словам прокурора, своими действиями экс-министр опорочил государство, которое представлял будучи на высокопоставленном посту.

Позиция самого Улюкаева не изменилась - ничего нового суду он сообщить не смог. Он продолжил настаивать на том, что стал жертвой провокации и попросил суд оправдать его.  

На следующем заседании, которое состоится четверг 7 декабря, прения сторон продолжатся — ожидается, что выступил еще одна защитница экс-министра, которая пропустила предыдущее заседание из-за болезни. 

Руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев:

- Показания Улюкаева противоречивы, и противоречивость тут не только в вопросе о влиянии министра на сделку по приватизации. Противоречивость и в том, что сперва мы слышим версию о том, что деньги предназначались для премирования сотрудников Министерства экономического развития, которые делали сверхурочную работу и которые якобы должны получать неформальные премии, поскольку вынуждены были работать в интенсивном режиме. А потом мы услышали, что денег, по мнению Улюкаева, не было вообще! Мол, он ожидал, что в сумке будет вино, и так далее.

То есть внутренних противоречий в показания хватает. Хватает их и непосредственно в показаниях о провоцировании на взятку: мол, это устроили, чтобы министр не мог повлиять на сделку. Мог ли министр оказать влияние на сделку, не мог ли? Были ли у кого-то основания для какого-то сведения с ним счетов, не было ли таких оснований? Зависела от него судьба этой сделки или он просто выполнял решения вышестоящего руководства? В показаниях на этот счет много нестыковок с основной линией защиты, заключавшейся в том, что взятку давать не имело смысла.

Когда прокурор потребовал 10 лет для Улюкаева, а Улюкаев, в свою очередь, потребовал привлечь Сечина за оговор, противоречивость его линии обороны была наглядна. И мне кажется, что и сам он, и его защита изначально не имели какой-то целостной концепции действий – эта концепция формировалась уже в процессе, в том числе «методом проб и ошибок». Улюкаев и его адвокаты на что-то ситуативно реагировали, и линия защиты менялась. Вот и получилось то, что получилось.

Мария Карпухина



Партнеры